Уход святого

Сервис

Что тело детское? Подобно губке, сжатой сильно, оно впитает, годы лишь начнутся, все, что вокруг. В родник опустишь иль в болото, с единым рвением та «губка» распрямится. Когда ж водой наполнится она (болотной ли, иль чистой), то сколько ты не лей нектара, муть не промыть, а грязью чистоту не выжать. Поверхность лишь возможно изменить. Один лишь способ: снова губку сжать, но это не под силу человеку. То может только смерть и Бог…

 

И вышел вперед учитель, окруженный учениками, сказав:

- Скажи нам, что есть учение?

 

- Как можно дать царю богатство? Сосуд наполнить, полный без того? Иль думаете вы, что Океан свое величье реками приобрел? Ведь кажется, они несут в него… но Океан лишь их источник. Твоя задача, о учитель, извлечь, а не вложить. И обученья труд, как труд на руднике. Лишь то возможно дать, что было до того.

Хороший рудокоп в пустой породе добудет больше золота, чем варвар в жиле золотой.

И спящий гуру — бесполезный гуру. Проснувшись сам, он может разбудить. И если сам проснулся ты, — учи! Из сердца в сердце суть передавай. Ведь и ручей, бегущий вольно, промыть забитый может…

 

Вышла вперед молодая девушка и спросила:

- Скажи нам о любви.

 

Пленник с улыбкой отвечал:

- Непросто рыбку золотую отыскать… среди песков пустыни. Тень может быть лишь серой, сколь света не направь. Цветущий розы куст — прекрасен, но тень его — лишь серое пятно, лишенное благоуханья. Но если скажете: не тень мы! отраженье! Но что с того? Растет ли куст у берега реки и, отражаясь в водной глади, он цвет дает, и это — отраженье. Но есть ли аромат? И истина ли там, где корни в небе, а в земле листва?

Что есть любовь? Служение. И только! Когда даешь и ждешь взамен… То не любовь, то жажда наслажденья. Но говоря: «Что до того, обнимешь ты меня или оставишь, сердце растоптав?» — ты любишь. Иль говоря: «Меня оставить — Боже мой! — Нетрудно… Но вырваться из сердца моего! Попробуй… И тогда скажу — есть сила у тебя…» Когда творца ты проклянешь: «Безумец, что ты сотворил, создав мне веки?! Они морганием своим мешают видеть образ дорогой!..» Все то любовь. Но есть ли что любить?! Тень? Отраженье? Прольешь ты свет любви на тень, — она цветной не станет, а отраженье на ноги не встанет! Но даже если ты своей любовью заставишь тень цвести… Лишь ночь настанет, ей конец придет, а камень небольшой разрушит зеркало, и гладь воды пойдет кругами.

Не знаю что сказать еще вам о любви. Я сам ее не знал, хотя искал. Но, может, впереди?..

 

И вышел вперед муж:

- Скажи нам о богатстве.

 

- Богат иль беден ты, неужто чувствуешь различье? Коль так, ты беден все равно. Хоть топчат тучные стада поля бескрайние твои, хоть сундуки в дворцах твоих от золота трещат и стонут… Ты нищий все равно. Не тот богат, кто многое имеет, а тот, кто рад тому, что есть. Насытиться нельзя — так мир устроен; имея все, захочешь все опять… и больше, больше… Жажду не унять. У чувств-желаний нет границы. Чем больше им даешь, тем меньше наслажденья, но больше сил уходит. Каприз очередной дороже станет, но радость достиженья все блекнет, дымкой уносясь… И вот мы на вершине, где каждый шаг — страданье, а отдых — воздуха глоток. Пустого воздуха, без капли кислорода. А вот конец пути: свинец в висок или на шею тонкий галстук… Кончает так последний нищий и богач, всего достигнув. Так кто богат?

Ответ был дан, но напоследок послушайте еще: однажды царь, могучий самодержец пришел к отшельнику, — на берегу реки тот думам предавался. И царь спросил: «Мудрец! Благослови, я на войну собрался». И глядя на волну, к ноге спокойно подходящей и уходящей вновь, спросил мудрец: «Ты победишь, но что же дальше?» «Тогда пойду войной другою, и земли новые опять я захвачу!» — «А дальше?» — «Другой сосед давно мешает мне… Его владенья сделаю своими!» — «А потом?» — «Ну а потом я мир весь захвачу!!!» — «И дальше что?» — «Ну а тогда смогу я отдохнуть».

Мудрец же рассмеялся: «Смотри же на меня — УЖЕ я отдыхаю!»

И царь смеялся вместе с мудрецом, но царь потом поехал на войну, отшельник же остался у реки…

 

Ученый вдруг спросил:

- Что есть знание.

- Богат лишь тот, кто знает. Но знанье — что? Не пыль ли в голове? И знать: покрыть той пылью любую мысль? И здравую, и вздор? О, нет… Стремленье истину искать — вот ближе к знанию стремленье. Когда же напоказ хотим мы выставить все памяти богатство, зубря и повторяя груды книг, останется ли миг хотя бы? для погруженья в глубь своей души, где россыпи жемчужин настоящих? Знать цель, знать средство, видеть результат — все то ступени истинного знанья. Иди по ним, но бойся ошибиться, ведь ложных целей больше, чем прямых, а средства чаще не пригодны. Путь сей тернист, но то вопрос другой… О знание сказать могу я кратко. Лишь слова два. Исполни мой наказ: познай себя!

 

Ищущий спросил:

- Скажи нам о наставнике…

 

Страницы: 1 2 3

РанееЖелезная душа ДалееВиток клубка

Читать похожее

Комментировать