<< начало

Меню
Что почитать?
Библиотека
Об авторе
Купить книги
Меценатам
Вопрос-ответ

Проза
[Рассказы]
[Романы,повести]
[Пьесы]
[Эссе и статьи]
[Переводы]
[Афоризмы]
[Юмор]
[Программы]


В детстве я держал хомячков. И был у меня один замечательный хомяк, который прожил всю свою недолгую по человеческим меркам жизнь в нашем доме. Были и другие, но они почему-то не приживались. Да и не воспринимал я их. А Красавчик, как я назвал любимчика-долгожителя, был какой-то на редкость умный хомяк. И это чувствовалось даже само по себе. А на фоне других хомяков это его свойство просто выпирало! И хотя история ниже совсем не о жизни Красавчика, я посвящаю эту повесть ему и всем необычно разумным хомякам. Как четырехногим, так и двуногим...

Ниже - половина повести. Чтобы купить полную электронную версию книги, нажмите кнопку:


Хомяки

Арнольд Яковлевич Мушик, профессор с тридцатилетним стажем, привычным, отработанным жестом прихлопнул будильник и потянулся. Понедельник... Опять. Тоскливо. Но вставать надо. Профессор никогда не опаздывал на работу.

Арнольд Яковлевич осторожно выбрался из-под одеяла, стараясь не разбудить жену, которая вставала на полчаса позже, чем сейчас и пользовалась, старательно сопя.

Умывшись, Арнольд Яковлевич позавтракав привычным бутербродом. Ничего особенного: белый хлеб и масло... Запил чаем.

Быстро оделся, привычно поцеловал в щеку проснувшуюся к этому времени жену. А она привычно закрыла за ним дверь.

Арнольд Яковлевич вышел из дома и заспешил к станции метро. Еще было темно, но людские ручейки уже бежали повсюду, образуя небольшие заводи на остановках и светофорах. Профессор привычно влился в свой поток, который по мере приближения к метро становился все полнолюднее и полнолюднее...

Лаборатория Арнольда Яковлевича находилась на другом конце города. Из-за чего профессору приходилось рано вставать и тратить много времени на дорогу. Конечно, он давно перестал обращать на это внимание. За тридцать лет на что угодно перестанешь обращать внимание... К тому же, профессор довольно быстро научился использовать время в дороге для своей пользы. В поездах метро он прочитал не одну монографию, не говоря уж о газетах, художественной литературе и студенческих работах.

Арнольд Яковлевич привычно преодолел турникет, показав свой проездной. Встал на эскалатор, бессознательно прочитал рекламу на стенах, отработанно шагнул с движущейся лестницы... Чуть-чуть вперед, потом направо... И немножко подождать. Довольно быстро из темного тоннеля со свистом появлялся поезд, в который надо было сесть и ехать полчаса.

Через полчаса Арнольд Яковлевич выходил из поезда и шел по длинным извилистым коридорам. Направо, потом немного вверх, вперед, вперед, вперед и снова направо, чуть-чуть спуститься и налево. Потом пересесть на другой поезд, который, так же, как и первый, со свистом уносил в темный тоннель...

Через сорок минут Арнольд Яковлевич выходил из второго поезда, поднимался по эскалатору, привычным движением шагал с бегущей лестницы и оказывался на поверхности. Он выходил со станции метро, привычно смотрел вверх. Если небо уже посветлело, значит, было лето, а если все еще оставалось темным, значит, зима.

Арнольд Яковлевич подходил к остановке, садился на автобус, показывал кондуктору свой проездной, и, если не было пробок, - а утром их обычно не было, - через полчаса оказывался на остановке, от которой было рукой подать до его НИИ.

Арнольд Яковлевич шел десять минут по вытоптанной людьми и асфальтом тропинке среди редкого леса, показывал документы на проходной, поднимался по лестнице, шел по длинным и извилистым коридорам и наконец оказывался в своей лаборатории...

- Ну и где?.. - первым делом спросил Арнольд Яковлевич, оказавшись в родном кабинете. Профессор старательно перебрал бумаги на столе, прошел в лабораторию, включил свет, проверил приборы. За выходные ничего не изменилось.

- Ну и где? - повторил Арнольд Яковлевич, для верности сняв очки и осмотрев комнату без них. - Еще не хватало, чтобы мне дали оболтуса, который умудрился опоздать на работу в первый же день!

Арнольд Яковлевич походил по лаборатории, для порядку переложил несколько пухлых папок со статистическими данными, вздохнул и вернулся в кабинет, где сел за стол и принялся вырисовывать причудливые закорючки на листе отрывного календаря и скептически поглядывая на настольные часы.

Честно выждав четверть часа, Арнольд Яковлевич встал и решительным шагом вышел из кабинета в коридор, по которому уже сновали вечно чем-то занятые сотрудники.

Арнольд Яковлевич поднялся на четвертый этаж, холодно кивнул секретарше.

- У себя?

- У себя...

Профессор вошел к директору, раздраженно поправил галстук и повторил свое:

- Ну и где?!

- Вы о чем? Ах, да! Арнольд Яковлевич, дорогой, не волнуйтесь. Завтра...

- Что значит "не волнуйтесь"? - начал горячиться профессор. - Я уже месяц без ассистента работаю, а меня весь месяц кормят завтраками! С понедельника обещали нового ассистента? Обещали? Железно обещали! Ну и где? Понедельник вот он, а ассистент где?

- Арнольд Яковлевич... Во-первых, не месяц, а две недели...

- Да какая разница! - профессор снял и зачем-то протер очки. - По-моему, я единственный в институте, кто работает без ассистента. Это же уму не постижимо! Я, обладатель нескольких степеней, член академии наук и должен, как какой-нибудь лаборант, сам снимать данные, записывать их в журналы, кормить крыс... Это же форменное издевательство!

- Ну, у Дмитрия Ивановича тоже нет помощника... - слабо защищался директор.

- Вы еще меня с каким-нибудь аспирантом сравните! - фыркнул Арнольд Яковлевич. - У них тоже нет! Да и то они, при желании, студентов запрячь могут... Впрочем, все это не важно. Меня интересует только, где обещанный к понедельнику ассистент!..

- Сейчас специально для вас, Арнольд Яковлевич, справлюсь, - директор взял телефонную трубку. - Алло...

Профессор сел и со скучающим видом стал ждать, демонстративно показывая, насколько настоящему ученому мужу не интересны все эти кадровые и административные вопросы.

Наконец директор положил трубку и хмыкнул. Арнольд Яковлевич вопросительно и одновременно требовательно взглянул на него.

- Ассистента нам для вас послали. Все, как договаривались. К понедельнику. То есть сегодня. - Директор пожал плечами. - Так что задержка не по нашей вине... Подождите до завтра. Может, какие-то бумажные задержки, может еще что-то. Может, молодой человек в чем-то не сориентировался. Но он обязательно появится. Не сегодня, так завтра. Подождите, Арнольд Яковлевич...

- Подожду... - мрачно пообещал профессор. - Но если его и завтра не будет, то в среду я на работу не выйду, так и знайте. И пусть десятилетнее исследование вместе с крысами идет коту под хвост, раз они никому, кроме меня, не нужны!

Профессор гордо вышел из директорского кабинета и, привычно бурча про вечно зажимаемую науку, спустился к себе в кабинет.

Остаток дня он провел в ожидании обещанного ассистента, рисуя закорючки и перекладывая папки с данными. С каждым часом Арнольд Яковлевич становился все мрачнее. И даже неплохой обед в местной столовой не принес обычного удовлетворения. Если бы не заботливая Леночка из соседнего отдела, Арнольд Яковлевич так бы и остался злым на весь мир.

- Арнольд Яковлевич, хотите аванс получить? - заглянула Леночка в кабинет профессора. - Только что деньги привезли. Только это по секрету. Или со всеми вместе завтра получите...

- Спасибо, красавица... - впервые за день улыбнулся профессор. - Я уж лучше сейчас. А то завтра опять всем не хватит. Знаю я нашу бухгалтерию...

Арнольд Яковлевич спустился в кассу, получил аванс за прошлый месяц и, довольный, вернулся в кабинет. Как раз заканчивался рабочий день. Арнольд Яковлевич выключил приборы, проверил клетки, запер кабинет и поехал домой.

Через два часа он был уже дома, ел ужин и жаловался жене на ничего не понимающее в науке начальство...

* * *

"Ну и где?" - хотел было спросить Арнольд Яковлевич, войдя в кабинет на следующий день. Но почувствовав какие-то едва уловимые изменения в атмосфере, молча прошел в лабораторию. Там горел свет.

- Ага! - удовлетворенно сказал профессор, увидев молодого человека, который с интересом разглядывал большой прозрачный лабиринт.

- Здравствуйте, Арнольд Яковлевич! - сказал молодой человек, заметив профессора. - Мне вот тут на вахте ключи дали... Директор сказал...

- Насколько мне известно, молодой человек, вы должны были явиться еще вчера? - сказал Арнольд Яковлевич, строго глянув из-под очков.

- Я заблудился! - ответил молодой человек и обезоруживающе улыбнулся. - Весь день по городу блуждал, представляете?! То не на той станции метро выйду, то не туда на автобусе доеду, то люди не то направление укажут... Замучался, не представляете! Мне же только адрес дали. Никто не объяснил, как ехать... А я в этих широтах никогда не бывал... Только под вечер нашел. Еле-еле. Сегодня пораньше встал, но все равно больше двух часов добирался...

- А где вы живете? - спросил Арнольд Яковлевич и услышав ответ, с удивлением заметил: - Это же в двух кварталах от моего дома?!

- Правда? - почему-то обрадовался молодой человек.

- Да. И на дорогу не должно уходить больше полутора, в крайнем случае двух часов... Сейчас я вам расскажу оптимальный маршрут. Где садиться, где пересаживаться, в какое время выходить, чтобы не ждать автобуса... - Арнольд Яковлевич быстро набросал на листке бумаги схемку и ключевые точки оптимального, выверенного за тридцать лет, маршрута.

- Вот вам, пользуйтесь! - протянул профессор листочек ассистенту. - Из нашего района быстрее пути нет. Только на самолете. Проверено. И просьба на работу не опаздывать, договорились? Скорее всего, мы с вами будем встречаться утром...

- Спасибо... - сказал молодой человек, сложил лист вчетверо и спрятал в карман. - Когда я могу приступить к работе?

- Ну, для начала неплохо бы представиться...

- Ой, простите! - спохватился молодой человек. - Меня зовут Андрей Викторович... Просто Андрей...

- Вот что, Андрюша, - перебил профессор своего нового ассистента. - Работа у тебя будет несложная, но ответственная. Сбор статистических данных и поддержание объектов исследования в функционирующем состоянии... Анализ данных я провожу сам, но постепенно буду вводить в курс дела и тебя.

- А что за данные?

- Наша лаборатория занимается исследованием инстинктивной адаптируемости в искусственной среде, изучением скорости реакции на изменения, выяснение предела адаптируемости. А также выяснением восприятия адекватности затраченных усилий и полученного результата на примере примитивных систем. Разумеется, главная сложность работы - это анализ данных и попытки интерполяции результатов на более сложно организованные системы. Но тебя все это касаться пока не будет. Я этим занимаюсь уже десять лет, и тебе вряд ли быстро удастся понять все тонкости наших исследований... Но, я думаю, мы сработаемся... Зарплата неплохая. Выплачиваю почти вовремя. Со временем под моим руководством напишешь и защитишь докторскую, а там дела пойдут...

- Спасибо! - улыбнулся Андрей. - А в чем конкретно будет заключаться моя работа?

- Я же сказал, в сборе и фиксировании статистических данных... - ответил профессор. - В этой лаборатории все наше хозяйство... Вот здесь, с краю - клетки с крысами. Это наш исследовательский материал.

Профессор подвел Андрея к клеткам и открыл одну из них.

- Какие же это крысы? - удивился Андрей. - Это же хомячки! Я в детстве таких держал... Рыженькие...

- Крысы, хомяки... Какая разница?! - отмахнулся Арнольд Яковлевич. - Для нас это объект исследования. Примитивные системы, на основе инстинктивно-рефлекторной деятельности которых я делаю свои интерполяционные выводы... Конечно, я предпочел бы работать не с крысами, но это потребовало бы больших денежных вложений и замены всего инвентаря... Разумеется, денег нам никто не даст! - раздраженно закончил профессор.

Андрей весело постучал пальцем по стеклу клетки. Симпатичный, упитанный хомячок в ответ зашевелил усиками, старательно принюхиваясь.

- А он что, один в клетке живет? - удивился Андрей.

- Да. Все наши хомяки живут отдельно. Не только самки от самцов, как обычно. Но и каждый самец отдельно. Они встречаются только в лабиринте...

- В лабиринте? - Андрей оглянулся и посмотрел на сооружение, занимавшее весь центр лаборатории. - Вон там?

- Да, - профессор шагнул от клеток к лабиринту. - Это наша гордость. Не один год я потратил, чтобы продумать и соорудить эту махину!

Профессор любовно похлопал лабиринт по прозрачному верху.

Андрей шагнул вслед за профессором и внимательнее присмотрелся к массивному устройству.

Лабиринт занимал весь центр большой лаборатории, в некоторых местах оставляя всего метр свободного пространства между собой и стеной. Правда, голых стен в лаборатории не было. Вокруг лабиринта, через какие-то метр-полтора, располагались шкафы, стеллажи с клетками, стеллажи с книгами, стеллажи с папками, прозрачные шкафы с бутылями и бутылочками... На подоконнике стоял заросший водорослями аквариум и большой сосуд с корявым рукописным предупреждением: "Осторожно! Конц. кислота!" и почти стершейся химической формулой.

Лабиринт был огромным. Где-то три на четыре метра. Снизу он был сделан из непрозрачной пластмассы, а сверху - из прозрачной, очень похожей на обычное стекло.

Андрей стал внимательно разглядывать внутреннее устройство лабиринта. Чего там только не было! Извилистые тоннели переплетались, образуя причудливый узор. Тут и там располагались подъемы и спуски, хитрые дверцы и ловушки, многочисленные препятствия всевозможных типов...

У лабиринта было много входов (или выходов?). Вокруг каждого было пристроено что-то вроде прозрачной клетки-куба с дверцей. В каких-то из этих кубов стояли кормушки, поилки, какие-то непонятные устройства... Половина кубов была пустой...

- Впечатляет! - сказал Андрей.

- Это еще что! - гордо ответил профессор. - Посмотри вон туда! Вот это действительно впечатляет. Такой объем работы!

Арнольд Яковлевич указал на противоположную стену, целиком занятую под стеллажи с папками.

- Это ежедневные статистические данные нашей работы за десять лет! Там все: возраст, время прохождения, способности к преодолению препятствий, время адаптируемости к новым преградам, предпочтения пища-самка... Все!

- А анализ данных тоже? - заинтересовано спросил Андрей. - Я бы хотел посмотреть выводы, чтобы быстрее войти в курс дел и лучше понять смысл работы...

- Нет, работу по систематике, анализу и прочему я веду у себя в кабинете. Следовательно, соответствующие документы тоже там... Но это тебе еще не скоро понадобится, я думаю... Пока держи вот эту инструкцию. Здесь подробно, вплоть до мелочей, расписаны твои обязанности. Внимательно изучишь ее после обеда, а пока я кратко опишу все на словах, договорились?

- Да, конечно... - Андрей взял пухлую папку с инструкциями подмышку и приготовился слушать.

- Значит, так, - начал профессор. - Первым делом, как приходишь на работу, тебе следует включить в лаборатории свет. Тем самым ты будишь наших подопытных крыс. Для них начинается день: лампочки в клетках включаются одновременно с лампами дневного света в лаборатории... Затем берешь у меня со стола листок, который содержит список ежедневных изменений. Я этот листок готовлю накануне. Он может не меняться несколько дней, но все равно твоя главная задача - ничего не перепутать! В листке будет указано, какую крысу из какой клетки садить в какой стартовый куб. Также в листке будут указаны изменения препятствий. Видишь, каждый вход, дверца, ловушка, да и вообще все, что есть в лабиринте, - пронумеровано?..

Андрей кивнул. Хотя он только сейчас заметил, что в некоторых местах на лабиринте были наклеены не слишком аккуратно отрезанные кусочки лейкопластыря с надписями.

- С помощью кодов, нанесенных на лабиринте и подробной инструкции, которую я тебе дал, ты сможешь управлять внутренним устройством лабиринта. Менять его, корректировать. Одним словом, твоя задача: максимально точно следовать ежедневному листку с изменениями. Данные, которые необходимо будет фиксировать, описаны в подробной инструкции...

Профессор внезапно замолчал и исчез в соседнем с лабораторией кабинете. Через минуту он появился, держа в руках исписанный альбомный лист.

- На примере все лучше усваивается, - сказал Арнольд Яковлевич. - Держи. И попробуй с ходу выполнять...

Андрей уставился на лист, испещренный знаками, цифрами и редкими надписями.

- Этот значок означает "клетка", а этот - "куб"? - наконец решил спросить Андрей, указывая на решетку и треугольник, рядом с которыми обязательно стояла какая-нибудь цифра.

- Молодец! - одобрительно улыбнулся Арнольд Яковлевич.

- Хорошо! - довольный, что его догадка оказалась верна, отозвался Андрей. Он воодушевленно подошел к клеткам. - Значит, из клетки номер 3 взять хомяка и поместить в куб номер 5...

Андрей открыл помеченную все тем же лейкопластырем дверцу и нерешительно заглянул внутрь. Из-за стекла на него смотрели две черные бусинки хомяковых глаз.

- Они не кусаются? - с опаской спросил Андрей.

- Ты же говорил, что держал их в детстве?

- Так то были домашние, а это дикие!

- Почему это дикие? Мы же их не режем, как в соседней лаборатории... Они привыкли, не бойся...

Андрей передвинул шпингалет, открыл стеклянную дверцу и осторожно обхватил хомячка двумя пальцами под лапы.

- Это не удобные крысы, - решил прокомментировать действия ассистента Арнольд Яковлевич. - Бывают еще с длинными хвостами. Вот они - удобные. Ухватил за хвост...

- Это хомячки... - тихо сказал Андрей. - Вот это куб номер пять?

Андрей подошел к краю лабиринта, открыл маленькую дверцу на одном из кубов и протолкнул туда хомячка.

- Правильно! - одобрительно откликнулся Арнольд Яковлевич. - Теперь постарайся рассадить всех как можно быстрее, чтобы временная погрешность была минимальной.

Андрей быстро рассадил оставшихся хомяков-самцов и хомяков-самок в соответствие с инструкцией.

- А этот значок означает "пища"? - уточнил Андрей, столкнувшись с новой пиктограммой.

Профессор кивнул и указал в угол, где между шкафами лежали мешочки с хомячиным кормом.

- Так, - вслух, чтобы не ошибиться, стал комментировать свои действия Андрей. - Пятьдесят грамм сухого корма в куб номер 8... Поилка в куб номер 6... А вот тут что-то непонятное пошло...

- Это внутренняя настройка лабиринта... Там сложнее. Освоишься через пару дней после подробного знакомства с нашим чудом техники. Давай листок!..

Профессор взял инструкцию и, практически не заглядывая, начал что-то подвинчивать, подкручивать и передвигать.

- Нажимаешь здесь, - комментировал свои действия Арнольд Яковлевич. - В пункте С5 поднимется лестница. Передвинешь вот здесь, и в пункте Н8 закроется проход, зато в пункте Н9 откроется. Ну и так далее...

Андрей как зачарованный наблюдал за действиями профессора.

- Здорово! - искренне сказал он, замечая, как внутри лабиринта, словно в какой-то необыкновенно сложной детской игрушке, меняется то одно, то другое...

- Это еще что! - Арнольд Яковлевич многозначительно щелкнул пальцами. - В день я вношу всего несколько изменений, да и то не всегда, а возможности лабиринта - несколько сот!

- Ничего себе! - Андрей опять взял в руки альбомный лист с ежедневной инструкцией. - А это что?

Он указал на пиктограммы и цифры внизу листа, обведенные красной линией.

- А... - поморщился Арнольд Яковлевич. - Это я задумал перед тем, как от меня ушел ассистент, твой предшественник. Новый эксперимент. Условное название: "передача опыта". Две недели уже с ним тяну из-за этих бюрократов! Представляешь, оставили меня без помощника чуть ли не на месяц! А то, что у меня работа встала, никого не волнует!..

- Теперь у вас есть помощник, и мы будем проводить эксперимент? - обрадовался Андрей.

- Нет. Тебе надо освоиться. Эксперимент начнем со следующего понедельника. А пока выполни-ка эту инструкцию... - Арнольд Яковлевич ткнул пальцем в первую строчку обведенной части.

- Так, - со знанием дела посмотрел Андрей. - Из седьмой клетки посадить хомяка в седьмой куб. А я смотрю, чего это он пустой остался!..

Андрей подошел к седьмой клетке, открыл.

- А! Старый знакомый! - улыбнулся Андрей, увидев уже знакомую мордочку упитанного хомяка. Именно его он увидел первым в самом начале рабочего дня.

- Наша гордость, можно сказать, - отметил Арнольд Яковлевич с едва заметной усмешкой. - Самая талантливая крыса в нашей лаборатории, а может и во всем институте. Ему уже около трех лет. Пенсионный возраст, так сказать. Ты бы видел, как он с нашим лабиринтом разделывается! Только шум стоит!.. Впрочем, еще увидишь. Да чего я говорю, прямо сейчас увидишь! Давай, сади...

Андрей протолкнул симпатичного хомячка в седьмой куб и стал его разглядывать.

- Обычный рыжий хомяк, вроде... - сказал Андрей, видя как хомячок пробует носом воздух, встает на задние лапы и шевелит усами.

- Ну да, с виду обычный. Знаешь, за сколько он лабиринт наловчился проходить? Меньше, чем за два часа! У других весь день уходит, да и то, зачастую где-нибудь застревают по середине. Так и остаются на ночь. Голодные. А этот за какие-то два часа успевает весь лабиринт пройти, поесть, пройтись до ближайшей самки и вернуться в свой куб. Не припомню случая, чтобы заставал его к вечеру где-то в лабиринте! Кстати, запомни сразу: в клетки на ночь возвращаются крысы только из кубов. Если кто-то к вечеру застрял в лабиринте, он там и остается...

- Смотрите, побежал! - с азартом выкрикнул Андрей, заметив, как хомячок подполз к узкому выходу из куба и засеменил по трубе лабиринта. - А как его зовут?

- Вообще-то я против имен для объектов исследования. Это не нужная сентиментальность. Была у меня ассистентка, которая всем имена давала... Не представляешь, как было противно смотреть на ее сюсюканье. Мы с ней не сработались. С тех пор я настаиваю, чтобы мне присылали только молодых людей... Впрочем, именно у этой крысы имя есть. Все ассистенты сразу начинают называть его Профессор. Кстати, очень точно. Ты еще убедишься в этом. Особенно, когда увидишь тупость остальных... Смотри-смотри!

Арнольд Яковлевич показал пальцем на хомяка, который остановился перед закрытым проходом.

- Помнишь, я передвинул здесь?

- Да... Это у нас... пункт Н8? - ответил Андрей, сверившись с лейкопластырной наклейкой.

- Точно! Привычный проход оказался закрытым. Сейчас проход в другом месте. Любая другая крыса застряла бы здесь на полдня! Она бы тыкалась носом, возвращалась назад в куб, бежала снова... А наш Профессор...

- Хомячок остановился перед неожиданной преградой, сел на задние лапы, зачем-то умылся, а потом повернулся и, как ни в чем не бывало, побежал назад, свернул налево и оказался в другом тоннеле, выход из которого был открыт...

- Видел?! Нет, ты видел?! - восхитился Арнольд Яковлевич. - Такими темпами, он через час будет у своей любимой кормушки!

- А не у подружки? - пошутил Андрей.

- Э, молодежь! - усмехнулся Арнольд Яковлевич. - Ему же почти три года! Это годовалым он первым делом бежал к подружке...

Арнольд Яковлевич и его новый аспирант еще какое-то время наблюдали за перемещениями Профессора и других хомяков.

- А они не встречаются в лабиринте? - спросил Андрей.

- Бывает...

- Дерутся?

- Да нет, они мирные животные. Даже когда две крысы в один куб с едой попадают, и то не дерутся. Вот если к самке, то - да! Святое дело... Но это очень редко бывает и обходится без жертв, - более слабый просто убегает обратно в лабиринт...

- А в чем все-таки смысл вот этого эксперимента? - спросил Андрей, указывая на непонятные пиктограммы, обведенные в листе-инструкции красной ручкой.

- Смысл очень простой. Если без всяких технических подробностей, то я хочу выяснить, передается ли опыт прохождения лабиринта... Для этого у меня в отдельной клетке припасено четверо совсем молодых самца. Они еще никогда не были в лабиринте. Со следующего понедельника, то есть фактически уже через неделю, мы с тобой выпустим их в лабиринт. Причем первого в один куб с Профессором, второго - в один куб с номером С-34-18... Тоже, кстати, очень толковая крыса... А двух оставшихся - в отдельные, пустые кубы, как обычно. Надо будет проследить, во-первых, будет ли разница в скорости и успешности освоения лабиринта первыми двумя молодыми крысами и вторыми. Во-вторых... Да много еще чего нам предстоит выяснить! Я тебе позже дам подробное описание эксперимента. А пока изучай этот талмуд! - Арнольд Яковлевич хлопнул по пухлой папке, которую вручил Андрею в самом начале рабочего дня. - Кстати, уже почти время обеда. Сейчас я все сам зафиксирую и запишу, но это в последний раз! Так что смотри и запоминай. С завтрашнего дня будешь выполнять свою работу сам. Поэтому рекомендую все время после обеда посвятить чтению. И даже разрешаю и настоятельно советую взять папку домой...

- Хорошо, Арнольд Яковлевич... - Андрей стал наблюдать за действиями профессора, стараясь уловить как можно больше деталей.

- Ну, все, пора и пообедать! - Арнольд Яковлевич с облегчением захлопнул очередную папку, заполнив в ней значками и цифрами пару разлинованных листов. - Пойдем, покажу, где у нас столовая...

После обеда Арнольд Яковлевич засел у себя в кабинете, а Андрей остался в лаборатории, изучая инструкции и разнообразный инвентарь.

В конце рабочего дня Андрей под руководством профессора вынул и рассадил по клеткам тех "крыс", которые успели вернуться в свои кубы. Потом проверил оборудование и выключил свет.

- А ведь это здорово, что мы живем в одном районе! - сказал Арнольд Яковлевич, запирая за собой дверь лаборатории. - Не так скучно будет возвращаться домой...

Они вместе прошли по лесной тропинке, сели в автобус и вышли из него. Прошли до станции метро.

- Вот черт! - выругался Андрей, увидев, что вход в метро перекрыт. - А с утра все нормально было...

- Ничего, опять чего-то ремонтируют... Здесь это бывает! - добродушно ответил профессор. - Придется небольшой крюк сделать. Я знаю неплохой обходной маршрут. Запоминай!..

Через пару часов они стояли у дома Арнольда Яковлевича.

- Что же, я думаю мы сработаемся! - сказал профессор своему новому ассистенту. - До завтра, молодой человек...

- До завтра! - откликнулся Андрей и зашагал к своему дому.

- Внимательно изучай инструкции! - крикнул ему вслед профессор. - И никогда не опаздывай на работу!..

* * *

Профессор привычно проснулся, когда в его уютном доме загорелась лампочка.

- Вот и новый день... - подумал Профессор и выбрался из теплого гнезда. Он старательно умылся, почистил рыжую шкурку и приготовился к привычным испытаниям жизни. Через несколько минут его должен подхватить под лапы розовый кожаный обруч и перенести в дневной домик, под яркие лучи нескольких длинных продолговатых солнц.

Профессор подполз поближе к двери своего ночного дома, и в ту же минуту дверь распахнулась. Раздались какие-то звуки и через несколько мгновений Профессор уже обнюхивал свой не слишком уютный дневной домик. Профессор поправил взъерошенную от прикосновения транспортного обруча шерстку и понюхал воздух. За ночь ничего не изменилось. За свою долгую жизнь Профессор побывал в разных дневных домиках, и ему подобные смены не нравились, так как приходилось каждый раз искать новые пути к пище и подружке. Но Профессор уже не помнил, когда в последний раз он оказывался не в этом дневном домике. Наверное, с тех пор прошло полжизни.

Профессор вздохнул и привычно отправился в путь. Он знал, что лучше все сделать побыстрее. Он побежал по ровному тоннелю, потом привычно свернул направо, снова вперед, налево, еще немного вперед... Здесь вчера опять закрыли привычный и удобный проход, поэтому, даже не доползая до него, Профессор свернул и пошел обходным путем, впрочем, не менее привычным. Профессор бежал не спеша, спокойно семеня всеми четырьмя лапками. Он часто останавливался и отдыхал. Умывал мордочку, оглядывался по сторонам... Он решил сегодня немного развлечься, для чего свернул направо, а не налево, как обычно. Через полчаса он уже сидел в дневном домике с "быстрым колесом". Профессор забрался в него и минут десять, пока хватило сил, старательно в нем крутился. Профессор старался поддерживать себя в хорошей форме. Накрутив зверский аппетит, Профессор выбрался из домика развлечений и пополз к ближайшей известной ему кормушке. Он немного заплутал, потому что лестница, которая обычно вела к кормушке сегодня была поднята. Профессор, уже чувствуя запах пищи, попытался допрыгнуть до края поднятой лестницы, но лапы соскальзывали, и Профессор, изрядно намучавшись, вынужден был идти в обход, прокладывая новый маршрут. Целый час Профессор раздраженно плутал по незнакомым тоннелям, пока наконец не оказался в обеденном дневном домике. Он с наслаждением поел. Набрал немного в щеки на ночь и стал отдыхать. Времени, чтобы успеть вернуться в свой дневной домик, оставалось еще более чем достаточно.

- Может, забежать на обратном пути к подружке? - подумал Профессор. Ему было лень, но выработанная годами привычка погнала его к угловому дневному домику, где жила его любимая подружка. Профессор больше всего любил совокупляться именно с ней.

- Привет, красавица! - сказал Профессор, просунув мордочку в домик подружки. - Как дела?

- Да ничего... - красавица принюхалась. - А, это ты... Чего-то давненько не заходил!

- Да все дела, дела... - ответил Профессор.

- А раньше, бывало, не по одному разу в день забегал, - грустно сказала красавица, кокетливо вылизывая шерстку.

- Эх, молодость! - вздохнул Профессор. - А ты все такая же неотразимая...

Профессор лениво совокупился с красавицей и решил немножко отдохнуть. Они обсудили последние слухи. Профессор подарил красавице пищу из одной щеки. Они вяло попрощались, и Профессор привычно пополз домой. Он много и подолгу отдыхал в пути, так что дорога заняла больше двух часов. Профессор не боялся опоздать. Он шел проверенным, надежным путем. Вскоре Профессор уже сидел у себя в дневном домике и удовлетворенно дремал. День явно удался. Впрочем, как обычно. Через какое-то время его перенесет в ночной, уютный и теплый домик, и Профессор с удовольствием поспит в своем гнезде, потом погрызет припасенную в щеке пищу, опять поспит, а завтра, когда в его замечательном домике вновь зажжется свет, Профессор опять будет честно ползать по туннелям, преодолевать ловушки и препятствия, радовать свою подружку и обсуждать очередные слухи...

И так будет всегда. Потому что таков порядок. Потому что такова Жизнь.

* * *

Он появился неожиданно. Такого еще никогда не было. Профессор сидел в своем дневном домике и не отрываясь смотрел на молодого белого хомяка.

- Ты кто? - наконец спросил Профессор.

- Я? - удивился белый хомячок. - Я - это просто я.

Он забегал по дневному домику Профессора, с интересом все обнюхивая.

- А где это я?

- Как где? - возмутился Профессор. - В моем домике!

- А что я здесь делаю? - хомячок остановился и вопросительно посмотрел на Профессора.

- А вот это я у тебя хотел спросить! - Профессор раздраженно почесал правый бок. - Ты откуда вообще такой взялся?

- Не знаю, - пожал плечами хомячок. - Мы жили вчетвером в очень уютном и теплом гнезде. Когда появлялся свет, мы потихоньку просыпались, кушали, а потом отдыхали и разговаривали... А сегодня, когда включился свет, мы выползли из гнезда, но не обнаружили ни еды, ни питья... Мы стали с удивлением ходить по домику, а потом вдруг он открылся, появилось что-то большое, розовое с большими гибкими отростками! Два отростка обхватили меня, а я так испугался, что даже забыл их укусить... Потом я оказался здесь.

- Розовые отростки, которые переносят нас сюда, называются Судьба. Никогда не кусай Судьбу. Это может плохо кончиться...

- Спасибо! - поблагодарил молодой хомячок. - Вы, наверное, очень много знаете?

- Да, я очень много знаю! - гордо ответил Профессор. - Как тебя зовут?

- Не знаю! - весело ответил хомячок. - А где я и зачем?

- Хм! - задумался Профессор. - Сначала вопрос "где". Он попроще. Ты в моем дневном домике...

- А что это такое?

- Не перебивай! - одернул Профессор торопливого хомячка. - Дневной домик - это место, где мы, то есть хомяки, зарабатываем себе еду, питье, подружек и развлечения...

- Еду и питье? - удивился молодой хомячок. - А разве они не приходят сами собой по утрам?

- Нет, их надо зарабатывать... А! Теперь я понял, зачем ты здесь! - вдруг радостно сказал Профессор и от гордости даже встал на задние лапы. - Теперь ты стал взрослым, и тебе надо будет научиться Жить! Ведь теперь еда и питье больше не будут приходить тебе сами собой в твой ночной домик. Ты сам должен будешь научиться добывать их!

- Добывать? - растеряно повторил белый хомячок. - А как?

- Не беспокойся! - гордо продолжал Профессор. - Тебе очень повезло, что ты попал ко мне! Я Живу уже очень много времени, и знаю все закоулки и ловушки Жизни. Я научу тебя всему!

- Спасибо... А что такое Жизнь?

- Жизнь - это вон там! - махнул лапой Профессор в сторону бескрайнего лабиринта.

Хомячок тут же пополз в указанную сторону и заглянул начальный туннель.

- Страшно... - шепотом сказал он.

- Это только поначалу и от не знания! - успокоил Профессор. - Пойдем! А то мы заболтались, а время уходит...

Профессор отодвинул молодого хомячка и спокойно забрался в лабиринт.

- Давай за мной! - бросил Профессор за спину. - Не отставай, и все будет хорошо. Я тебя всему научу...

Два хомячка поползли по тоннелю и остановились на первом разветвлении.

- Так как тебя все-таки звать? - оглянулся на спутника Профессор.

Хомячок пожал плечами. Он боялся говорить, оказавшись в столь странном и непривычном месте.

- Давай, я тебя буду звать Новичок? - сказал Профессор. - Потому что ты только что вступил в Жизнь...

Белый хомячок согласно кивнул.

- Это и есть Жизнь? - тихо спросил он, оглядываясь вокруг.

- Да! - важно ответил Профессор. - Она огромна! Никто не знает, сколько в ней тоннелей, ходов и перекрестков! Иногда она бывает опасна и непредсказуема... Особенно поначалу... Но, как я уже говорил, тебе очень повезло. Тебе не придется пробираться сквозь Жизнь методом проб и ошибок. Я покажу тебе самый быстрый и надежный маршрут! Запоминай... Вот здесь ты всегда должен поворачивать направо...

Они поползли в правый тоннель.

- А если налево? - спросил Новичок.

- Там тупик, - коротко ответил Профессор. - Если ты отправишься туда, то будешь блуждать весь день, но в конце концов уткнешься в непроходимую стену...

- Понятно... - Новичок послушно семенил за Профессором, то и дело заглядывая в попадавшиеся по пути боковые ходы.

- А если свернуть сюда? - наконец не выдержал Новичок и остановился у красивого бокового лаза с непрозрачной каймой сверху.

- Стой! - закричал Профессор, оглянувшись. - Туда нельзя!

- Почему? - удивился Новичок. - Там так красиво...

- Это только кажется... - успокоился Профессор, видя, что его подопечный стоит на месте. - Там ловушка. Стоит тебе туда войти, как за тобой сверху упадет дверь, которая откроется только на следующий день...

- А зачем нужны ловушки? - Новичок тщательно обнюхал опасный ход, стараясь запомнить его.

- Что значит "зачем? - с досадой отмахнулся Профессор. - Такова Жизнь! Здесь много чего есть... Не отвлекайся. Твоя задача сейчас запомнить самый быстрый и удобный маршрут! Ты не представляешь, сколько времени и сил я потратил, чтобы найти его! А тебе он достается так легко!..

Хомячки снова побежали по тоннелю. Новичок изо всех сил оглядывался по сторонам, но останавливаться и спрашивать больше не решался. Наконец Профессор остановился перед закрытым лазом.

- Опять самый лучший ход перекрыли! - выругался Профессор.

- Как это, "перекрыли"? - не понял Новичок.

- Обычно здесь можно свободно пройти, - пояснил Профессор, но иногда этот проход перекрывают, и приходится пробираться обходным маршрутом. А он не такой удобный и быстрый.

- А кто перекрывает ходы?

- В смысле? - не понял Профессор.

- Ну, вы сказали "опять ход перекрыли"... Значит, его кто-то закрывает, а потом снова открывает...

- Не говори глупостей! - усмехнулся Профессор. - Это просто так говорится "перекрыли", а на самом деле, просто Жизнь так устроена... Пойдем обходным маршрутом. Кстати, тебе его тоже не помешает запомнить...

Они отползли немного назад и свернули в какой-то неприметный и очень узкий тоннель.

Профессор полез вперед.

- Вот за что не люблю я этот маршрут, - сказал он кряхтя. - Что здесь с тебя семь потов сойдет, пока в нормальный, просторный тоннель выберешься!

Через несколько минут они выпали из узкого лаза и уселись отдыхать на широком перекрестке.

- Здорово! - с восхищением сказал Новичок, разглядывая восемь ходов, уходящих в разные стороны. - И вы знаете, куда ведет каждый?..

- Нет, у меня не было времени, чтобы исследовать каждый ход. Я пользуюсь только двумя. Один ведет к кормушке, а другой к моей любимой подружке... - Профессор приводил в порядок свою рыжую шерстку, взъерошенную в узком тоннеле.

Они отдыхали довольно долго, пока Новичку не надоело, и он не стал бегать вокруг, везде засовывая свой усатый нос.

- Сиди на месте! - прикрикнул на него Профессор. - А то потеряешься. И будешь блуждать, пока не помрешь с голоду...

- А что, такое бывает? - испугался Новичок.

- Я слышал, бывает...

Новичок подбежал поближе к Профессору и уселся рядом.

- Но ты не бойся, со мной не пропадешь! - успокоил молодого спутника Профессор.

Они еще какое-то время отдыхали, а потом неутомимый Новичок, вертя головой и непрерывно нюхая воздух, тихо, с придыханием спросил:

- А в чем смысл Жизни?..

- Как в чем? - пожал плечами Профессор. - В том, чтобы быстрее других добраться до кормушки и подружки...

- Странно... - Новичок задумчиво почесал бок. - И все?..

- Ну, еще надо избежать всех ловушек, постараться не заблудится и всегда вовремя возвращаться... Пошли дальше?..

Новичок хотел спросить что-то еще, но не решился, а только молча кивнул и вновь засеменил вслед за Профессором.

Вскоре они были в Столовой. Хомячки с удовольствием набросились на еду.

- Да, для двоих здесь еды маловато... - с неудовольствием сказал Профессор.

- А что, на всю Жизнь только одна Столовая? - спросил Новичок.

- Нет, конечно. Говорят, их много, но я всегда хожу в эту... - Профессор недовольно почесал пустые щеки. - Наверное, тебе придется поискать другую... Когда освоишься... А то по твоей милости мне теперь нечего будет погрызть ночью.

- Так может, поищем другую Столовую прямо сейчас? - виновато предложил Новичок.

- Нет, я наелся и хочу отдохнуть... - Профессор немного повозился, нашел удобное положение и задремал.

- После хорошего обеда надо обязательно подремать! - пробормотал Профессор сквозь сон. - Это одно из немногих удовольствий в Жизни...

- А еще какие есть? - спросил Новичок, не особо рассчитывая на ответ.

- Вот найдешь свою подружку, узнаешь... - пробурчал Профессор и окончательно заснул.

Новичок вздохнул, немного походил по Столовой, заглянул обратно в Жизнь, но выбраться не решился. Он сел поближе к Профессору и тоже попытался заснуть. Вскоре он погрузился в беспокойную от многочисленных впечатлений полудрему.

- Подъем! - услышал Новичок голос Профессора. - Чего-то мы сегодня разоспались! Так и опоздать недолго!..

- Опоздать? Куда? - очнулся Новичок.

- Как куда? Обратно... - Профессор без лишних слов направился к выходу из Столовой. - Ах да! Ты же не знаешь правил Жизни!.. В теплый ночной домик возвращаются только те, кто успел вернуться... Нам надо поспешить. Время есть, но с тобой мы идем медленнее...

- А как же подружка? - вспомнил Новичок.

- Завтра сам найдешь! - коротко ответил Профессор и скрылся в тоннеле. Новичок поспешил за ним.

На большом перекрестке Профессор остановился и показал на два хода.

- Там живут хорошие подружки. Рекомендую. Почти не кусаются...

- Что значит "почти не кусаются"? - испугался Новичок. - А бывает, что и кусаются? И если эти хорошие, то бывают и такие, которые все время кусаются?..

- Всякие бывают... - поморщился Профессор. - То мало пищи принесешь, то у нее только что другой был, и ты ей ни к чему, то просто настроение плохое... Частенько вместо удовольствия только раны зализывать приходится... Впрочем, со временем сам разберешься...

- Зачем тогда вообще эти подружки! - изумился Новичок. - Может, лучше без них?!

- Ну-ну... - Профессор только криво усмехнулся и полез в узкий тоннель.

Вскоре они сидели в дневном домике Профессора и отдыхали.

- Вот и еще один день прошел! - удовлетворенно сказал Профессор.

- А что дальше? - с интересом спросил Новичок.

- Завтра будет другой...

- А потом?

- А потом - еще один и еще. И так будет всегда...

Дверца в домик открылась, и появилась розовая Судьба.

- До завтра! - успел крикнуть Профессор.

- До завтра... - тихо ответил Новичок.

* * *

- Интересно, отныне мы всегда будем встречаться по утрам? - первым делом спросил Профессор Новичка, оказавшись на следующий день в своем дневном домике.

- Не знаю... - грустно ответил Новичок.

- Ты чего такой печальный? Что-то случилось?

- Судьба вчера унесла меня в новый ночной дом. Но там не было моих братьев...

- Что же, у них тоже началась своя жизнь...

- Я понимаю, но мне все равно грустно... - Новичок глубоко вздохнул.

- Пройдет! - уверенно ответил Профессор. - Тем более, что нам пора в путь!

- А можно, я сегодня пойду вперед? Сам! - вдруг воодушевленно сказал Новичок. Видно было, что он готовился к этому вопросу целую ночь.

- А ты рисковый малый! - одобрительно улыбнулся Профессор. - Иди, конечно. Только держись маршрута, который я показал!

- Хорошо! - уже из тоннеля раздался голос Новичка.

- Эх, молодежь!.. - добродушно пробурчал Профессор и полез следом. Он неторопливо заковылял по тоннелю. Привычный проход, закрытый вот уже несколько дней, вдруг опять открыли. Профессор усмехнулся, рассчитывая, что доберется до кормушки намного скорее быстроного Новичка. Ведь тот почти наверняка пошел неудобным обходным маршрутом, по которому они ходили вчера.

В Столовой Профессор действительно оказался первым. Новичком еще даже и не пахло. Профессор, посмеиваясь, стал есть вкусный корм, иногда поглядывая на вход. Профессор представил, как удивится Новичок, когда придет вторым.

- Опыт - это сила! - сказал вслух Профессор, набивая щеки. Он наелся и сделал привычный запас на ночь. Еды осталось гораздо меньше половины.

- Опоздавший остается голодным, - спокойно сказал Профессор. - Закон Жизни. Пусть привыкает. И скажет спасибо, что вообще что-то оставил...

Профессор сыто потянулся.

- Ну, где он там?!

Новичка все не было.

- Неужели заблудился-таки? - удивился Профессор. - Впрочем, для первого раза не мудрено. Куда-нибудь не туда свернул. Или забыл, куда идти... - Профессор зевнул и свернулся в клубочек. - Придет, разбудит...

Но Новичок так и не появился в Столовой. Профессор проснулся сам, уже ближе к вечеру.

- Где же он? - уже по-настоящему забеспокоился старый хомяк. - Эх, надо было его хотя бы недельку за собой водить! Как пить дать, попался в одну из ловушек!..

Профессор ждал напарника в Столовой до последнего. Только когда до появления Судьбы в его дневном домике осталось чуть больше часа, Профессор отправился в обратный путь. "Может, он уже там?" - думал Профессор по дороге.

Но Новичка не было и в дневном домике. Профессор уселся поудобнее и смущенно почесал шерстку. Ему было жалко молодого напарника.

- Завтра поищу, - сказал себе Профессор. - Слишком далеко он забраться не мог. Скорее всего сидит в какой-нибудь ловушке. За ночь не помрет. А утром я пройдусь по всем опасным местам, которые знаю, и найду. Или он сам к утру выберется...

Профессор, успокоив себя такими мыслями, с облегчением вздохнул. Он уже готовился отправиться спать, когда почувствовал запах Новичка и почти сразу же услышал его.

- Вот несется! - усмехнулся Профессор, отчетливо слыша быстрое дыхание и звук коготков: Новичок изо всей силы перебирал лапами. Наконец, он вывалился из тоннеля. Взъерошенный, запыхавшийся, с безумными глазами, но совершенно счастливый!..

- Я такую подружку нашел! - с ходу закричал Новичок.

- Да ну! - притворно удивился Профессор. - Поздравляю. Поесть-то хоть успел?

- Какая там еда! - отмахнулся Новичок. - Я все время провел у нее! И это время пронеслось, как одна секунда! Не успел я оглянуться, как наступил вечер... Я думал, что опоздаю! Понесся, что есть мочи...

- Молодец, что успел, - сказал Профессор. - Но дурак, что не поел. Всю ночь теперь будешь голодным...

- А! Ерунда! - легкомысленно откликнулся Новичок. - После того, что было, я даже есть не хочу!

- Захочешь! - многозначительно пообещал Профессор. - И особенно "после того, что было"... Ну да теперь уж ладно, ничего не поделаешь. За одну ночь от голода не умрешь, а на будущее будет наука...

Новичок хотел что-то ответить, но в этот момент появилась розовая Судьба...

* * *

- Ну, как? - ехидно спросил Профессор, встретившись с Новичком на следующее утро. - Есть хочешь?

- Хочу! - возбужденно ответил Новичок. - Но еще больше хочу к подружке! Я побежал?..

- Беги... Кто ж тебя остановит?.. - пожал плечами Профессор. - Эх, молодежь, молодежь... Прямо завидно. Тоже что ли к любимой подружке заглянуть? Давно ведь не был... Ладно, схожу поем, а потом, если не лень будет, забегу к подружке. Совокуплюсь по быстрому, молодость вспомню... Эх, молодежь, молодежь... Горячая кровь...

Профессор продолжал говорить, а Новичка уже давно след простыл. Профессор довольно повздыхал и тоже полез в тоннель.

Профессор не очень торопился, потому что был уверен, что опять окажется в Столовой первым. Ведь он шел более коротким маршрутом, а Новичок еще на какое-то время застрянет у подружки. Но на слишком длинные передышки Профессор все же не решался. Потому знал, что если Новичок окажется в Столовой первым, то ему, Профессору, пищи не останется даже понюхать!

Вскоре Профессор сидел в Столовой и привычно жевал.

- Ладно, сегодня оставлю ему побольше. Все-таки второй день, бедолага, голодный носится... - решил Профессор, заполнив только одну щеку.

Сытого Профессора разморило. Он несколько раз порывался отправиться к подружке, но дальше нескольких ленивых движений в сторону выхода дело не пошло.

- Ладно, завтра схожу, - наконец решил Профессор. - А сегодня молодежь послушаю, и хватит... Где он опять, кстати, запропастился?..

Профессор привычно задремал, но на этот раз очень чутко, с минуты на минуту ожидая появления Новичка.

Его не было долго. Профессор успел несколько раз проснуться и удивиться: "Вот ведь что молодая кровь делает! И главное, без еды!.."

Наконец Профессор не выдержал, окончательно проснулся и собрался идти искать загулявшего собрата. Но тут раздался уже знакомый Профессору звук бегущих по Жизни лап. А через несколько секунд в Столовую ввалился Новичок...

- Ничего себе! - присвистнул Профессор. - Кто это тебя так?!

На Новичка было страшно смотреть. Вся мордочка была в кровавых царапинах, шерсть стояла дыбом, а в некоторых местах из нее были вырваны целые клочья. Кое-где на боках виднелись укусы...

- Подружка... - отдышавшись, ответил Новичок.

- Живой хоть? - без особого сочувствия спросил Профессор.

- Да все нормально, только зачем она так? - Новичок недоуменно поднял исцарапанную мордочку. - Ведь вчера все было так хорошо... Почему она так со мной?

- А черт ее знает... - добродушно ответил Профессор. - С ними это частенько бывает... Самки - они и есть самки. Не переживай!

- Нет, ну почему! - вдруг стал горячиться Новичок. - За что? Все было так хорошо. И вдруг! Нет, я не понимаю! Разве так можно? Почему?!

- Почему да почему? - Профессор осмотрел раны Новичка. Они хоть и казались страшными, на самом деле были поверхностными и очень легкими.

- Ой, да ты совсем легко отделался. До свадьбы заживет! Вот если ты когда-нибудь нарвешься на подружку с дружком... - Профессор сделал паузу. - Или он тебя застанет... Вот тогда будут раны так раны. Говорят, что, однажды, и до смертоубийства дело доходило. Только я не больно верю. Потому что это мне моя подружка рассказывала, а они любят приврать немножко...

- Нет, ну почему? - не унимался Новичок, не слушая Профессора.

- Ну что заладил? Может, из-за того, что ты ей пищи не принес, может не понравилось что-то... Поешь лучше. Второй день ведь голодный...

Новичок подошел к кормушке и сначала лениво, а потом все с большим и большим аппетитом стал уминать корм.

- А почему так мало? - наконец спросил он, облизываясь.

- Ма-ало... - передразнил его Профессор. - Скажи спасибо, что столько оставил! А если будешь сперва по подружкам бегать, то...

- Не пойду я больше к ней! - надулся Новичок.

- Ну-ну... - добродушно откликнулся Профессор. - Не бойся, научишься и по Жизни ползать и с подружками общаться. К ним ведь тоже подход найти надо. Покусать, конечно, все равно покусают, но, если с умом к делу подходить, можно свести неизбежные потери к минимуму...

После еды Новичок заметно повеселел и теперь внимательно слушал наставления Профессора.

- Самое главное, с пустым ртом к ним не приходить, - говорил старый хомяк. - Они же тоже любят покушать. Так что первым делом бежать надо не к подружке, а туда, где пища. Поесть как следует, да набрать что-нибудь для нее... А потом можно и к подружке. На сытый желудок это дело гораздо приятнее, скажу я тебе, да и подружка будет с тобой поласковей, когда увидит твои тугие щеки...

- Все равно не пойду! - упрямо повторил Новичок. - Я думал, что все это чисто, бескорыстно, а тут!.. Я лучше буду Жизнь исследовать!

- Что же, хорошее дело! - одобрительно кивнул Профессор. - Найдешь новые Столовые, новые Развлечения...

- Развлечения? А что это такое? - с интересом спросил Новичок.

- Ну, Развлечения - это как Столовые, только вместо пищи там, что-нибудь интересное...

- Например?

- Например, бывают такие Колеса, в которые можно залезть и крутиться-крутиться-крутиться, пока голова не пойдет кругом... Совершенно неописуемые ощущения! Выходишь из такого Колеса и на ногах удержаться не можешь. Заносит. А бывают еще Развлечения, где капает Волшебная жидкость. Слижешь пару капель и чувствуешь такое блаженство, как с подружкой, только лучше, потому что без усилий и без боязни быть покусанным... А еще...

- Ух ты! - воодушевился Новичок. - А почему вы мне раньше ничего не рассказывали о Развлечениях!..

- Ну, почему же? - удивился Профессор. - Подружки ведь тоже в Развлечениях живут.

- Да ну их, не хочу я больше такого развлечения! - опять нахмурился Новичок.

- Это ты сейчас так говоришь... - покачал головой Профессор. - Потому что покусанный. А на самом деле, скажу тебе по секрету, при всех их недостатках, лучше подружек в Жизни Развлечений нет!..

- А как же Колеса и Волшебная жидкость?

- Ну, от Колес мутит и тошнит, а от Волшебной жидкости потом всю ночь голова болит... - поморщился Профессор. - Я одно время частенько в Развлечения с Волшебной жидкостью ходил... Потом бросил.

Новичок замолчал, переваривая услышанное.

- Какая все-таки странная и удивительная эта штука - Жизнь!.. - наконец с благоговением прошептал Новичок.

- Хм! - пожал плечами Профессор. - Ничего особенного. Всего лишь большой лабиринт с ходами, ловушками и Развлечениями...

- Я хочу начать исследовать ее прямо сейчас! - воодушевился Новичок.

- Куда ты все время спешишь? - одернул его Профессор. - Эх, молодежь, молодежь... Исследуй на здоровье, конечно, если хочется, но зачем спешить? Завтра с утра и начнешь...

- Завтра - обязательно, но и сегодня до вечера еще есть время. Я успею хоть несколько ходов посмотреть, изучить...

- Всю Жизнь все равно не изучишь, - пробурчал Профессор. - Ну, да иди, только не суйся слишком далеко!..

Новичка тут же след простыл. Профессор еще чуть-чуть подремал, а потом неторопливым шагом побрел в дневной домик, где он до самого вечера ждал своего молодого спутника.

- Что за манера, в последние минуты появляться... - пробурчал Профессор, ожидая, что Новичок вот-вот вывалится из начального тоннеля. Но в этот раз Новичок не появился и в последнюю минуту...

Вот уже и кольцо розовой Судьбы унесло Профессора в ночной домик...

Профессор привычно забился в теплое гнездо, но ему не спалось. Он лениво стал жевать свои припасы, раздумывая о том, что могло случиться с его неопытным другом...

* * *

На следующее утро, оказавшись в дневном домике, Профессор первым делом тревожно принюхался, рассчитывая уловить присутствие Новичка. Поблизости его не было и, судя по всему, ночью он тоже не приходил.

- Да и как он мог придти? - вспомнил Профессор. - Когда ночью в Жизни ничего не видно. А на ощупь идти - только еще сильнее заблудиться... Что же, сейчас снова светло. Если за ночь со страху не помер, должен появиться. Подождем...

Профессор не полез в Жизнь, рассчитывая, что с первыми лучами продолговатых солнц, Новичок первым делом побежит именно сюда. Предположение опытного хомяка оказалось верным. Не прошло и получаса, как показалась взъерошенная мордочка Новичка.

- Привет, - усмехнулся Профессор, увидав в глазах спутника не до конца прошедший испуг.

- Что со мной было! Что со мной было! - закричал Новичок. Он вывалился в домик и подбежал к Профессору. - Не представляете!..

- Почему же? Очень даже представляю! - осадил возбужденного Новичка Профессор. - Я тоже по молодости несколько раз в Жизни на ночь застревал. Воспоминания, скажу я тебе, не слишком приятные. Темно, холодно, а главное - страшно до ужаса!.. Угадал?

- Ну да... - стушевался Новичок. - Только это еще не все... Да и боялся я не очень. Правда, благодаря вам. Вы же мне объяснили, что ничего страшного не будет, если в дневной домик не успеешь. Просто до следующего утра придется подождать. А то, что темно и холодно - это ерунда. Во-первых, не слишком-то и холодно, а во вторых, я просто клубочком свернулся и до утра проспал...

- Ну-ну, - с удовольствием принял благодарность Профессор. - Молодец!

- Хотя, если честно, приятного действительно мало... - признался Новичок. - Постараюсь больше не застревать...

- А что значит "это еще не все"? - вспомнил Профессор.

- А! - снова воодушевился Новичок. - Я почему вчера опоздал-то?.. Я когда обратно побежал, то решил только несколько новых ходов разведать. Осторожно и не глубоко, как вы учили... Так вот. В одном из ходов я со своим братом встретился!..

- Да ну! - оживился Профессор. - И что?

- Обрадовался, конечно. И он то же. Обнюхались как следует и разговорились. Как он, как я... Ведь столько впечатлений!..

- Понятно-понятно! - в нетерпении перебил Профессор. - Как он, тоже под руководством опытного хомяка работает, Жизнь познает? Под руководством кого? Может, я его знаю?

- Нет! - отрицательно помотал головой Новичок. - Он с самого начала один оказался. В таком же дневном домике, как и наш. Но один. Бедняга. В первый день он только заглянул в Жизнь. Ни одного шага не решился сделать! Представляете?

- Еще бы! Совсем зеленый. Не знает ни о Жизни, ни о ловушках, ни, тем более, о надежных маршрутах! Совсем зеленый, да еще без руководства. Впрочем, я тоже без всякого руководства Жизнь осваивал, свой маршрут прокладывал... Так что, теперь ты понимаешь, насколько тебе повезло?

- Да! - искренне ответил Новичок. - Мы сидели и разговаривали до самого вечера. Я рассказал ему все, что вы успели рассказать мне. Про Жизнь, Ловушки, Столовые, Развлечения... Он слушал открыв рот! Я так увлекся, что спохватился, когда было уже совсем поздно. Я сказал ему, что нам обоим пора бежать назад, иначе мы застрянем на всю ночь. Мы побежали в разные стороны, но через несколько минут вдруг стало темно... Я остановился, боясь пошевелиться. Дальше вы знаете...

- Ну, не столько знаю, сколько догадываюсь... - Профессор задумчиво почесал шкурку. - Жаль, что ты не успел ему рассказать самый главный секрет...

- Самый главный секрет? - насторожился Новичок. - Но вы мне его не говорили!

- Конечно, не говорил! - усмехнулся Профессор. - Не все сразу! Но теперь скажу... Сколько, говоришь, у тебя было братьев?

- Трое...

- Значит, всего вас было четверо. Может, еще встретишься с кем-нибудь. Но особо не рассчитывай. Жизнь большая...

- Так как насчет секрета?

- Запомни, секрет успеха в Жизни - это как можно скорее найти свой маршрут. Чтобы каждый день была по крайней мере еда...

- И все? - разочарованно спросил Новичок.

- Это очень не мало! - ответил Профессор. - Чтобы найти свой маршрут, я блуждал в Жизни, быть может, сто дней!

- Сто дней?! - глаза Новичка округлились от удивления.

- А ты думал! - довольный произведенным эффектом сказал Профессор. - Это тебе все легко дается. А если бы ты был один, как твой брат?..

Профессор немного помолчал.

- Но мой маршрут - это мой маршрут. Тебе же все равно придется найти свой. Главное, что бы в этом маршруте была хотя бы одна Столовая... А лучше - две или три, на всякий случай... Потом, хотя бы пара Развлечений... И чем меньше расстояние между всем этим и чем проще путь, тем лучше будет твой маршрут!

- Понятно! - кивнул Новичок. - Я хочу отправиться исследовать Жизнь, как и собирался. Только сначала в Столовую забегу...

- Только не в мою...

- А в какую? - ошарашено спросил Новичок.

- Ищи свою. Сколько я могу тебя кормить? Давай так. Сегодня я тебе дам последний урок. Мы пройдем по известной мне части Жизни, я тебе покажу все ловушки, которые знаю, расскажу, что знаю, а дальше ты уж сам. Найдешь собственный маршрут, свои Столовые, подружку, Развлечения...

- Ладно. Спасибо. - Новичок недоуменно покрутил головой.

- Только не обижайся, - Профессор подошел к Новичку и ласково потрепал его. - Я же не со зла и не из жадности. Просто тебе надо учится самому ходить по Жизни.

- Понятно! - сразу повеселел Новичок. - Пойдем?

- Пойдем...

Они бродили по Жизни весь день, а к вечеру, уставшие, но сытые и довольные, сидели в дневном домике и делились впечатлениями.

- Все-таки эта Жизнь какая-то странная, вам так не кажется? - вдруг спросил Новичок.

- Почему? - Профессор за день набегался гораздо больше, чем обычно, и ему хотелось только одного - спать. - Уж какая есть...

- Все эти переплетающиеся ходы, ловушки, правила...

- Какие еще правила? - Профессор зевнул.

- Ну, что обязательно надо долго и упорно ползти, чтобы получить пищу и Развлечения... Что надо начинать утром, а вечером обязательно заканчивать... Что иногда все меняется само собой, и даже самый лучший маршрут вдруг становится бесполезным... И надо искать новый. Что подружка может больно покусать, и что...

- Ничего, вот найдешь свой маршрут и все вопросы отпадут сами собой, - лениво ответил Профессор.

- Вот и этот маршрут... Непонятно, - продолжал Новичок. - Почему...

- До завтра! - перебил его Профессор, первым увидев приближающуюся Судьбу. - И не думай слишком много!..

* * *

Постепенно жизнь Профессора вернулась к старому ритму. Как до появления Новичка. Профессор встречался с молодым коллегой только утром и вечером.

Утром они здоровались, и Новичок сразу же убегал в Жизнь. Он изучал ее и прокладывал свой маршрут. По вечерам они успевали немного поговорить. Новичок сперва очень много рассказывал, делился своими открытиями и находками. Вначале Профессор не узнавал из этих рассказов ничего нового, а через пару дней с удивлением обнаружил, что Новичок уже добрался до таких глубин Жизни, где сам Профессор никогда не бывал.

Со временем воодушевление Новичка куда-то ушло, а рассказы становились все короче и короче.

- Тебе надо найти свой маршрут, - однажды напомнил Профессор Новичку, по-своему истолковав его настроение. - Пока ты не найдешь стабильный, проверенный маршрут, ты будешь находиться в беспокойстве и тревоге. Поначалу хорошо искать, исследовать, идти методом проб и ошибок, но рано или поздно надо выбрать регулярный, постоянный маршрут... Понимаешь о чем я?..

- Понимаю! - утвердительно кивнул Новичок. - Но мое уныние не из-за того, что я не могу найти свой маршрут... Его я давно нашел. Я уже второй день хожу по нему. И всё. Только по нему...

- И ты молчал! - возмутился Профессор.

- Мне было стыдно, - сказал Новичок.

- Чего стыдно? - удивился Профессор.

- Что найдя маршрут, я прекратил исследования Жизни... - Новичок смущенно почесался правой лапкой. - Мне стало неинтересно. Везде одно и то же. Одни и те же тоннели, похожие ловушки, Развлечения... Повсюду в Жизни одно и то же. При кажущемся разнообразии, все в Жизни можно свести лишь к нескольким вещам! Когда я понял это, мне стало так тоскливо, и я потерял интерес дальнейшим исследованиям... Я не говорил вам об этом, потому что мне было стыдно. Ведь я с таким энтузиазмом бросился в Жизнь!..

- Здесь нечего стыдиться! - ободрил молодого спутника Профессор. - Все проходят через это!

- Все?! - изумился Новичок.

- Конечно! Каждый, - я помню это и по себе, - вначале бросается в Жизнь и с большим энтузиазмом пытается понять ее, изучить как можно лучше, но каждый со временем понимает, что Жизнь - это всего лишь большой переплетенный лабиринт. И, как ты правильно сказал, при кажущейся сложности и многообразии, в Жизни все по сути сводится всего лишь к нескольким вещам: бег по тоннелям, пища и подружки. Что поделать, такова Жизнь! - Профессор спокойно вздохнул, переведя дыхание. - А потом каждый находит свой маршрут и начинает бегать по Жизни. Размеренно и спокойно. Кому-то попадается хороший маршрут, в котором много хороших Столовых и подружки не слишком кусаются, а кому-то с маршрутом не везет. Я как-то встретился с одним старым хомяком, и он мне рассказал, что его маршрут включает в себя всего одну Столовую, до которой добираться ровно полдня! Вот он, бедняга, каждый день изо всей силы шевелит лапами, несется по тоннелям, прибегает в свою Столовую, быстро ест и тут же торопится в обратный путь, чтобы успеть в дневной домик до выключения солнц!

- А почему он не поищет другой маршрут? - удивился Новичок.

- Я тоже задал ему этот вопрос. Он ответил, что привык и не хочет что-то менять, опасаясь получить еще худший маршрут.

- Куда уж хуже!

- Ну, хуже всегда есть куда! - ответил Профессор. - Это тоже закон Жизни. Так что не переживай, что у тебя пропал интерес к Жизни, - вернулся к начальной теме Профессор. - Главное, что ты нашел свой маршрут... Кстати, что за маршрут-то? Хороший? Расскажешь?..

- Да я вам его покажу! - воодушевился Новичок. - Сами оцените! Прямо сейчас могу!.. Побежали?!

- Ну, молодежь... - усмехнулся Профессор. - Уже почти вечер. Куда спешить?

- Еще времени много! - не согласился Новичок. - Мы быстро. Туда и обратно!

- И зачем? - Профессор устроился поудобнее, явно не собираясь никуда бежать. - Зачем что-то делать второпях, если можно завтра сделать то же самое спокойно и с удовольствием. Ничего не надо делать второпях. Особенно рассматривать маршрут по Жизни...

* * *

На следующее утро Новичок повел за собой Профессора. Показывать свой маршрут. Они свернули почти сразу.

- Я помню этот тоннель, - сказал Профессор. - В молодости я один раз пошел по нему, но почти сразу повернул обратно и больше никогда в него не заглядывал. Сейчас уже не помню почему...

Новичок молча полз впереди. Вскоре они оказались на небольшой площадке.

- А! Вспомнил почему! - обрадовался Профессор, выглянув из-за плеча Новичка. - Я не рискнул проходить через эту ловушку. Я был уверен, что она разрубит меня на куски!..

- Я тоже вначале так подумал! - ответил Новичок. - Но на самом деле это не Ловушка, а Препятствие! И преодолеть его оказалось проще простого...

Новичок подполз ко входу в очередной тоннель. Там была своего рода мельница, острые лопасти которой то и дело проходили через проход.

- Эти ножи появляются через одно и то же время, - сказал Новичок. - Надо просто запомнить интервал и проскочить... Вот так!

Профессор не успел моргнуть, как Новичок оказался по ту сторону препятствия.

- А если скорость вращения меняется? - спросил Профессор, подобравшись поближе.

- Не меняется, - уверенно ответил Новичок. - Я, прежде чем рискнул проскочить, очень долго наблюдал... Я сейчас отойду, а вы, как только я скажу, бегите сюда. Хорошо?

- Ох, не нравится мне все это! - проворчал Профессор. - Новые ловушки осваивать на старости лет!

- Это не ловушка! - повторил Новичок. - Вперед!

Профессор рванулся и за долю секунды оказался на другой стороне "мельницы".

- Видите, как просто!

- Действительно, просто... - согласился Профессор. - А что дальше?

Новичок повел старшего спутника, на ходу рассказывая и иногда показывая особенности найденного им маршрута.

- ...А вот там большое-большое Развлечение с Волшебной жидкостью, - комментировал, словно гид в музее, Новичок. - От нее действительно всю ночь болит голова...

- Волшебная жидкость? - почему-то воодушевился Профессор. - Может, зайдем? По капельке, а?

- Вы же бросили? - удивился Новичок.

- Э-эх! Бросил... - нехотя согласился Профессор. - Ладно, что там у тебя дальше. Как со Столовыми?

- Со Столовыми здорово получилось, как мне кажется, - ответил Новичок. - Одна очень хорошая. Еда вкусная, и ее почему-то так много! На троих не меньше!

- Да ну! - не поверил Профессор.

- К тому же, двух видов. Но это еще не все! - продолжал Новичок. - В получасе ходьбы есть еще одна Столовая. Обычная, чтобы только поесть и запасы в щеках сделать...

- Ничего себе! - не переставал удивляться Профессор. - Ничего ты маршрутик отхватил! Прямо завидно! Сколько у тебя уходит времени из дневного домика до большой Столовой.

- Час, не больше! - гордо ответил Новичок.

- Всего час! - Профессор даже остановился. - Везет! Это, наверное, благодаря той опасной вертушке...

- Как это? - не понял Новичок.

- Я слышал: в Жизни так устроено, что чем сложнее и опаснее препятствия и ловушки, тем лучше маршрут они скрывают...

- Тогда почему бы всем просто не найти препятствия посложнее?

- Кому же охота преодолевать препятствия? - удивился Профессор. - Вон, тот же мой приятель, про которого я тебе вчера рассказывал...

- Это который весь день тратит, чтобы до единственной небогатой Столовой добраться?

- Да... - на ходу кивнул Профессор. - Так вот, у него в маршруте вообще ни одного препятствия нет, даже самой завалящейся лестницы. Просто длинный, гладкий, но очень извилистый тоннель, по которому надо просто бежать, бежать и бежать! Я ему по доброте душевной показал, где можно срезать, пройдя через узкий ход. Но он даже слушать не стал! Зачем, говорит, я буду здесь лезть, потеть, когда есть привычный гладкий и просторный тоннель, пусть и обходной?

- Понятно... - сказал Новичок. Они добрались до большой столовой, и Профессор первым принялся уминать новую для него пищу. - Наверное, сложно отказаться от маршрута, который нашел сам...

Новичок тоже поел, но не много. Он еще не успел как следует проголодаться.

- Ну, как вам мой маршрут? - не выдержал Новичок. Сосредоточенно жующий Профессор поднял голову и быстро ответил:

- Очень хороший. Даже лучше моего. Ты молодец! - и вернулся к еде.

- Тогда вы тоже можете ходить этим маршрутом! - улыбнулся похвале Новичок. - Здесь еды на нас двоих хватит!

- Ну уж нет! - усмехнулся Профессор. - Кто только что сказал, что трудно отказаться от маршрута, который прокладывал сам? Думаю, ты прав. Я привык к своему маршруту и не променяю его ни на какой другой!

- Но почему?! Ведь этот лучше!

- Лучше, хуже... В конце концов, не такая уж большая разница...

- И правда, - опять загрустил Новичок. - По большому счету - все одно и то же...

- Вот именно! - жуя, откликнулся Профессор. - Подружки-то есть в твоем маршруте?

- Есть... - ответил Новичок и отвернулся, тихо добавив: - В моем маршруте всё есть...

* * *

Потекли дни, обычные хомячьи будни. Каждое утро Профессор и Новичок оказывались в дневном домике и почти сразу отправлялись каждый по своему маршруту. Профессор больше не ходил по маршруту Новичка, потому что в тот день, едва они вернулись в дневной домик, их сразу вернули в ночной, и солнца погасли. Необычно рано! Профессор не на шутку перепугался. Встретившись утром с Новичком, он, еле сдерживая волнение, закричал:

- Ты понял, что вчера произошло?!

- Что? - испугался Новичок.

- Как рано вчера наступила ночь! Ты заметил?

- Заметил... А это страшно?

- Не знаю, такого никогда раньше не происходило... - немного успокоился Профессор. - Никогда. За все мое долгое хождение по Жизни. Солнца всегда загорались в одно и то же время и гасли в одно и тоже время...

- Странно...

- Наверное, это какой-то знак.

- Какой? - заинтересовался Новичок.

- Что необычного было вчера? - задумался Профессор.

- Вы ходили по моему маршруту...

- Точно! Наверное, это был знак, что так делать нельзя!

Новичок стал возражать, но, несмотря на все его аргументы, Профессор остался при своем мнении...

Потом этот случай с не вовремя наступившей ночью забылся, и хомяки никогда больше о нем не вспоминали, продолжая каждый день бегать по маршруту. Профессор по своему, а его молодой коллега - по своему...

- Тебя уже не назовешь новичком в Жизни! - как-то раз сказал Профессор своему молодому другу, желая сделать ему приятное. - Пора тебя переименовать! Например, хочешь, я отныне буду звать тебя Аспирант?

- А что это значит? - спросил Новичок.

- Не помню, где я слышал это слово... - на секунду задумался Профессор. - Но оно означает, что ты уже не новичок в жизни, а уже неплохо ее знаешь.

- Нет, не думаю... Не думаю, что я узнал Жизнь хоть чуть-чуть лучше с тех пор, как впервые появился в вашем дневном домике, - серьезно сказал Новичок. - Не надо меня переименовывать. Я как был Новичком, так и остался...

- Как это? - не понял Профессор. - Ведь ты знаешь множество ходов, ловушек, препятствий... У тебя один из самых лучших и быстрых маршрутов! Ты несомненно знаешь Жизнь!..

- Раньше я ходил по тоннелям осторожно, оглядываясь, теперь проношусь по ним с большой скоростью. Вот и вся разница. Я ничего не знаю о Жизни...

- Но ведь Жизнь и состоит из тоннелей, препятствий, ловушек!.. Значит, чем лучше ты их знаешь, тем лучше ты знаешь Жизнь! Разве не так? - почему-то с раздражением спросил Профессор.

- Нет, не так, - уверенно ответил Новичок.

- Тогда что по-твоему "узнать Жизнь"?!

- Знать откуда она, кто и как ее создал, а главное - зачем, для чего? - Новичок грустно посмотрел Профессору в глаза, словно ожидая от него ответа.

- На эти вопросы нет ответа, - отвел взор Профессор. - А значит, они бессмысленны!

- Что значит "бессмысленны"? - Новичок недоуменно моргнул.

- "Бессмысленны" - означает, что нет смысла задавать вопросы, на которые нет и не может быть ответа! Думаешь, ты один такой умный и особенный?! Думаешь, тебя одного мучили эти вопросы?! Каждый проходит через это!.. - Профессор хотел продолжать говорить, но неожиданно замолчал, словно подавившись собственными словами.

- Каждый? - растеряно спросил Новичок. - И что?

- А ничего! - вдруг закричал Профессор и, не сказав больше ни слова, полез в лабиринт.

* * *

В один из дней Профессор вернулся из Жизни очень рано. Он с утра быстро, почти без передышек, добежал до любимой Столовой, без аппетита, легко позавтракал и решил сразу вернуться назад, чтобы подремать в дневном домике, а не прямо в Столовой, как обычно. Профессор собирался проспать до самого вечера, а потом полночи грызть корм, которого он припас сегодня полные щеки. Профессору почему-то гораздо с большим удовольствием ел ночью, у себя в гнезде, чем в просторных Столовых.

Профессор вернулся совсем рано и к своему удивлению обнаружил в дневном домике Новичка. Тот сидел в углу, повернувшись ко входу в Жизнь белой спиной. Казалось, он пытается что-то разглядеть за полупрозрачными стенками домика.

- А ты почему не на маршруте? - удивленно спросил Профессор. Новичок вздрогнул, словно его застали за чем-то незаконным. Но, повернувшись к Профессору, тихо сказал:

- Я больше не пойду в Жизнь...

- Что?!! - закричал Профессор, чуть не подавившись припасами в щеках. Несколько кусочков даже выпали на пол...

- Я больше не пойду по своему маршруту, - твердо повторил Новичок. - Я больше не полезу в бессмысленную Жизнь!

- Так нельзя! - Профессор выложил часть еды на пол, чтобы иметь возможность нормально говорить. - Каждый хомяк должен ходить по своему маршруту! Должен пробираться сквозь тоннели и препятствия Жизни!

- Зачем? - как показалось Профессору, насмешливо спросил Новичок.

- Потому что так положено! Каждый хомяк должен в поте лица своего прокладывать свой маршрут и каждый день преодолевать его! Так устроена Жизнь!

- Зачем? - повторил Новичок, и Профессор вдруг понял, что тот совсем не смеется.

- Ты должен преодолевать Жизнь хотя бы затем, чтобы не умереть с голоду! - сказал Профессор, не поняв, что второе "зачем" по значению отличалось от первого.

- И все? И в этом весь смысл и назначение Жизни? Как вы говорили мне когда-то: "смысл Жизни в том, что бы найти самый лучший маршрут и получить больше пищи и подружек, чем другие хомяки"... И это все?!

Профессор молчал.

- Я не хочу ползать по такой Жизни! - сказал Новичок и отвернулся.

Профессор продолжал молчать, словно решаясь на что-то.

- Хорошо, - наконец тихо произнес он. - Я не хотел об этом говорить и вспоминать, но, видимо, придется...

Новичок опять повернулся и с надеждой посмотрел на своего старшего спутника.

- Когда я был молодым, - начал Профессор. - Меня тоже мучили все эти вопросы: что такое Жизнь, откуда она взялась, почему в ней все устроено так, а не иначе... Зачем она, в конце концов!.. Это особенно сильно начало меня беспокоить через какое-то время после того, как я нашел свой маршрут. Но вопросы возникали и раньше, но тогда у меня не было времени думать над ними... Да, чуть не забыл... Вначале у меня был другой маршрут. Он был намного быстрее и легче, хоть и всего с одной не очень богатой Столовой. Зато у меня было много времени для размышлений. Вот я и ломал себе голову: зачем, почему... Все эти бессмысленные вопросы!.. Я не мог понять ничего, сколько бы не задавал их себе! Именно тогда, чтобы забыться и не чувствовать надуманной бессмысленности, я стал частенько бегать в Развлечение с Волшебной жидкостью... Я стал лизать ее каждый день, несмотря на головную боль и тошнотворное состояние по утрам. И вначале было хорошо, но потом осталась только боль... Жидкость больше не помогала, но я уже не мог без нее! Каждый день я был занят только одним: поисками еще одной капельки Волшебной жидкости. С каждым днем ее требовалось все больше и больше, чтобы получить хоть какое-то облегчение. Об удовольствии уже не шло и речи! Хоть какое-то облегчение... Я даже не успевал как следует поесть. Не было времени разыскивать Столовые. Вскоре я так ослабел, что потерялся в Жизни. Я бродил несколько дней в поисках хоть капли Волшебной жидкости, но я потерял ориентацию и находил только Столовые. Я наедался, но это не помогало. Это были самые страшные дни в моей жизни! Мне казалось, что я готов умереть за одну капельку проклятой жидкости. Но мне так и не удалось ее найти, а когда я наконец выбрался к своему дневному домику и вспомнил изученные маршруты, у меня хватило разума больше никогда не заглядывать в Развлечения с Проклятой жидкостью...

- Спасибо, - вдруг сказал Новичок. - Спасибо, что рассказали мне об этом. Я тоже думал над таким выходом. Теперь я знаю, что это не выход...

- Да, это не выход, - кивнул Профессор. - Я поправил здоровье и вернулся к своим размышлениям...

Профессор немного перевел дух, а потом продолжил рассказ:

- Для начала я сменил маршрут. Мне было слишком тяжело ходить по старому, к тому же я боялся соблазна заглянуть в Развлечение с жидкостью, которое было включено в старый маршрут. Новый получился сложнее и длиннее. У меня стало уходить больше времени на беготню по тоннелям, на преодоление препятствий, когда днем я прибегал в Столовую, то уже ел с большим аппетитом, а не лениво, как раньше. А после сытного обеда, я стал дремать, а не размышлять над бессмысленными вопросами. И вскоре я понял одну истину: нельзя думать над вопросами, на которые нет ответа! Вместо этого надо просто ходить по своему маршруту и наслаждаться тем, что он дает.

- Зачем?

- Что ты заладил?! - взорвался Профессор. - Потому что для хомяка нет ничего другого!

- Тогда я ничего не потеряю, - спокойно ответил Новичок. - Потому что такая Жизнь мне не нужна. Просто беготня по тоннелям? Ради еды и самок? И до каких пор? И зачем?

- Но ты не можешь просто сидеть здесь каждое утро!

- Почему? Я не ходил туда сегодня, - Новичок презрительно кивнул в сторону начального тоннеля. - И пока ничего не случилось. Не пойду и завтра...

- Ты не можешь! - продолжал кипятиться Профессор. - Хомяки должны каждый день ходить по маршруту, иначе... иначе...

- Что?

- Не знаю! - закричал Профессор. - Но случится что-то страшное!

- Страшное? - сказал Новичок. - Что может быть страшнее этой Жизни - ежедневной бессмысленной и бесконечной беготни по тоннелям...

- Страдания, боль...

- Но ведь пока их нет. Смотри, ничего ужасного не произошло от того, что я остался сегодня в дневном домике...

- Кто знает, что ждет тебя ночью! Хомяки должны ходить по маршруту! Это закон Жизни. И тот, кто нарушает его, обязательно будет наказан! Пока не поздно, пробеги свой маршрут. Он у тебя быстрый, ты успеешь!

- Я больше не пойду в Жизнь! - упрямо повторил Новичок. - Даже если мне придется умереть от голода...

- А какой в этом смысл? - спросил Профессор. - Ведь и в твоем сидении здесь тоже нет никакого смысла. Почему бы тогда из двух бессмысленных вещей не выбрать ту, которая приносит по хоть какие-то удовольствия?..

- Потому что это тупик, - непривычно резко ответил Новичок. - И вы - подтверждение тому. Мы точно знаем, что бег по тоннелям внутри Жизни ничем не поможет понять ее. Следование маршруту, пища, Развлечения и самки - все это внутри самой Жизни. А, как мы уже выяснили, познавая строение Жизни, мы на самом деле не узнаем о ней ничего существенного. Поэтому я решил взглянуть на Жизнь снаружи...

- Но это невозможно!

- Возможно, если отказаться от нее! - Новичок воинственно посмотрел на Профессора. - Я отказываюсь от всех маршрутов, от препятствий и развлечений Жизни! Я отбрасываю все, что в ней есть, чтобы понять ее! И в этом есть смысл...

- Почему?

- Потому что есть шанс. Пока есть шанс, есть и смысл...

- Ты не сможешь сидеть тут целыми днями, - как робот, повторил Профессор. - Хомяки должны выходить в Жизнь и идти по маршруту. У них есть выбор, по какому маршруту идти, но нет выбора - идти или нет!

- А иначе?.. - теперь в голосе Новичка явно звучала насмешка.

- А иначе, случится что-то страшное! - убежденно повторил Профессор. - Я не знаю что, но обязательно случится! Быть может, уже этой ночью...

- Что же, посмотрим... - Новичок повернулся к полупрозрачным стенам. - Интересно, что там? - спросил он тихо, словно самого себя.

- Что-то большое и страшное, - тем не менее ответил Профессор. - Обычно, когда меня несет судьба, я закрываю глаза, потому что не в силах видеть...

- Да, я то же! - перебил Профессора Новичок. - Я тоже раньше закрывал глаза, но потом приучил себя держать их открытыми... Там все огромное, непонятное... Но меня так тянет туда!

- Тянет? - изумился Профессор. - Ты хочешь променять нашу сравнительно понятную и размеренную Жизнь на... на... непонятно что!

- Но мне кажется, что именно оттуда можно увидеть эту нашу Жизнь такой, как она есть. И еще мне кажется, что там есть... то, без чего я никогда не буду счастлив здесь.

- Без чего?

- Мне кажется, что там есть Свобода...

- Что означает это слово?

- Я только что его придумал, - сказал Новичок. - Оно означает состояние, когда нет маршрутов, нет препятствий и ловушек... Свобода!

- Хомяк не может быть свободен! Хомяк должен бегать по тоннелям, прокладывать маршруты и получать за это пищу и Развлечения...

Новичок не слушал. Он не отрываясь смотрел туда, за полупрозрачные стенки.

- Но кроме Свободы мне будет нужна еще одна вещь, - совсем тихо продолжал говорить Новичок. - Для нее тоже нет слова и мне очень сложно описать его... Это когда ты свободен и тебе очень тепло, словно... Я не знаю... Это что-то вроде Судьбы, но больше, и она обнимает тебя всего и гладит по шерстке, а тебе совсем не хочется никого кусать и хочется отдать всю еду в щеках до последней крошки... Словно большие-большие розовые лапки, которые крепко, но при этом ласково, держат тебя, защищают со всех сторон... Я не знаю, что это и как это описать, но я знаю что мне будет этого не хватать...

- Кажется, я понимаю, о чем ты говоришь, - прошептал Профессор. - Я не понимаю слов, но чувствую... Наверное, каждый хомяк чувствует это, когда его несет Судьба. Сколько раз я представлял, что обруч Судьбы вдруг превращается в большие-большие лапки и нежно обхватывают меня со всех сторон...

- И вы тоже?! - удивленно повернулся к Профессору Новичок.

- Да, поэтому я понимаю, о чем ты говоришь... Дай этому какое-то имя! У тебя хорошо получается... давать имена...

- Имя?.. - Новичок задумался. - Когда я назвал свободу Свободой, я мог по крайней мере объяснить, что я имею в виду под этим словом. Но как я могу дать имя тому, чего я не могу объяснить...

- Думаю, подобно мне, каждый хомяк почувствует, что за ним скрывается...

- Хорошо, я назову то, без чего мне не нужна Жизнь и даже Свобода... То, что не объяснишь словами... Я назову это Любовью!..

* * *

Профессор не спал всю ночь. Его лихорадило. Ему не терпелось узнать, что стало с Новичком, нарушившим один из основных законов Жизни. Он хотел узнать об этом как можно скорее, но одновременно боялся, что случится нечто ужасное.

Когда Профессор наконец оказался в дневном домике, он облегченно вздохнул, увидев целого и невредимого Новичка. Профессор тут же бросился к нему.

- Я думал, мы больше не увидимся! - закричал он. - Что с тобой было?! Как прошла ночь?!

- Я спал, - спокойно ответил Новичок.

- И все? - разочарованно спросил Профессор.

- Да, все как обычно... - казалось, Новичок тоже был разочарован.

- Странно... - Профессор не знал, что сказать. - Может, за ночь ты образумился, и мы пойдем сегодня вместе. Поверь моему опыту: если долго и упорно ходить по одному и тому же маршруту, то постепенно забываешь обо всех этих странных вещах. О Свободе, Любви... Это все выдумки. Они красивые, но не существующие.

- Почему же каждый хомяк мечтает о них?

- Это не делает их реальными! - возразил Профессор. - А реальность очень проста: переплетенные тоннели, ловушки, препятствия и твой маршрут, который, если ты постараешься, будет включать в себя хорошие Столовые и Развлечения... Это - реальность, а Свобода и Любовь - фантазии, которые по молодости посещают всех хомяков. Эти фантазии лечатся только одним способом: ежедневным бегом по своему маршруту. И хорошей подружкой тоже неплохо лечатся... - Профессор вдруг усмехнулся. Он вдруг вспомнил, что давно не был у своей любимой подруги. Ему вдруг захотелось совокупиться с ней и рассказать о Новичке. - Так ты пойдешь в Жизнь или нет?

- Нет, - твердо ответил Новичок. - Я не сдамся. И не уговаривайте меня, пожалуйста. Я знаю, что через некоторое время я буду готов принять любые аргументы... Поэтому не говорите мне больше ничего о Жизни. Я навсегда отказался от нее такой, какая она есть. Чтобы ни случилось. Пожалуйста, не говорите мне больше ничего. Я просто не буду вас слушать...

- Как знаешь! - Профессор, возбужденный предстоящей встречей, полез в начальный тоннель. - Как знаешь...

Новичок поглядел вслед довольному Профессору и до боли сжал зубы.

- Я не сдамся! - повторил он в опустевший тоннель.

* * *

Полный текст повести...

© Максим Мейстер, www.gopal.ru

Данное произведение может свободно распространяться в интернет на некоммерческой основе при условии сохранения целостности текста и обязательного указания имени автора и ссылки на авторский сайт примерно в таком виде: (с) Максим Мейстер, авторский сайт - www.gopal.ru Любое коммерческое использование текста без ведома и согласия автора не допускается.


Пожалуйста, оцените это произведение:

Если вам понравилось, поделитесь прочитанным с Вашими друзями в сети ВКонтакте, FaceBook, Одноклассники и другие... Просто нажмите подходящую кнопку:

0

 

Реклама

Заработок в интернете видов заработка в интернете.


Сервис

Отправить текст по E-mail - отправить
печать - Печать текста на  принтере
Написать автору - автору
рейтинг - Рейтинг текстов сайта
Обсудить текст на форуме - контакты


Пожалуйста, поделитесь своими впечатлениями/эмоциями/мыслями о прочитанном! - прочитать (написать) отзывы на прочитанный текст

Вот только, знаете, что меня смущает? Не есть ли новый мир Счастливчика всего лишь другая система, другой лабиринт, но тот же ЛАБИРИНТ? Да, в нём другие законы, условия и "бонусы", но суть та же. Через сколько Счастливчик познает алгоритм этой жизни? Через сколько он СНОВА тихонько присядет у стеночки в ожидании ответа на самый главный вопрос - "В чём смысл?" Читать все отзывы...

Тексты, близкие к прочитанному по теме, настроению или жанру - читать близкое:

+ Любовь Богомола +

+ Запрограммированный +

+ Шелковичный червь +

Тексты, отличающиеся от прочитанного по теме, настроению или жанру - читать другое:

+ Свет тьмы +

+ Две половинки +

+ Зимний сон +

Случайная цитата из произведений сайта Рекомендуем:



Рейтинг@Mail.ru