<< предыдущая заметка следующая заметка >>

07 октября 2011
Висим-Пермь - места вдохновения


Написал новый рассказ, ушла неделя, из которых рабочих было три дня. Это нормально, так раньше и писалась. Решил посмотреть в архиве на ленту обновлений и обнаружил, что это первый большой рассказ за последние НЕСКОЛЬКО лет. Кошмар. Впрочем, даже и рассказ сам не полностью художественный, а причудивая смесь были и выдумки. Начинается он так:

Последние годы мне совсем не пишется. По многим причинам, но это так. И писательскому «я» все хуже от этого факта. Грустно до тоски, обидно до расстройства. Так что где-то в глубине я уже не первый год лелею мечту уехать куда-то в глушь, где нет никого и ничего привычного, что привычно отвлекает от творчества и работы. Сначала хотелось найти такую глушь поближе, чтобы не было технических трудностей с визами, паспортами и перелетами. Хотя, конечно, соблазнительнее по примеру того же Янна Мартела умотать в какую-нибудь индийскую деревеньку и сидеть там писать роман…

Но я отвлекаюсь на свои малоинтересные писательские страдания.

Время шло, решимости вырваться из привычной обстановки и куда-то уехать все не хватало, но не так давно обстоятельства стали меняться…

Прочитать рассказ полностью уже можно по этой ссылке, а я не хочу сейчас о нем рассказывать (хоть и есть о чем), хочу показать наш «Висим». Как раз гулял по нему, закончив рассказ и вспоминая то удивительное ощущение завершенной работы. «Висим» — это место, где родилось почти все, что я написал до этого момента. «Висим» — маленький удаленный район Мотовилихи, расположенный на высоком холме рядом с прудами и полями-лесами. Еще недавно у нас даже общественного транспорта не было. Когда жена приехала в первый раз, то первым делом спросила, а почему «висим»? Кто висит? Я не сразу понял, о чем речь. А ведь правда, для непермяков это слово звучит как «мы находимся в подвешенном состоянии». При этом я ни разу даже и не воспринимал это слово так! Думаю, Пермь — единственное место, где слово «висим» — означает район и остановку, а никак не глагол.

Висим очень красив. Сейчас, на несколько недель снова оказавшись здесь, я это вижу особенно ясно. Все эти золотые листья под ногами, деревья, овраги и холмы, родники, поля, лес, что виднеется вдалеке, деревянные дома, пруд и канал, крутая брусчатка, до сих пор ненавистная автомобилистам... и конечно же великолепный мужской монастырь, с которого и начну:

Храм-монастырь этот восстанавливали много лет. Когда я уезжал из Перми, то его почти достроили, но работы оставалось много. Теперь храм практически готов и еще прекраснее, чем раньше. Мне нравится его вид и колокольный звон строго по расписанию:

Я любил здесь гулять утром во время утренних размышлений, а так же настраиваясь на писательство. Очень как-то благостно было обходить его. Храм даже проник в один мой старый рассказ! Именно о нем идет речь в самом начале рассказа
"«Невозможно».

Чуть ниже храма-монастыря находится парк, который вновь открыли буквально за несколько дней до моего приезда. Раньше это было симпатичное, но очень заброшенное место. Теперь — красота. Чисто, просто, приятно...

Я как раз закончил рассказ и пошел бродить по Висиму. Выглянуло солнышко, а сзади шли три человека, один из которых рассказывал и показывал, что тут понастроили. Историю. И я так шел рядом и слушал. Попал на историо о том, что рядом с парком есть памятник павшим красногвардейцам. Да, я его помню, раньше вокруг него ездил трамвай, так как тут была конечная остановка, но ее потом перенесли по просьбе монахов, живущих в монастыре. Так вот, оказывается, на самом деле это был памятник белогвардейцам Колчака, павшим при захвате Перми. Потом белых выбили, пришли красные, они вырыли белых и захоронили своих. Или наоборот? Потом Колчак снова выбил красных... В общем, кто там лежит и лежит ли вообще — сейчас уже не ясно. Вот эти трое, мужчина справа — проводит экскурсию:

А это знаменитый висимский канал, который стал просто красавцем со всеми этими новыми арками и заборчиками.

Я его помню очень грязным и заброшенным. Так приятно видеть обновленный парк своего детства! В советское время здесь был павильон с игровыми автоматами. «Морской бой», «тир», «сафари»... Бросаешь монетку в 15 копеек и... на пару минут погружаешься в «виртуальную реальность». :)

Ну и, конечно же, дамба:

Бурная в положенные дни года и спокойная в остальные. Вот еще раз обновленный красавец-канал с дамбы, вытекающей из висимского пруда:

Тут тоже появилась мода вешать любовные замочки. Я думал, что это только на Украине. Ну а вот и сам пруд:

Тоже знатно преобразился! Какие-то водные дорожки появились, байдарки... Утки и рыбаки, конечно, были тут всегда:

А вот что-то спортивное вижу впервые:

А вот это длинная лестница в небеса — тоже очень памятное место.

Нет ничего лучше для размышлений! Медленно и высоко поднимаешься на высокий-высокий холм. В пролетах — скамеечке, на которых можно посидеть, поглядывая сверху на Мотовилиху и Висим, да уносясь мыслью в далекие дали. На этой лестнице, вот так сидя на скамеечке, я, например, рассказал на диктофон историю, которая потом стала сказкой «Мамино тепло». Ну и всех гостей, конечно, водил сюда в обязательном порядке, там, наверху — большой и сравнительно ухоженный комплекс с вечным огнем, елочками и дальними видами на Каму, Мотовилихинские заводы и Пермь.

PS сНеколькими днями позже забрался на этот холм и как раз начался перезвон колоколв, так что снял еще и видео:




<< предыдущая заметка следующая заметка >>
Оставить комментарий