Девушка из-за разбитого стекла

Сервис

Макар все сильней влюблялся в незнакомку. Леся ревновала к девушке за стеклом, иногда забывая, что это она сама. Леся слушала стихи, которые Макар писал для суженой и плакала, понимая, что теперь не сможет сказать любимому правду. Она перестал заглядывать в окно, но Макар чуть не сошел с ума, и Леся, проклиная стеклянную соперницу, снова стала подходить к окну, чтобы любимый не страдал. Она совсем запуталась и не знала как быть. Давнишние слова до сих пор звенели в памяти:

- Лесь, представляешь, я сейчас только и думаю, как завтра снова увижу ее сияющие глаза, увижу ее губы… Господи, я так ее люблю! Я готов умереть ради нее! Не задумываясь, прямо сейчас!..

- Зачем умирать? — удивилась тогда Леся.

- А, ты не понимаешь! — махнул рукой Макар.

- Конечно, не понимаю… Зачем умирать из-за любви, когда надо жить для нее?

- Глупенькая! — рассмеялся Макар. — Вот полюбишь по-настоящему, как я, тогда поймешь!

- Я попробую… — сказала тогда Леся. И у нее получилось! Когда отец сосватал самого лучшего жениха, девушка вдруг ясно поняла, что она лучше умрет, чем выйдет за кого-то, кроме любимого.

Леся так и не смогла признаться Макару, что она и была той девушкой за стеклом. Потом были скандалы с родителями, ее слезы и седина в голове отца, бесконечные женихи, посев, работа на огороде и в поле…

А сейчас вот это письмо…

- Эй, красавица, тебя ждать или уж завтра придти?! — раздался громкий голос Прасковьи. — Мне уж не привыкать по всей деревне бегать!

Леся пришла в себя, очнувшись от воспоминаний.

- Сейчас, сейчас! — едва справляясь с волнением, выкрикнула в ответ Леся.

Но голос прозвучал неожиданно тихо. Леся выскочила на балкончик, раздвинула цветы и выглянула, опасаясь, что сваха не услышит и уйдет.

- Сейчас! — повторила она.

- Ну давай, а то темнеет уже…

- Я быстро! — сказала Леся и исчезла в комнате.

- А может, не надо торопиться? — крикнула Прасковья и шумно вздохнула. — Поду-у-умаешь, поразмы-ы-ыслишь, а?

- А что тут думать?! — громко откликнулась Леся. Она шепотом повторила про себя последний кусочек письма: «Леся, выходи за меня… Пусть в твоем ответном письме будет единственное слово: «да» или «нет». Одно из них навсегда разобьет мне сердце, а другое сделает счастливым…»

- Тут совершенно нечего думать! — тихонько рассмеялась она, вытащила чистый лист и размашисто вывела одно слово. Потом подумала, что этого мало и заполнила им весь лист, повторив бессчетное количество раз. Потом заклеила получившееся письмо в конверт и сбежала по лестнице вниз.

Перед дверью она немного постояла, переводя дыхание, а потом вышла во двор.

На улице и правда темнело.

При виде девушки тетя Прося кряхтя встала со скамейки и протянула руку за письмом.

- Быстро ты чего-то, хоть бы подумала… — пробурчала сваха. — Давай я, все-таки завтра утром приду, а ты ночку-то полежи, поразмысли как следует, такие дела наспех-то не решаются!

- Да нечего тут думать, тетя Прося! — повторила Леся и отвернулась, пряча счастливую улыбку.

* * *

Макар не находил себе места с того самого момента, как отправил сваху с письмом. Он долго бродил по дому: из комнаты в кухню, из кухни в комнату. Потом решил, что надо просто заснуть, а завтра утром или, в крайнем случае, днем, тетя Прося принесет ответ… Макар лег, долго ворочался, прекрасно понимая, что заснуть не удастся. Тогда он пошел в огород и ожесточенно вскопал еще две грядки, чтобы хоть немного устать. Вернулся, умял все, что было в доме съестного и снова лег, в надежде заснуть, а не мучаться неизвестностью всю ночь. Но даже безотказное до этого средство — усталость и полный желудок — на этот раз не помогли.

Макар думал о Лесе. Ему казалось, что до сегодняшнего дня он был слепым котенком, который долго возился в корзине среди цветных клубков шерсти. Корзина стояла в траве, на солнце. И вот котенок открыл глаза и увидел, что мир прекрасен. Настолько, что снова хочется зажмуриться.

Макар дружил с Лесей с детства. Они играли вместе, ходили вместе в лес… Сколько Макар себя помнил, Леся так или иначе была рядом. Пусть не всегда сама, но все равно… Скатерть на столе, полотенце на умывальнике, рубаха на Макаре — Леся вышивала. Плетенки на стенах, оберег на шее — Леся сделала. Варенье в кладовке, веники в бане — Леся принесла…

Макар так привык к девушке, что считал ее чем-то вроде себя самого. А на себе самом разве женятся?.. Вот и вел себя, словно слепой котенок, не понимая, что любит он ее, вот эту вот Леську, а не какую-то выдуманную суженую! Сейчас только понял. Полгода тосковал Макар, не понимая от чего, стараясь отвлечься работой в поле. Думал, что от потери суженной из-за стекла, ан нет! Оказалось, по Лесе сердце тосковало, и думал-то Макар о девушке-видении только потому, что она напоминала ему о Лесе, а ведь еще несколько дней назад Макар был уверен, что, наоборот, думает о Лесе, потому что та напоминает ему о суженой!

- Дурак! — сухо сказал Макар и перевернулся на другой бок. Сон не шел.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

РанееТолько вдвоем ДалееВнутренний стержень

Читать похожее

Комментарий

  1. Ариша
    Дек 10, 2011

    Ну иии ? А 4ем закон4илось то не умерла ж ведь она а то за4ем папаня так нёсся ?

    Ответить

Комментировать