<< предыдущая заметка следующая заметка >>

Другие записи за это число:
2011/11/11_asuragita - Летопись семьи демонов (спектакль)

11 ноября 2011
Писательские страдания


Я очень завидую графоманам. Графоманы — это писатели, которые любят писать. Я писатель, который писать — терпеть не может и ищет любой повод, чтобы уклониться от этого своего долга. То, что это мой долг определяется легко. Этой осенью в Перми у меня зашел разговор с одним старым другом. И речь как раз шла о том, что считать своим долгом, предназначением, а если попроще — как понять, чем заниматься. Разные критерии выдвигали: за что деньги платят, что лучше получается, то, что больше нужно окружающим… Разные версии и варианты. Но все эти критерии очень условны. Для меня абсолютным критерием является некоторая непонятная внутренняя радость, которая обязательно появляется, когда ты действуешь по Долгу. Не по долгу с маленькой буквы в значении разных там обязанностей. А именно по Долгу в значении гармонии мироздания.

Можно такой образ придумать. Жили-были часы, а потом вдруг все шестеренки и винтики решили попробовать жить отдельно и разбежались по столу, по полу, дивану и стульям. И каждый вроде как самостоятельный стал, но только внешне, потому что внутри никто не хочет крутиться сам по себе. Что-то дальше образ не складывается, ну и ладно…

Мне очень нравится мир, который я создаю сейчас в романе «Ментальная матрица». Он такой светлый, воздушный и морской. Там очень хорошо обитать моему уму. И я сажусь, погружаюсь в мир романа и мне там хорошо. Очень. Мне хочется там быть. И такое состояние — мечта для писателя. Так почему я каждый день вместо того, чтобы стремиться уйти в этот мир, нахожу разные причины, чтобы не писать.

Нормальный писатель создает мир и стремится уйти в него из быта, работы, семьи, из реального мира. Для того и пишут отчасти. Наверное, Толкиену нравилось его Средиземье, и он урывал каждый миг, чтобы сбежать туда? Или я идеализирую, и он вот так же с огромными усилиями создавал свои тома про Кольцо?

У меня же такой замечательный светлый мирок на островах, такие милые герои, с которыми мне интересно. И я с удовольствием думаю и нахожусь там, но садиться писать — так трудно. Даже в рамках ежедневного месячного марафона. Уже три дня пропали и склонность забрасывать работу усиливается. Я так не сделаю ж ничего.

Надо себе какую-то «морковку» придумать, беда в том, что мне ж ничего и не надо. Уже два дня хочу придумать себе что-то такое соблазнительное, чем бы «наградил» себя за законченную работу. Но что может быть для писателя привлекательнее самого законченного произведения? Чтобы можно было положить на ладонь новую книгу и улыбнуться… Не книге даже, а тому, что СМОГ. И тому миру, который в этой книге живет. Да, тому, что появился маленький мир, которого как бы нет, но он есть, стоит соприкоснуться этой книге с чьей-то головой. Магия такая самая настоящая. Бум книжкой по голове и вместо искр — красивый мир.

Вот я сейчас живу вместе со своими героями на небольших тропических островах, живу с их проблемами и страстями, желаниями и неудачами, переживаниями… А потом, если книга будет готова, то этот мир вдруг проявится еще в сотнях и тысячах вариантах. Чудо?.. Чудо. Писатель приглашает гостей в свой мир через свои книги. И при этом оставляет его нетронутым. И когда роман допишу, то он, словно волшебная палочка, будет…

Ну чем не «морковка». Готовая книга. Все, пошел работать над 12 главой, сегодня надо минимум 2000 слов сделать.



<< предыдущая заметка следующая заметка >>
Оставить комментарий