<< начало

Меню
Что почитать?
Библиотека
Об авторе
Купить книги
Меценатам
Вопрос-ответ

Проза
[Рассказы]
[Романы,повести]
[Пьесы]
[Эссе и статьи]
[Переводы]
[Афоризмы]
[Юмор]
[Программы]


Эта сказка пишется потихоньку и иногда. Она начиналась как очень легкомысленная и предназначалась просто для развлечения, но постепенно стала перерастать во что-то серьезное... Она как бы в жанре фэнтези, но... Не знаю даже. Так или иначе ниже размещена основная часть сказки, а ее продолжение периодически публикуется в моей рассылке. Можете также посмотреть, с чего все начиналось, прочитав первый выпуск рассылки с этой экспериментальной сказкой.


Тандем

1. Рыцарь-маг

Солнышко встало над лесом и стало заботливо осматривать свои владения. Вот милая речка, такая же резвая и быстрая как всегда, вот небольшой, но такой цветущий лес, вот луговая травка и множество цветочков, вот человечек на лошадке... Что?!

Вдалеке, на дороге медленно вырастало облачко пыли, поднимаемое копытами гнедой и не в меру резвой лошади. Скакал человек, и о его приближении предупреждало громкое бряцанье доспехов и звон оружия.

Все местные крестьяне, заслышав такое приятное музыкальное сопровождение стуку копыт, и ненароком оказавшиеся поблизости от дороги, поспешили поскорей ретироваться, исчезнуть и просто захорониться прямо на месте (это кому уж не хватило фантазии) под землей. Не дай бог, попасться ему на глаза!

Грохот железа, лошадиное ржание и цокот копыт приближался.

- Тп-р-ру!!! - всадник попытался остановить лошадь, но не тут-то было: хитрая бестия понесла хозяина еще быстрей, причем прямо в близлежащий овраг, намереваясь, наверное, именно там прервать свои мучения. Впрочем, мучения хозяина тоже.

Разгадав коварный план лошади, всадник решил остановить ее во что бы то ни стало. Крепко держась за седло и стремя, он аккуратно, хоть и вовсю дребезжа латами, сполз бешено несущейся лошади под брюхо и, хитро улыбаясь, начал щекотать ее. Возмущенно заржав от такого нечестного приема, лошадь очень резко остановилась и с радостно-мстительным блеском в глазах проводила взглядом пролетевшего мимо нее хозяина.

Раздался оглушительный грохот. Земля вздрогнула и осела.

Минутой позже, горка металла тихонечко пошевелилась и на свет появилась вовсю улыбающаяся голова. Красивые карие глаза, светлые волосы и небольшая борода придавали ее (головы) лицу романтический и в то же время очень мужественный ореол, а очаровательная улыбка, казалось, была создана исключительно только для того, чтобы пленять женские сердца.

Громыхая, незадачливый всадник осторожно поднялся с земли и, убедившись, что отделался лишь в лепешку смятым шлемом, повеселел и лихо поправил красивый значок рыцаря на своей груди. Звали его сэр Максимилиан де Гопаль, рыцарь почетного ордена "Отважное сердце"...

Честно говоря, рыцарем он стал совсем недавно, да и то поневоле. До того, как надеть латы, он был начинающим магом и в уединенной лесной хижине изучал различные волшебные премудрости. В один прекрасный день на свою беду он изучил заклинание, с помощью которого мог увидеть все, что пожелает. Молодой маг налил в большой чан масла, зажег лучину поярче и с дрожью в голосе прочитал сложные магические формулы. Масло в чане засветилось... Вдохновленный удачей, он стал думать, что бы такое увидеть, и не придумал ничего лучшего, чем пожелать:

- Я хочу увидеть самую прекрасную девушку на свете!

Тут же масло пошло кругами и через мгновение в нем появилось изображение удивительного создания, которое тут же покорило сердце неудачливого мага. "Как же она прекрасна в жизни, - подумал юноша. - Если даже от изображения в масле я не могу оторвать глаз?"

На следующий день молодой маг собрал свои книги, порошки, коренья и отправился в путь, на поиски избранницы.

Долго он бродил по свету, пока нашел прекрасную деву. Она оказалась принцессой в одном заштатном королевстве. Не долго думая, маг попросил ее руки, но гордая принцесса сказала, что никогда не выйдет замуж за какого-то нищего с котомкой книг и пучком кореньев, что она ждет рыцаря, который победит могущественного дракона, живущего на севере их королевства.

Вот так молодой маг Мак-Симон стал начинающим рыцарем Максимилианом. В этот день он осваивал нелегкое искусство езды на лошади, но кобыла попалась с характером, поэтому Максимилиан помял уже половину доспехов.

Рыцарь поднялся, ударом кулака выправил смятый шлем и внимательно огляделся, пытаясь определить, куда это его занесла резвая кобыла.

Он стоял на пыльной дороге, конец которой терялся далеко за горизонтом. Небольшой лес справа и красивый луг слева навевали покой и умиротворение. Максимилиан стоял и любовался природой. Правда, эту приятную картину портила его лошадь, которая в сторонке с наглым спокойствием щипала траву. На пострадавшего хозяина она не обращала никакого внимания.

- Ну, погоди, - проворчал Максимилиан. - Этот урок верховой езды я усвоил хорошо и в следующий раз... - он грозно нахмурил брови и, быстро прошептав несколько слов, сделал пасс рукой в сторону лошади.

На месте, где секунду назад стояла лошадь, появилось какое-то странное черное мохнатое существо с пятью лапами и тремя хвостами. Непонятное существо с неподдельным изумлением принялось себя рассматривать, издавая короткие мычания.

"Ой, что-то я перепутал, заклинание смирения опять не так подействовало, - подумал рыцарь-маг. - А впрочем, может, так ее и оставить? Ей определенно идет. Хотя нет. Корова, конечно, смиренное животное. Особенно такая... Но как же я тогда к дракону доберусь? Не будет же принцесса ждать меня до старости?"

Максимилиан махнул в сторону бывшей лошади рукой и шепнул несколько слов. На месте пятилапого существа опять, как ни в чем не бывало, стояла его гнедая кобыла, но в ее глазах легко читалось намерение покусать хозяина.

Удовлетворенно вздохнув, рыцарь еще раз огляделся и к своему удивлению заметил одну интересную деталь, на которую не обратил внимания при первом осмотре местности. Из кустов напротив торчали чьи-то розовые пятки и весьма деликатная часть тела в серых, с кучей заплат, штанах.

Подойдя к обладателю серых штанов, так неудачно спрятавшемуся в кустах, де Гопаль еле удержался от того, чтобы весело не хлопнуть его по известному месту.

- Эй, любезнейший! - громко окликнул он незнакомца, склонившись над кустами.

Тишина. Никакой реакции. Только большой палец правой ноги, медленно почесал пятку левой.

- Ну же, дружище, не надо меня бояться, - успокаивающе-веселым тоном сказал Максимилиан. - Мне, конечно, приятно разговаривать с вами именно таким образом, но я был бы очень польщен встретиться э-э-э... с другой частью вашего тела...

Неизвестно, какие из этих слов возымели свое магическое действия, но обладатель розовых пяток, все-таки вылез, покряхтывая, из кустов и с испугом уставился на де Гопаля.

- Ой! - произнес он первым делом, поняв, что перед ним - благородный рыцарь. После чего незнакомец сделал отчаянную попытку скрыться. Но Максимилиан ловко ухватил беглеца, поставил перед собой, строго, но по-доброму, сказав:

- Стоять!

Обладатель голых пяток послушно прекратил попытки к бегству и замер, боясь пошевелиться.

- А теперь, - продолжал рыцарь. - Расскажи мне, кто ты, что здесь делаешь, и где это я оказался...

Незнакомец постоял, привыкая к тяжелой руке рыцаря на своем плече, а потом стал отвечать, сначала нерешительно, а затем все увереннее:

- Зовут меня Маринка... Ой, нет, я хотела... Я хотел сказать, зовут меня ну-у... Мартин! Да, просто Мартин! Вот. Живу я... Вернее жил... Тут неподалеку, в деревне Гринобыль, только надоело мне, захотелось мир повидать. Вот. Я и пошел странствовать по свету. Только не знаю, куда идти, да и боязно немножко одному...

- Ясно... - сказал рыцарь и внимательно посмотрел на беглеца. Непривычно длинные для юноши волосы были аккуратно уложены, а большие красивые глаза озорно сверкали из-под густых ресниц.

Тем временем Мартин настолько осмелел, что решился сам задать вопрос:

- А можно задать вашей милости один вопрос?

- Можно... - Максимилиан даже отпустил плечо юноши.

- Что занесло столь благородного рыцаря в нашу глушь? - высокопарно продолжал Мартин, показывая свою образованность.

- Ну, не "что", а "кто"... - ответил Максимилиан, с неудовольствием поглядев на мирно пасущуюся лошадь. - А вообще-то, я здесь по делу. Тренируюсь, ибо предстоит мне тяжелая битва с опасным драконом...

- Ой! - невежливо перебил рыцаря Мартин. - Вы будете сражаться с драконом?! Возьмите меня своим оруженосцем!

- Еще чего! - удивился Максимилиан. - Каким еще оруженосцем?

- Как же! Я читала... То есть я читал, что у каждого рыцаря должен быть оруженосец. А у вас... - Мартин обежал вокруг Максимилиана и его лошади. - А у вас его нет! Вот. А он должен быть. Обязательно!

- Обязательно? - смутился Максимилиан. По правде говоря, он тоже что-то об этом слышал, но не придал сему факту особого значения.

- Конечно, обязательно! - уверенно говорил Мартин. - Что же это за рыцарь без оруженосца? Да, кстати, а зачем мы пойдем сражаться с драконом?

- Мы?.. - Максимилиан немного растерялся от такого напора. - Как зачем? Чтобы завоевать сердце самой прекрасной принцессы на свете.

Рыцарь мечтательно закатил глаза и пропел строчку из новой серенады собственного сочинения.

Мартин внезапно перестал бегать туда-сюда и с удивлением спросил:

- Это вы про нашу принцессу Марианну что ли? Так ведь она дура!

- Как ты смеешь оскорблять богиню моего сердца! - Максимилиан выхватил меч. - Если бы ты не был так молод, то я бы немедленно отсек тебе... отсек тебе... Но так как ты слишком молод и не понимаешь, что говоришь, то я дам тебе шанс: немедленно проси прощения!.. Кстати, а почему она дура?

- Ну, как же? Уродилась такая. Красивая, потому и дура...

- Все равно проси немедленно прощения, а то я не возьму тебя в оруженосцы!

- Ура! Вы берете меня в оруженосцы? - обрадовался Мартин. - Ради этого я готов хоть полчаса просить прощения. Хорошо, я очень, очень извиняюсь, что наша принцесса - дура! Вот.

- Так-то лучше, - сказал Максимилиан, вкладывая меч в ножны. - А теперь нам пора обратно во дворец. Я на сегодня закончил свои тренировки, и вечером буду петь под окнами дворца новую серенаду для дамы моего сердца!..

Обрадованный Мартин поспешно полез в кусты и вытащил оттуда небольшой дорожный мешок довольно странной формы.

- Что у тебя там? - поинтересовался Максимилиан, с интересом разглядывая мешок Мартина - Надеюсь, еда? Я уже порядком проголодался! Целых два часа прошло, - он закатил глаза, - с моего последнего, третьего обеда!

- Нет-нет, сэр-рыцарь, к сожалению, ничего съестного у меня нет. Я сижу на строгой диете… ой, то есть я хотел сказать, в еде особо я не нуждаюсь. А в мешке у меня, - он развязал мешок и вытащил красивый музыкальный инструмент, - всего лишь мандолина. Какой же оруженосец без музыки?

- Ты играешь? - с удивлением спросил Максимилиан, побренчав на струнах старого, но хорошо сохранившегося инструмента.

Мартин, судя по виду, явно обиделся на такой вопрос и стал отбирать у де Гопаля мандолину.

- Спокойно, мой оруженосец! - он улыбнулся с видом человека, которому на неопределенное время дали подержать кошелек золота.

- Сеньор, я честно неплохо играю на ней! - обиженно сказал Мартин.

- Я понял, понял. Если вдруг, неожиданно на нас нападут разбойники, то мне надо будет просто позвать тебя. Оглохшие разбойники - это плохие разбойники.

Мартин еще больше надулся, когда ему все не поверили, что он музыкант, и уже стал почти пунцового цвета, как неожиданно Максимилиан вернул ему мандолину и сказал:

- Да ладно, верю я тебе, я пошутил, не обижайся, - и хлопнул Мартина по плечу, чуть не свалив того с ног. - Нам пора, а то и до ночи не доберемся.

Максимилиан, бренча доспехами, пошел к лошади и, увернувшись от ее ненавязчиво клацающих зубов, вскарабкался в седло.

- Что же ты? - спросил он Мартина, когда увидел, что тот продолжает растерянно стоять на дороге. - Обувь-то одень, до королевства путь не близкий... Босиком что ли пойдешь?

Мартин опустил голову и посмотрел на свои босые ноги и грустно пошевелил пальцами в дорожной пыли. Потом его взгляд переместился на лошадь.

- А я думал… - робко начал он.

- Еще чего! - прервал его Максимилиан. - Она двоих никак не выдержит. Вот так-то. Но не унывай, в твоем возрасте пробежки на длительные дистанции очень полезны - здоровее будешь. Так что вперед!

Он пришпорил лошадь и пустил ее легким галопом. Мартину ничего не оставалось, как только вздохнуть и, закинув мешок за плечи, устремиться бегом за рыцарем.

* * *

К вечеру они достигли ворот Среднего королевства, где жила любимая Максимилианом принцесса. Въехав в ворота, де Гопаль спешился и оглянулся назад, уверенный, что его новоиспеченный оруженосец, не выдержав многочасовой "прогулки", потерялся по пути. Но его глаза с удивлением наткнулись на Мартина, который осторожно извлекал из своих пяток занозы и со зловещим выражением лица, шептал какие-то слова, по-видимому, направленные в адрес хозяина.

- Э-эй, нам некогда прохлаждаться! - окликнул Максимилиан Мартина и невозмутимо выдержал его злой взгляд. - Принцесса не будет ждать моей серенады. Ляжет спать. Нам надо поторопиться.

После этих слов, рыцарь ловко устремился сквозь вечерний поток людей, через шумный рынок, прямо ко дворцу. За ним поспешил Мартин, ведя лошадь под узды.

В летних сумерках дворец возвышался над скромными городскими постройками особенно величественно.

Максимилиан, кивнув стражнику и миновав прекрасный королевский сад, остановился прямо под балконом покоев принцессы. В окне горел мягкий свет.

- Давай, Мартин, твой час пробил, доставай мандолину и не подведи меня, а не то… ух! - взволнованно прошептал Максимилиан оруженосцу.

Мартин покорно достал свой инструмент и приготовился играть, отпустив поводья лошади, чем та тут же не замедлила воспользоваться, начав что-то жевать в королевском саду.

Сердце Максимилиана радостно билось, а лицо излучало вдохновение. Он тихо откашлялся и подал знак Мартину. Оруженосец, скорчив в спину рыцаря рожицу, стал красиво играть. Максимилиан собрался, было, запеть, но в последний момент остановился.

- Подожди, - сказал он Мартину. - Насколько я помню, оруженосцы, кроме умения таскать оружие и играть на музыкальных инструментах, должны уметь слагать серенады и петь их. На случай, если рыцарь бездарь и с ушами, отдавленными медведем... Может, у тебя и такой талант имеется? Ну-ка прямо сейчас сочини мне какую-нибудь серенаду!

- Да, милорд, я и это умею! - гордо заявил Мартин и тут же приготовился что-то петь.

- Нет-нет! Только не здесь! - спохватился рыцарь. - Уж не настолько я тебе доверяю! Давай, отойдем от балкона, и ты мне сначала тихонечко споешь, а там посмотрим...

Они отошли вглубь сада. Мартин тихонечко и, видимо, подражая современным для их деревни стилям, запел:

-Моя любимая-я-я и ненаглядная-я-я

Ты, как глазастенькая кукушечка-а,

Моему сердцу ты приятная-я-я,

На голове чудесных волос подушечка-а…

А затем, счастливо улыбаясь, стал играть витиеватый проигрыш, зажигательно выкрикивая припев на своем родном наречии, которое Максимилиан не понимал:

- А на деле ты глупа, как лягушечка-а-а!!!

Как лягушечка! Да! Да! Как лягушечка!!!

Мартин посмотрел на Максимилиана, чтобы проверить, понял ли он. И, убедившись в обратном, запел второй куплет:

- Голос мой дрожит и прерывается-я-я,

Выгляни в окно моя милашечка-а,

Мысля моя одна по голове лишь о тебе слоняется-я-я,

С балкона выпорхни ко мне, моя ты пташечка-а…

А затем снова, на своем языке, залихвацки прокричал припев:

- У тебя одно достоинство - смазливая мордашечка!

Да! Да! Смазливая морда-ше-чка!

Видимо, Мартину так понравилось петь, что он не мог остановиться до тех пор, пока не услышал истошное лошадиное ржание: наверное, бедная лошадь наткнулась на колючки редких селекционных роз, а может, устала от слишком громкого пения.

Рыцарь нахмурил брови и обернулся к бедной лошади, а затем с трудом отобрал у Мартина мандалину.

Воцарилась долгожданная тишина.

- Ну, как? - спросил довольный собой Мартин.

- Неплохо, - ответил Максимилиан. - Очень даже неплохо. Даже послушать можно, если недолго. А так, вполне на уровне моих соперников, других рыцарей!

- И много у нас соперников?

- Полно! Мы даже серенады поем по расписанию! Но вот в чем в чем, а в этом искусстве они мне не конкуренты! - расхвастался рыцарь. - Они по большей части только на лошади горазды скакать, да мечом махать, а по части поэзии - двух слов связать не могут! Твою серенаду мы оставим как-нибудь на потом, хорошо? Кстати, можешь неплохо продать ее кому-нибудь из конкурентов, я не против...

- И что, неплохо платят? - неожиданно заинтересовался Мартин.

- Неплохо, у них с этим делом большой напряг, поэтому...

- Так я сейчас еще сочиню!

- Ладно, ладно! Не спеши... Посмотри сначала, как работает настоящий мастер! Я сегодня буду петь серенаду для моей возлюбленной...

Максимилиан подошел поближе к балкону, отогнал объевшуюся лошадь, которая, несмотря на дурной характер, благоразумно убралась подальше, потому что уже на своей шкуре знала: когда хозяин поет, ему лучше не мешать...

Рыцарь приготовился, войдя в нужное настроение, и запел:

- Что случилось? Наступила ночь...
Полная луна, мириады звезд.
Тишина небес вдруг уносит прочь,
И у ног твоих - пленник сладких грез.

Нет луны! На небе - лишь лицо твое!
Больше нет и звезд - лишь глаза твои!..

И только твой пленник, тоскуя, поет
Под небом твоей неземной красоты!

О мой Господь, посмотри на меня!
Взгляд твой излечит злую тоску...
Ради него я под небом всегда
Петь буду только твою красоту!..

Максимилиан так увлекся, что чуть не забыл, как задумал, переделать последний куплет. Он спохватился и быстро и гораздо громче, чем первый раз, пропел:

- О Марианна, смотри на меня!
Взгляд твой излечит злую тоску...
Ради него я под небом всегда
Петь буду только твою красоту!..

Он замолчал, но даже не посмотрел на балкон, как делал это обычно. Ему вдруг стало так тоскливо. Песня напомнила ему о старых временах, когда он спокойно жил в своей уединенной лесной хижине, изучая мудрые книги и постигая мир. Он не был магом-чернокнижником, он служил Богу. Мак-Симон, как звали Максимилиана до вступления в рыцарский орден, пытался постичь мир и Бога, создавшего мир, он учился видеть руку Господа во всем.

Мак-Симон изучал древние книги, чтобы впитать мудрость предшественников. Изучал белую магию, чтобы научиться помогать людям и тем самым служить Богу. И еще... Мак-Симон писал красивые стихи во славу своего Господа...

И сегодня Мак-Симон, а вернее, теперь уже Максимилиан де Гопаль, спел одно из своих старых творений, лишь заменив везде "Ты" на "ты", а "Господь" - на "Марианна".

Максимилиан попытался прогнать внезапно напавшую на него тоску. Он оглянулся, чтобы услышать мнение оруженосца по поводу серенады. Рыцарь надеялся, что похвала рассеет его грусть. Но Мартина нигде не было...

- Ну, получит он у меня, когда вернется! - решил Максимилиан.

Он поднял взгляд. Но не на балкон. Выше. Максимилиан стал смотреть в бездонное ночное небо. Там светила луна и звезды, про которые он только что пел в своей серенаде.

- А когда-то в тебе, луна, я видел Его лицо, а в вас, звезды, Его глаза! - тихонько сам себе сказал Максимилиан, и тоска с новой силой навалилась на его сердце...

* * *

Марианна стояла у окна и слушала песню Максимилиана. Вот уже несколько недель, как в ее жизни появился этот странный маг-рыцарь. Она прекрасно помнила тот день, когда во время официального приема, среди множества рыцарей и принцев, жаждущих получить ее руку и сердце, она увидела бедно одетого человека с походным мешком за плечами. Она не удержалась и послала служанку узнать, кто он и зачем пришел.

Служанка вернулась и сказала, что странный человек пришел за тем же, зачем и все остальные.

Марианна удивилась, а потом, не удержавшись, рассмеялась:

- Этот нищий тоже ищет моей руки?!

Новость сразу же разнеслась по залу. На Мак-Симона бросали насмешливые взгляды, а кто-то из рыцарей откровенно смеялся, показывая на него пальцем.

Через несколько минут все собрание шумело, как растревоженный муравейник: "Да кто он такой?!", "Куда смотрела стража?!", "Вытолкать его вон!"...

И вдруг в зале стало тихо. Марианна огляделась и увидела, что люди вокруг продолжают открывать рты, говорят что-то, но она не слышала ни звука. Марианна очень испугалась. Она подумала, что оглохла, но тут раздался голос Мак-Симона. Это он, не выдержав шума, наложил на всех заклятие тишины.

- Неужели в таком высоком собрании нет никого, кто видел бы дальше своего носа? - сказал маг. И в наступившей тишине его голос прозвучал, словно труба. - Принцесса, я пришел, чтобы наравне со всеми сражаться за твое сердце... По какой причине ты смеешься надо мной? Почему я не могу попытаться вместе со всеми?

- Но ведь ты не рыцарь... - удивленно отвечала принцесса. Она одна избежала заклятия. - Как может кто-то, не будучи рыцарем, претендовать на мое сердце, а тем более руку? Может быть, я и отдала бы свое сердце простолюдину, кто знает, но руку - никогда! Как я могу? Ведь я же принцесса! Ты, наверное, даже не умеешь ездить на лошади?..

- Не умею, - откровенно признался Мак-Симон. - Но...

- В самом деле?! - казалось, принцесса чуть не упала в обморок от такого признания. Ведь она не всерьез спросила про умение верховой езды. - А рыцарь должен уметь без устали скакать на край света за дамой своего сердца! Сражаться с могучими соперниками, закованными в стальную броню! Петь серенады под окнами дворца! Совершать подвиги во славу возлюбленной!.. Носить ее имя на своем щите! Да что там говорить, у тебя даже щита и лошади нет!..

- Я пришел на край света, в вашу страну, лишь увидев твое отражение в чане с маслом... Я выучил ваш варвар... ваш примитив... Я выучил ваш удивительный своей простотой язык, чтобы разговаривать с тобой и твоими соплеменниками... - Мак-Симон задумался. - Хорошо! Все это, в конце концов, не важно...

Он еще немного подумал, а потом, глядя на принцессу, сказал:

- Если я стану рыцарем, я смогу вместе со всеми претендовать на твою руку и сердце?

- Почему бы и нет?! - легкомысленно ответила принцесса. - Стать рыцарем - это не так-то просто... И еще. Неужели ты не слышал о моем самом главном условии?

Марианна поднялась на трон и громко сказала:

- Дорогие гости! Я польщена вашим вниманием, но я хочу еще раз напомнить: лишь тот из вас получит меня в жены, кто победит страшного драконы, живущего на севере нашей страны!

- Что ж! - во всеуслышание сказал Мак-Симон. - Ради любви я готов стать рыцарем и победить злого дракона!

После чего он развернулся и вышел из дворца...

* * *

Под окном стало тихо. Максимилиан закончил петь. Марианна вздохнула. Серенада мага была как всегда прекрасна. Ее нельзя было даже сравнивать с тем, что пели ей другие поклонники, другие рыцари и принцы. Даже те из них, кто мог сам что-то сочинить, писали какие-то приторные куплеты про "кровь-любовь-морковь". Но даже таких талантов было не много. В основном рыцари покупали готовые серенады у профессиональных сочинителей и гордо пели их, считая, что раз они потратили такую уйму денег, то исполняют несомненный шедевр. Сами принцы в поэзии разбирались не лучше своих породистых лошадей.

Максимилиан пел свои серенады для нее уже много дней. И Марианна давно ловила себя на мысли, что каждый вечер ждет своего мага. Она так и не научилась воспринимать Максимилиана, как настоящего рыцаря. Она называла его про себя "мой маг". Она слушала и вздыхала. Вначале, просто наслаждаясь красотой стихов и пения, но теперь она вздыхала иначе. Вздыхала потому, что знала, - она никогда не сможет стать его женой!

Она боролась с собой, но безуспешно. Гордость принцессы не позволяла даже подумать о браке с безродным магом. Она просыпалась в холодном поту только от одной мысли, что о ней будут говорить при дворе ее отца и при дворах всех соседних государств, когда самая прекрасная принцесса на свете выйдет замуж за простого книжника и поедет жить с ним в лес. Она даже не думала, что ей придется расстаться с роскошью дворца и променять ее на простую жизнь на природе. Она боялась не этого. Она боялась за свою честь и репутацию. Именно поэтому Марианна знала, что ей и Максимилиану никогда не быть вместе. Ведь она принцесса... По крайней мере, до тех пор, пока она принцесса...

Но еще горче вздыхала Марианна оттого, что знала: скорее всего, никто и никогда не станет ее мужем! Уже не один год вокруг нее вились женихи, но если бы они узнали ее тайну!.. Всех их сдуло бы из государства отца за одну секунду! Об этой тайне принцессы не знал никто, даже родители и ближайшие фрейлины. Именно из-за нее Марианна ставила почти невыполнимое условие - победу над страшным северным драконом. А большинство рыцарей и не пытались выполнить его, ошиваясь при дворе в надежде, что со временем принцесса поумнеет и поумерит запросы. Были смельчаки, которые, сгорая от любви, отправлялись на север, но никто из них не вернулся назад...

Марианна вздохнула еще раз. Прислушалась. За окном было тихо. Вскоре появится другой поклонник, и ей придется зажимать уши шелковыми подушкам, что бы не слышать его пения.

Марианна отошла от окна, переоделась и выскользнула из дворца...

* * *

Максимилиан стоял у балкона принцессы и смотрел в небо. Он никак не мог придти в себя. Наконец, он вздрогнул и очнулся. Он принял решение. Максимилиан снял со своей груди значок почетного ордена "Отважное сердце" и положил его на землю у самого балкона.

Откуда-то появился запыхавшийся Мартин.

- Ты где шлялся! - попытался напустить на себя строгость бывший Максимилиан. - А впрочем, неважно! Ты свободен!

- О мой господин! - испугался Мартин. - Я, конечно, виноват. Я отлучился в такой важный момент! Но я отлучился по очень важному делу! Неужели из-за такой небольшой провинности ваша милость прогонит верного слугу?

- Нет, ты здесь ни при чем... - отвечал Мак-Симон, медленно снимая с себя доспехи. - Мне надоело притворяться рыцарем. Я никакой не рыцарь. Меня тошнит от этих надутых глупцов, не способных ни на что, кроме гарцевания на лошади и распускания фальшивых павлиньих хвостов перед глупыми придворными дамами! Я возвращаюсь в свою лесную хижину, чтобы продолжать постигать мир...

- Но господин! - глаза Мартина округлились. - А как же ваша принцесса?

- Принцесса? Ты же говорил, что она дура. С каких это пор тебя стала беспокоить ее судьба? Просто у нее будет на одного поклонника меньше. Думаю, она и не заметит...

- Но господин! - Мартин так быстро приблизился к Мак-Симону, что чуть не порвал о розовый куст край не до конца застегнутой куртки. - Я не о ней беспокоюсь! А о вас...

- Обо мне? - удивился Мак-Симон. Он даже перестал снимать немногие оставшиеся на нем доспехи рыцаря. - Почему обо мне надо беспокоиться? Ведь я маг, и должен заниматься своими книгами и снадобьями, а не скакать на лошади, которая к тому же меня терпеть не может. С самой покупки, представляешь? Наверное, она чувствует, что досталась не настоящему рыцарю... Зачем обо мне беспокоиться? Я возвращаюсь в свою лесную хижину, чтобы продолжать постигать тайны мира... О, Мартин! Мне кажется, ты хороший юноша. Пока еще легкомысленный и наивный, но... Хочешь, я возьму тебя в ученики? И научу всему, что знаю...

Мартин от неожиданности замолчал и во все глаза смотрел на бывшего рыцаря.

- Ах да! - неправильно истолковал его взгляд Мак-Симон. - Быть учеником какого-то нищего мага - это совсем не то, что оруженосцем у рыцаря...

- Ух ты! Сать магом! - вдруг выдал Мартин и к удивлению Мак-Симона запрыгал на месте. - А я смогу превращать людей в страшных-страшных страшилищ?

- Сможешь! - засмеялся Мак-Симон. - Только чтобы превращать людей в страшилищ, магом быть необязательно. Лишь тот настоящий маг, кто может из страшилища сделать человека...

- Это как? - попытался понять Мартин, но тут же отвлекся. - А я смогу запускать молнии? Я очень люблю, когда молнии, потому что это так красиво и страшно! Когда бывает гроза, я зарываюсь в большие шелковые подушки и смотрю в окно, а там как сверкнет!..

- Не выдумывай, Мартин! Откуда у тебя шелковые подушки?

- Ой! Ну, не под подушки, а под рваное шерстяное одеяло. Мне мама из овечьей шерсти связала. В детстве. Да. Смотришь из-под него в дырку, а молния ка-ак бухнет в окно!..

- Бухает гром, а не молния. Молния - это свет, а гром - звук. Это совсем разные понятия.

"Вот ведь зануда!" - подумал Мартин, а вслух переспросил:

- А я смогу запускать молнии?..

- Сможешь-сможешь, - успокоил Мак-Симон разговорчивого спутника. - И еще много чего сможешь...

Он уже начинал жалеть, что предложил Мартину стать учеником. "И зачем мне эта головная боль на старости лет?.." - подумал Мак-Симон и собрался было снять остатки доспехов, а Мартина отправить куда-нибудь подальше под благовидным предлогом. Например, собирать цветочки, якобы для магического отвара...

- Не снимайте! - вдруг закричал Мартин, да так громко, что Мак-Симон замер.

- А что такое опять?

- Не опять, а снова! - не очень вежливо сказал Мартин. - Я же о вас забочусь, а не об этой дуре Марианне! О вашей чести!

- О моей чести? - заинтересовался Мак-Симон.

- Конечно! Вы же перед сотней людей дали обещание, что победите дракона! Представляете, как будут смеяться все эти рыцари, когда их соперник-маг вдруг с позором сдастся? Они скажут: "А, эти маги! Они и годны только на то, чтобы хвалиться и показывать простенькие фокусы! А когда доходит до дела, они тут же убегают в кусты!" Вы же дали обещание!..

- А ты откуда знаешь? - удивился Мак-Симон. И этот простой вопрос почему-то заставил Мартина замолчать и покраснеть.

- Ну... - замялся он. - По всей стране слух прошел... Да-да! - вдруг снова воодушевился Мартин. - Не только сотня рыцарей, а весь народ знает о вашем обещании. Представляете, какой буде позор! И я, как верный ваш оруженосец, не смогу стерпеть подобного...

- Вообще-то, мне все равно, что обо мне думают... - буркнул Мак-Симон, но последнюю часть доспехов снимать не стал. Он надолго задумался. Мартин молча стоял рядом, предано смотрел бывшему рыцарю в глаза и ждал его решения.

- Но, пожалуй, ты прав... - наконец сказал Максимилиан. - Магу не пристало нарушать своего слова! Я одержу победу над злым драконом! Я снова надену доспехи рыцаря и выполню свое обещание!

После того, как Максимилиан произнес "я снова надену доспехи", все остальные его слова потонули в громком "ур-ра!", которое издал вмиг сошедший с ума Мартин. Он запрыгал вокруг Максимилиана, смеясь и корча рожи.

- Но я поражу дракона не для того, чтобы завоевать гордую принцессу, а чтобы освободить людей от его присутствия на земле!

Мартин перестал прыгать, а потом, состроив приторно-противную гримасу, сказал:

- А вот это уж как вашему сиятельству будет угодно!

После чего, посмеиваясь, исчез в кустах.

- Ты куда?! - опешил Максимилиан.

- Как куда? - раздалось из кустов. - Искать вашу лошадь. Иначе по утру ее найдет садовник. И мы останемся без лошади...

- Понятно, - усмехнулся Максимилиан. - Хорошо, утром мы выезжаем! Все подготовь!

- Да, мой господин! - откликнулся из кустов радостный звонкий голос.

- А когда мы закончим с драконом, я обязательно возьму тебя в ученики, - тихо продолжил маг-рыцарь. - Ты очень хороший юноша. Ты не дал мне совершить большую ошибку. Не только рыцари должны держать свое слово, но и маги...

2. В путь!

На следующий день город бурлил от пересудов! Благодаря языкастому Мартину, все уже знали, что маг, так дерзко бросивший вызов благородным рыцарям, закончил тренировки и выступает на север, на борьбу со страшным, непобедимым драконом. Простые люди жалели очередного безумца, идущего на верную смерть, а благородные рыцари в открытую злорадствовали, довольные, что избавились еще от одного соперника.

Провожать Максимилиана де Гопаля и его молодого оруженосца собралось полгорода.

Максимилиан гордо ехал по улице, ведущей к городским воротам, а за ним трусил верный Мартин.

Максимилиан оглядывал собравшуюся толпу и думал, что быть рыцарем иногда не так уж и плохо. Из окон выглядывали молоденькие девушки, которые ловили его взгляд и тут же смущенно прятались. Те, кто посмелее, махали платочками и украдкой вытирали слезы... Рыцарь чувствовал, с какой завистью ему вслед смотрят юноши, чувствовал мудрые взгляды стариков, завистливые взгляды соперников, которые тоже провожали рыцаря, хоть и инкогнито...

У самых городских ворот Максимилиан с Мартином вдруг услыхали за спиной шум и какие-то неясные крики. Они оглянулись. Вскоре стало возможно расслышать:

- Стойте! Стойте!

К рыцарю и его оруженосцу вскоре подскакал запыхавшийся гонец. Он выскочил из седла, подбежал к Максимилиану и, едва отдышавшись, заговорил:

- Прекрасная принцесса Марианна, услышав о вашем отъезде, соблаговолила... - гонец на секунду замялся, а потом, собравшись с мыслями, снова начал:

- Услышав о том, что у вас есть оруженосец, прекрасная принцесса Марианна соблаговолила даровать ему этого прекрасного коня!..

Все посмотрели на коня, на котором прискакал гонец.

- Ого! - сказал Максимилиан.

- Ух ты! - сказал Мартин.

- И-и-и-и-го-го! - сказала кобыла Максимилиана.

Конь и в правду был великолепен. Белый от носа до кончика хвоста, без единого пятнышка. Роскошная грива серебряными нитями ниспадала на мощную, красивую шею...

- Спасибо принцессе! Спасибо принцессе! - закричал Мартин и в мгновение ока оказался на белом коне.

Максимилиан хотел что-то сказать бойкому оруженосцу, но вместо этого сдержано обратился к гонцу:

- Передайте принцессе Марианне мою благодарность, а особенно благодарность моего оруженосца. Нам пора!

И рыцарь пришпорил свою гнедую кобылу, которая с большой неохотой отвела взгляд от белого красавца. И только мысль, что ей еще предстоит долгая дорога вместе с новым другом, заставила кобылу подчиниться не слишком ласковым понуканиям хозяина.

Под крики народа Максимилиан де Гопаль и его верный оруженосец Мартин выехали из города и поскакали на север, где их ждали неведомые приключения...

* * *

И первое приключение настигло их уже через пять минут. Точнее, оно настигло только Мартина. Потому что, отъехав на достаточное расстояние, Максимилиан вдруг остановил свою гнедую кобылу, спрыгнул на землю и приказал оруженосцу:

- Ну-ка, слазь!

- Зачем это! - попытался не послушаться Мартин, предчувствуя недоброе.

- Мал еще на таких конях ездить! - заявил Максимилиан. - Я жалую тебе свою кобылу...

- Так нечестно! - завопил Мартин. - Марианна мне этого коня подарила!

- Поговори еще! А если бы я сказал, как ты эту свою благодетельницу обзывал, а? А ну-ка, слазь, а то и кобылу не дам, и снова пойдешь пешком!

Мартин испугано вылетел из седла.

- Ну и ладно! Не так уж и удобно на этом коне ехать. Больно высоко. Еще упаду, костей не соберу. Не то, что на вашей кобылке. Он смирная, добрая...

- Да-да, и смирная, и добрая... - криво усмехнулся Максимилиан, запрыгивая в седло белого коня. - Вы с ней подружитесь. Может быть... Ого! А это что?..

Максимилиан заметил, что к седлу коня привязан небольшой мешочек. Рыцарь развязал его и обнаружил целую горсть золотых монет.

- А это тоже, скажешь, предназначалось оруженосцу? - с ехидством спросил Максимилиан.

- Конечно! - все еще сердито отвечал Мартин. - Ведь это его дело заботиться, чтобы все в пути было хорошо. А для этого нужны деньги! За постоялый двор платить надо? Надо! За корм лошадям надо? Надо! За корм... благородному рыцарю и его верному оруженосцу платить надо? Тоже надо! А за переправу через реки, а пошлины, а...

- Понял-понял! - перебил оруженосца Максимилиан и кинул ему мешочек. - Держи! Если потеряешь, голову сниму, понял?!

- Понял-понял... - передразнил Мартин хозяина.

Они снова тронули лошадей, и какое-то время ехали молча. Потом Мартин устал сердиться и стал насвистывать какую-то глупую песенку.

Гнедая кобыла под Мартином почему-то вела себя прилично. То ли от близости красавца-коня, то ли Мартин в качестве седока нравился ей больше, чем костлявый, закованный в тяжелые доспехи маг...

Они ехали молча целых полчаса. Все это время Мартин порывался начать разговор, но, глядя на суровое задумчивое лицо рыцаря-мага, не решался. Наконец, Мартин не выдержал, и найдя по его мнению приличный повод для беседы, заговорил:

- А вот вы мне лошадку свою пожаловали. Спасибо большое, конечно. На ней даже удобнее ехать, чем на этом гордом коне. Он вам больше подходит... А мне моя кобылка все больше и больше нравится. Наверное, мы с ней подружимся...

- Не сомневаюсь. Два сапога - пара! - откликнулся Максимилиан.

- Правда? - улыбнулся Мартин, почему-то приняв слова хозяина за комплимент. - А как ее зовут?

- Кого?

- Как кого? Мою новую лошадку. Ведь чтобы подружиться с кем-то, надо для начала знать, как его зовут...

- Не знаю, - ответил рыцарь. - Я когда покупал, не спросил...

- Как это? - Мартин чуть не выпал из седла от удивления.

- А что, у лошадей обязательно должно быть имя? - удивленный реакцией оруженосца, ответил Максимилиан.

- Конечно! А как же вы ее звали?

- Как-как... "Моя кобыла"!

- Как-как?

- Ты чего за мной все время повторяешь?.. - разозлился Максимилиан. - Кобылой я ее звал. Правда, обычно с разными эпитетами...

- С чем, простите? - прищурился Мартин.

- С эпитетами. Например, "безмозглая кобыла", "чертова кобыла", "чтоб ты провалилась, кобыла стоеросовая" и так далее.

- Бедненькая! - Мартин наклонился и сочувственно похлопал лошадь по шее.

- Совсем не "бедненькая". Как себя вела, так и называл!..

- А может, она вела себя так, как ее называли?

- А что было раньше, курица или яйцо?

- А это здесь причем? Вы проголодались?

- Причем здесь "проголодался"? Ты чего, совсем дурак, да?

- Почему это дурак? Совсем нет!

- И не спорь со мной! Что за дурацкая манера все время спорить со старшими?! - Максимилиан не на шутку разозлился.

- Да не спорю я совсем! - Мартин смотрел испуганными глазами на рыцаря. - И не дурак я!

- А кто?!

- Оруженосец великого рыцаря! Разве может быть у великого рыцаря оруженосец-дурак? А если оруженосец дурак, то и хозяин...

- Пешком идти хочешь? - Максимилиан остановил коня и внимательно посмотрел на оруженосца. - Нет? Тогда слушай сюда. Если я говорю, не спорить, то это значит - не спорить! Понятно? А не умничать. Если я говорю - не спорить, то ты не споришь. Если говорю - спорить, тогда можешь спорить. А остальное время - молчать в тряпочку! Понятно?!

- Да, мой господин! - Мартин вытянулся в седле и отдал честь.

- Так-то лучше! - успокоился Максимилиан. - И помалкивай, пока тебя не спросят...

- Да, мой господин!

Максимилиан хмыкнул и тронул коня. Они вновь неторопливо запетляли по пыльной сельской дороге. Впереди тянулись бескрайние поля с пшеницей. Но вскоре закончились и они. А с ними и владения принцессы Марианны. Через полчаса путешественники добрались до опушки леса. Мартин, увидев вооруженную охрану, быстренько поскакал вперед и через минуту вернулся к своему рыцарю.

- Ну что? - спросил Максимилиан.

Мартин знаками и смешными гримасами показывал, что не может говорить.

- Ты чего? - удивился Максимилиан. - Ах, да! Повелеваю тебе говорить!

- Да, мой господин! Смею сообщить, что мы сейчас переходим границу Предсеверного герцогства, о чем мне сообщили эти милые господа. Пошлину я заплатил. Можно ехать.

- Хорошо! - Максимилиан проехал около пограничников, холодно кивнув им.

Рыцарь и оруженосец вновь пришпорили коней, пустив их по широкой лесной тропинке.

Они углубились в лес довольно далеко, а Мартин по-прежнему молчал, при этом всем видом умудряясь показывать, как он старается и каких героических усилий стоит ему это молчание. Максимилиану стало неловко, и он решил загладить свою резкость светской беседой.

- Небо сегодня совсем без облаков, правда?

- Да, мой господин, совсем без облаков!

- И ветерок такой приятный...

- Да, мой господин, очень приятный!

- А запахи какие в лесу...

- Ой, какие запахи, мой господин!

- Перестань дурачиться!

- Есть перестать дурачиться, мой господин!

- Тьфу на тебя! - опять разозлился Максимилиан.

- Есть "тьфу на меня", мой господин! - Мартин и в правду изобразил, как он представляет это "тьфу".

- Ты дурак, да?

- Да, я дурак, мой господин!

- Слушай, перестань. Давай, нормально поговорим?

- А я нормально разговариваю. Вы приказали мне не спорить, вот я и не спорю. Мой господин.

- И перестань, называть меня "мой господин"!

- Хорошо, мой господин! А как вас называть, мой господин!

- Да как хочешь!

- Как хочу? Боюсь, вам это не понравится, мой господин!

- Даже так? Тогда, раз ты не можешь говорить нормально не споря, я приказываю тебе - спорить со мной!

- Да не буду я с вами спорить!

- Как это не будешь?!

- Не буду! Как я могу спорить со старшими?

- Слушай, зачем ты портишь мне такой замечательный солнечный день? - искренне возмутился Максимилиан.

- И совсем не порчу! И день совсем не замечательный, и не солнечный. А если и порчу, то не я. И не вам.

- Тьфу на тебя!

- Нет, "тьфу" на вас!

- Так ты что ли споришь?

- Нет, я не спорю!

- Господи! За что ты мне послал этого дурака-оруженосца?

- За то же, за что Он послал мне этого умника-рыцаря!

Максимилиан не выдержал, хлестнул белого коня и понесся вперед. Вскоре он исчез за деревьями.

- Ой! - испуганно сказал Мартин. - Я же пошутил! Не оставляйте меня в этом лесу!

Максимилиан не слышал. Тогда Мартин пришпорил свою кобылку и помчался вслед.

Максимилиан скакал, пока не кончился лес. На опушке рыцарь остановил коня и огляделся. Вновь вокруг раскинулись поля, - явный признак близкого города. Максимилиан подумал, что зря он рассердился на Мартина. "Молодой парень. Любит подурачиться. Что такого? И зачем было всерьез воспринимать? Ну, дал бы подзатыльник, в конце-то концов... Эх, совсем я с этими рыцарскими играми выдержку потерял!"

Через пять минут из леса вылетел Мартин. Он увидел своего рыцаря, и на его лице тут же заиграла такая искренняя, счастливая улыбка, что все раздражение Максимилиана немедленно прошло. Но он не показал виду, сурово кивнул оруженосцу и тронул коня. Они снова спокойно затрусили между полей.

- Хозяин больше не сердится на своего верного оруженосца? - спустя какое-то время робко спросил Мартин.

- Сердится, - соврал Максимилиан.

- Я больше не буду... - по-детски обезоруживающе сказал Мартин. - Честно-честно!

- Ну ладно, я не сержусь! - не выдержал Максимилиан и улыбнулся.

- Я же просто за лошадку обиделся! - стал оправдываться Мартин, словно не поверив прощению рыцаря. - Что вы ей даже имя не дали...

- Ну, дай сам... - пожал плечами Максимилиан.

- Правда?! Можно, мне придумать имя для моей лошадки?!

- Отчего же нельзя, раз тебе это так важно...

Мартин заерзал в седле, а потом надолго впал в задумчивость...

- Ну что? - через какое-то время не выдержал Максимилиан. Его неожиданно заинтересовала идея дать кобыле имя.

- Думаю! - серьезно откликнулся Мартин. - Это же важное дело!

- Тоже мне, важное дело. Назови "Машка", "Дашка" - делов-то!

- Нет, так не пойдет. Какая же она "Дашка", если несет на себе не какого-то простолюдина, а оруженосца его сиятельства Максимилиана де Гопаля, победителя страшного и чудовищного северного дракона!.. О, может, так и назвать?

- Как? - не понял Максимилиан.

- Носительница-оруженосца-его-сиятельства- Максимиллиана-де-Гопаля-победителя- страшного-и-чудовищного-северного-дракона!

- Не длинновато?

- В самый раз! Только не подходит такое имя!

- Почему?

- Потому что имя должно указывать на качества того, кого называет, а не кого-то другого...

- Понятно. И какие у тебя еще идеи? - разговор забавлял рыцаря, и он окончательно пришел в хорошее расположение духа.

- Ну, например, "Самая-лучшая-на-свете-лошадь- гнедой-масти-подобная-звездному-небу- в-безоблачную-ночь- когда-светит-таинственная-луна".

- А при чем здесь звезды и луна?

- Просто они красивые. И мне хочется, чтобы в имени моей лошади упоминались звезды... - мечтательно сказал Мартин.

- Ну и назови ее "Звезданутая"! Коротко и ясно. А главное, "указывает на качества того, кого называет"! - передразнил недавние слова Мартина Максимилиан.

- Нет, это у вас она была такая. А у меня она будет, как звездочка... О! Я назову ее "Звездочка-мчащаяся-в-ночи-навстречу-судьбе"! Не очень длинно, но и не так коротко, как у простолюдинов!

- Что ж, неплохо! - оценил Максимилиан. - Эй, Звездочка, как тебе новое имя?

Новоиспеченная Звездочка радостно заржала.

- Гляди ты, будто понимает! - удивился Максимилиан.

В ответ кобыле заржал и белый рыцарский конь

- Ого! А тебе что, завидно стало? - спросил его Максимилиан. - Может, тебе тоже за компанию имечко придумать?

- Да-да! - воодушевился Мартин. - А то это неправильно будет! У моей лошади будет имя, а у вашей - нет!

- Хорошо! - Максимилиан задумался. - Э-э-э... Как же тебя обозвать?..

- Имя должно отражать качества... - тихонько напомнил Мартин.

- Качества? А какое главное качество моего коня? О! Назову его "Беляк"! Потому что он белый. Как тебе?

- Для зайца - неплохо, а вот для рыцарского коня... - поморщился Мартин.

- Да, пожалуй... - согласился Максимилиан и опять погрузился в муки творчества. - О! Назову его "Белый-вихрь-несущий-навстречу-судьбе"!

- Это плагиат! - возмутился Мартин.

- Чего? Какой еще плагиат? Кстати, откуда ты такие слова знаешь? Ты же даже в школе, наверное, не учился!

- Зато меня мама учила!

- Это которая из овечьей шерсти рваные одеяла вяжет?

Мартин хотел что-то ответить, но не стал и просто отвернулся. Максимилиан опять почувствовал себя не в своей тарелке. Он вспомнил, что совсем не знает историю жизни паренька до того, как встретил его голые пятки в кустах...

- Ну, прости, я не хотел, - неловко извинился Максимиллиан. - Не сердись. Все что было, то прошло. И к тому же, надо радоваться!

- Чему это? - Мартин повернулся и подозрительно посмотрел на рыцаря.

- Тому, что нас теперь стало четверо! Могучий рыцарь-маг Максимилиан де Гопаль - раз! Его достойный конь Белый-вихрь-несущий-на-встречу-судьбе - два. Верный, хоть болтливый и невоспитанный оруженосец Мартин - три! И еще одна кобыла по имени Звездочка - четыре!

- Звездочка-мчащаяся-в-ночи-на-встречу-судьбе! - уточнил Мартин и снова радостно заулыбался.

Четверо путешественников приближались к герцогскому замку. Он был выложен из грубого серого камня, как и все постройки предсеверных городов.

- Пожалуй, надо нанести визит вежливости к местному правителю... - подумал Максимилиан вслух.

Мартин, услышав такие планы, почему-то поморщился.

- Может, не надо? - неожиданно робко спросил он. - Только время потеряем...

- Почему же потеряем? Я же не столько ради вежливости, сколько ради разведки... В замке расскажут про северные земли. Что там, да как. Я же не знаю ничего. Может, помогут снарядиться получше... А главное - это информация. "Предупрежден - значит, вооружен", слышал такое?

- Не-а, не слышал. Но если дело в информации, то за информацией не в замок надо идти, а на постоялый двор!

- Это почему еще?

- Ну, как вы таких простых вещей не знаете! Появитесь вы замке, герцог закатит прием. И весь день по залам буду ходить напыщенный дамы с дураками-кавалерами и вертеть хвостами, только и думая, когда пригласят к столу и дадут пожрать... Вот и вся информация. Там же никто ничего не знает, кроме как поесть, поспать, да светские беседы ни о чем вести!..

- Все-таки, откуда ты все знаешь?! - в который раз удивился Максимилиан. - Кстати, на счет "пожрать"...

- А чего там знать, - буркнул Мартин. - Все дворы одинаковы. А еда там дрянная. Этот толстый герцог зажарит опять десяток жирных свиней и будет... Давайте, не поедем в замок? Ну, пожалуйста!..

- Лучше хоть какая-то еда, чем никакая... - заметил Максимилиан. - Будем надеяться, что на столе будет и что-нибудь помимо жареной свинины. Да и запасы кое-какие надо перед дорогой сделать...

- Обо всем этом доблестный рыцарь беспокоиться не должен! - заявил Мартин. - Ведь у него есть такой замечательный оруженосец, как я! Поедемте на постоялый двор, а там посмотрим...

- Ну, веди... - сказал Максимилиан, которому и в самом деле не хотелось снова встречаться с придворным обществом, один вид которого еще во дворце Марианны заставлял мага вспомнить заклинание, превращающее людей в крыс.

Мартин радостно пришпорил кобылу и поскакал направо с главной дороги. Впереди виднелись какие-то домики.

- Эй, - окликнул спутника Максимилиан. - Ты почему впереди хозяина едешь?! Ты думай чем-нибудь там у себя в голове, как о нас простолюдины подумают, если рыцарь позади оруженосца приедет!

- Вы же сами сказали "показывай"! - обиделся Мартин.

- Вот поезжай сзади и показывай... - Максимилиан обогнал кобылу оруженосца и, гордо выпрямив спину, чтобы произвести впечатление на обитателей постоялого двора, поехал впереди.

- Ну вот, а еще маг, - пробурчал Мартин. - А вести себя стал, как обычный напыщенный дурак... в смысле - рыцарь...

- Ты чего там бормочешь? - обернулся Максимилиан.

- Говорю, как вы здорово смотритесь! - откликнулся Мартин. - Совсем как настоящий рыцарь...

Максимилиан гордо улыбнулся, не расслышав не прикрытой насмешки в голосе оруженосца. Не расслышал, видимо, из-за сильного ветра, который свистел в ушах от быстрой езды.

Через десять минут путники стояли у большого, двухэтажного деревянного дома с немного кривой вывеской, на которой витиевато было выведено название: "Драконье логово".

- М-да! - удивился Максимилиан. - Название не самое привлекательное...

- Почему? Очень романтично... - не согласился Мартин.

- Не знаю на счет романтики, но "логово" у меня почему-то ассоциируется с блохами и крысами...

- Нет, это хорошая гостиница! - с жаром возразил Мартин. - Крыс там нет... по крайней мере тех, что с хвостами... да и блох нет. Почти. Я здесь бывал, хорошее место, а главное - море всевозможной информации, как вы и хотели. А повар - лучший в герцогстве!..

- Точно? Ну, тогда ладно... - согласился Максимилиан. - А блох я в мух могу превратить. Есть одно простенькое такое заклинание, почти совсем усилий не требует. Магическая сила она же общим правилам перехода энергий подчиняется. Например, превратить стул в табуретку - проще простого, насекомое в другое насекомое - тоже, а вот табуретку в насекомом или наоборот - уже очень трудно. Много силы надо. Потому что очень несхожие предметы. Или возьмем другой пример. Нет ничего проще, чем превратить человека в свинью. Много сложнее - превратить свинью в человека. А вот превратить человека или свинью в простой камень - уже далеко не каждому магу по силам. Или возьмем еще пример...

- Кхе-кхе, - сказал Мартин. - Все это очень интересно, но если мы будем читать лекции по магическому искусству прямо у входа на постоялый двор...

Максимилиан огляделся и первым делом заметил слугу, который вышел, чтобы встретить новых постояльцев. Он держал под уздцы рыцарского коня и, открыв рот, пялился на Максимилиана.

- Да, ты прав... - вымолвил маг, заметив еще с десяток любопытных глаз.

Он спрыгнул с коня и, хлопнув по спине оруженосца, который опять попытался проскользнуть вперед, отворил тяжелую, окованную железом, дверь.

* * *

Максимиллиан поморгал, привыкая к полумраку. Через минуту он уже мог отчетливо разглядеть темные стены, грубые деревянные столы и людей за ними. Видимо, постоялый двор был по совместительству питейно-закусочным заведением, под которое был выделен весь первый этаж.

Мартин проскользнул вперед, громко обратившись к стоявшему за стойкой человеку:

- Столик для его сиятельства!

Бармен подозрительно оглядел рыцаря, задержавшись взглядом на мече, болтавшемся на поясе Максимиллиана. Секунду помедлив, искусственно улыбнулся и кивнул на ближайший столик у стены. Расположившийся там крестьянин послушно пересел к общему столу в центре.

- Куда ты меня привел? - тихо спросил Максимилиан, когда они с Мартином устроились за освободившимся столиком. - Здесь же одни крестьяне!

- С каких это пор вас это стало волновать? - зашептал в ответ Мартин.

- Ни с каких, - смутился Максимилиан. - Только зачем было тогда меня представлять на всю таверну? Сейчас себя как белая ворона чувствую...

- Не беспокойтесь, здесь часто благородные господа бывают, так что...

Подошел бармен, оказавшийся также и хозяином заведения.

- Чем могу служить? - спросил он, продолжая изображать почтительность.

- Еда. Сейчас и в дорогу. - Коротко бросил Максимилиан, пытаясь представить, как должен разговаривать благородный рыцарь в данной ситуации.

- Понятно. Долгая ли дорога и куда? Если благородный господин не делает из этого секрета... - вежливо поинтересовался хозяин таверны, впрочем, плохо скрывая равнодушие.

- Мы едем, чтобы победить злобного северного дракона! - громко откликнулся Мартин. Разговоры в таверне на секунду стихли, и Мартин с удовлетворением заметил любопытствующие взгляды.

- Это серьезное мероприятие... - проговорил бармен. Казалось, он с трудом сдерживает зевоту. - Рекомендую как следует запастись едой и питьем. На много дней пути. Северные земли почти необитаемы, и вам трудно будет добыть пищу...

- Что вы можете предложить? - перебил Максимилиан. Его раздражало всеобщее внимание, которое Мартин явно старался привлечь.

- Прямо сейчас наше заведение может предложить... - хозяин сделал паузу, ловким движением достал откуда-то сзади замусоленную картонку и, явно не читая, но смотря в нее, продолжил:

- Жареная свинина в тесте. Жареная свинина на вертеле. Фаршированный поросенок. Свиные котлеты с гарниром или без. Копченая свинина. Очень рекомендую в дорогу. Жареная свинина под острым...

- А что-нибудь не хрюкающее у вас есть? - прервал Максимилиан чтение меню.

Хозяин непонимающе уставился на привередливого рыцаря. Наконец, до него дошло.

- А, понимаю. Господин не любит свиней? Тогда могу предложить рагу из баранины...

- А что-нибудь без мяса? Любого...

Хозяин опять замолчал. В этот раз надолго. На его лбу отчетливо отражался непривычно сложный мыслительный процесс.

- А, понимаю. Господин на мели?

- На какой мели?! - Максимилиан снял шлем и раздраженно брякнул им о дубовые доски стола. - Я просто не ем мяса! Совсем. Никакого. Понятно?!

В таверне вдруг стало тихо. Мартин тихонько огляделся. Все вокруг смотрели в их сторону. Мартину даже стало немного завидно, потому что его заявление о драконе не произвело и десятой доли подобного эффекта. Крестьяне за большим центральным столом оторвались от своих тарелок. Мирно беседующие у противоположной стены путешественники оставили свои разговоры. И даже шумная компания в углу притихла, отставив большие кружки с пивом. И только непомерно толстый предводитель, до этого непрерывно кричавший: "Пейте! Я угощаю!", громко хмыкнул.

- Понятно... - по инерции повторил хозяин. - Тогда, может быть, вам принести простого хлеба с сыром и квашеной капусты с картошкой?..

В голосе хозяина таверны послышались издевательско-презрительные нотки. Толстяк в углу издал противный смешок. Но Максимилиан не обратил на все это никакого внимания.

- Пойдет, - согласился он. - Давайте всего понемногу сюда. Сыра, хлеба, картошки, капусты, чего там еще? Я проголодался. И еще приготовьте три мешка в дорогу. Два с хлебом и один с сыром. И мешки пусть будут удобные. Чтобы можно было прицепить к седлу. Мартин, заплати...

Мартин достал один золотой и покрутил перед носом хозяина гостиницы. Тот сразу потянул руку, а в глазах наконец проснулся интерес. Мартин спрятал монету обратно в кошелек.

- Как только, так сразу! - сказал он. - И не забудь напоить и накормить лошадей. Я все проверю!

- К вашим услугам... - откликнулся хозяин и удалился, унося в своих глазах отражение золотой монеты.

Через считанные минуты принесли заказанную еду, за которую Максимилиан немедленно и методично принялся. Мартин засунул в рот кусок хлеба и убежал за хозяином гостиницы.

- Я посмотрю, чтобы не жульничал! - с полным ртом пояснил он Максимилиану.

Рыцарю было все равно. Он ел.

В таверне снова все пошло своим чередом. Путешественники вновь заговорили о далеких землях, делясь друг с другом открытиями и интересными подробностями из жизни туземцев. Крестьяне вновь заскребли ложками, а шумная компания в углу вновь потребовала пива...

Через пять минут, когда Максимилиан утолил первый голод, к его столико робко подошел тощий человек. Видно, из небогатых крестьян. Он заискивающе посмотрел в глаза Максимилиана и еле слышно произнес:

- Ваша светлость разрешит обратиться?

- Да, разрешаю, - с достоинством приосанился Максимилиан и даже вытер губы рукавом.

- Я слышал, что вы собираетесь победить злого северного дракона?

- Да...

- Я мог бы немного рассказать о нем. Совсем немного, то, что знаю...

- Хорошо! - Максимилиан заинтересовано оглядел незваного гостя. - Садись...

Крестьянин сел, но начать рассказывать не торопился.

- Что же ты молчишь? - подбодрил его Максимилиан.

- Э-э... Горло пересохло. Мне бы немного освежиться... - прищурился гость.

- Понятно... Эй, слуга, кружечку пива сюда!

- Вот это другое дело! - удовлетворенно крякнул попрошайка, с жадностью осушив принесенную кружку. - Сложное вы это дело затеяли. Говорят, никто этого северного дракона одолеть не может. А зла он творит! Вот, давеча, Ганс вернулся с северных пастбищ. Так десятерых овец не досчитался. Хорошо, хоть сам жив остался. Он мне сам рассказывал. Лежит, значит, под деревом. Овцы пасутся. Ну, он перекусил, винцом красным из бурдюка запил, а тут тень полнеба закрыла. И как смрадом звериным пахнуло, что Ганс сознание-то и потерял. Дракон, видно, его под деревом не нашел. А очнулся Ганс. Овец пересчитал, а десятерых нету!.. И еще многие рассказывают... Часто зверь балует! Беда от него северным землям. Сколько животины погибло...

- А люди? - Максимилиан тихонько продолжал жевать.

- И людей, говорят, погубил немало. Только все в основном вашего брата, рыцарей, то есть. А чтобы среди рабочего люда - не слышал! Правда, одно время рассказывали, будто он младенца прямо из люльки унес. Но никто не видел. Дракон ли, не дракон. Может злые люди... Я врать не буду...

- А что хоть за дракон? - поинтересовался Максимилиан.

- Дракон как дракон... - не понял крестьянин. - Самый обыкновенный...

- Огнедышащий хоть? - Максимилиан хотел сказать, что наука насчитывает несколько драконьих отрядов, в каждом из которых по несколько семейств, а в семействах - десятки родов и видов. Но сообразил, что объяснять видовую классификацию драконов неграмотному крестьянину не стоит.

- Вот уж чего не знаю, того не знаю... - развел руками собеседник Максимилиана. - Врать не буду...

- Ладно, благодарю за информацию...

Крестьянин, довольный бесплатной выпивкой, вернулся за общий стол, а Максимилиан снова всерьез принялся за еду.

- Разрешите? - Раздалось еще через какое-то время. К столику обедающего рыцаря подошел скромно одетый человек. Судя по всему, ремесленник.

Рыцарь удивленно кивнул, и второй гость сел.

- Я слышал, вы собираетесь на север, на битву с драконом?

- Да, - заинтересовано откликнулся Максимилиан. - Эй, слуга, кружечку эля сюда!.. Что вы можете мне рассказать о драконе?

- Спасибо! - ответил гость, пригубив дармовой выпивки. - О северном драконе ходит много слухов, но вот что я вам скажу. В основном - это бабьи сплетни. Никто этого дракона не видел, а те, кто видел, врут. Как пить дать! Один с похмелья большую птицу в небе заметил, а потом всем рассказывает, что дракон. У другого от недосмотра волки пару овец утащат, а он на дракона сваливает... И так далее...

Вернулся довольный Мартин, молча подсел к столу и запихнул в рот очередной кусок сыра.

...Так что, если хотите знать мое мнение, - продолжал второй гость, - нет никакого северного дракона!..

- Как это нет! - чуть не подавился Мартин. - На него же столько рыцарей ходило! И где они? Если нет дракона...

- Ну, во-первых, не так уж много и ходило, а во-вторых, из тех, кто дальше этой таверны решился отправится, половина вернулась. Только инкогнито, чтобы не позориться. Но это я вам по секрету... А вторая половина, что поупорнее да поглупее, где-то среди камней северных сгинула. вот и все. И не мудрено. Край там суровый. Да и всякой нечисти помимо выдуманного дракона водится... Вон тот же людоед Пафнутий откуда-то с востока пришел и среди скал поселился. Вот он есть, а дракона нет!

- Понятно, - сказал Максимилиан. - И многие разделяют твое мнение?

- Кто-то разделяет, кто-то нет... - пробурчал ремесленник. - Кто поумнее - разделяют...

- А как же Срединное королевство? Там что все дураки, раз выдают принцессу замуж только за победителя этого вашего несуществующего дракона?

- А, эта Марианна... - ремесленник махнул рукой. Потом посмотрел в опустевшую кружку и добавил. - Ну все, спасибо за выпивку, ваше сиятельство. Мне в мастерскую пора...

- А ты что думаешь? - спросил Максимилиан Мартина, когда второй гость покинул таверну. - Одни говорят - есть дракон, другие - что нет...

- Есть! - убежденно откликнулся Мартин. - Без дракона никак нельзя. И не интересно!

- Понятно... - в очередной раз откликнулся Максимилиан. Он уже наелся и теперь лениво ковырялся в тарелке с салатом из квашеной капусты, нарезанной вареной картошки и сметаны.

Максимилиан уже не удивился, когда к их столику подошел еще один человек. Чуть полный, круглолицый, в дорогом камзоле. Он, не спрашивая разрешения, сел и уверенно бросил слуге при трактире:

- Эй, три стаканчика красного вина! - и, уже обращаясь к Максимилиану, добавил: - Вы не против, если скромный торговец угостит благородного рыцаря?

- Как вам угодно... - Максимилиан с любопытством рассматривал третьего гостя. - Вы тоже что-то знаете о драконе?

- О драконе? Не больше, чем все остальные...

- А вы верите в его существование?

- Я не из тех людей, которые верят или не верят. Я либо знаю, либо не знаю. А знаю я сейчас две вещи. Первое: дракон может существовать. Второе: вы отправились в путь, чтобы победить его.

- Правильно. И что?

- А то, что у меня к вам деловое предложение... - торговец пододвинул стул поближе к столу и стал говорить тише. - Как насчет того, чтобы прямо сейчас договориться о продаже трофеев в случае вашего успеха?

- Каких трофеев?

- Любых. Может, дракон хранит у себя в пещере, - или где он там живет, - драгоценности предков. А если нет, то и сам дракон большая ценность. Животное редкое. Я готов купить все: шкуру, зубы, когти... Как вы смотрите на то, чтобы заключить договор прямо сейчас...

- Хм, - Максимилиан опешил. - Не рановато ли?

- В нашем деле - чем раньше, тем лучше... Мне будет достаточно вашего слова... - мило улыбнулся торговец. - Обещайте, что в случае успеха, вы обратитесь в первую очередь ко мне!

- Хорошо, если вы мне расскажите, что сами думаете о северном драконе и слухах вокруг него!

- Что же, это справедливо... - торговец задумался. - Я думаю, что дракон существует. Если бы я так не думал, разве я подошел бы к вам, ведь так?.. Но я думаю, что все эти крестьянские расказни про украденных детей и овец - не правда. Если дракон и существует, то он живет где-нибудь у себя в пещере, подальше от беспокойных людей, охотится на диких горных козлов и спит после обеда... Вот и все.

- Вот еще! - хмыкнул Мартин. - Что это за дракон!

- А вы, молодой человек, считаете, что дракон - это разумное существо, которое питается принцессами и рыцарями?..

- А кто он, по-вашему?! - Мартин так возмутился, что перестал жевать.

- Я думаю, что драконы - это какие-то древние животные. Типа больших ящериц с крыльями. Вот и все.

- Тогда какие это вы драгоценности рассчитываете найти у неразумных ящериц? - пошутил Максимилиан.

- А кто его знает? Может, они когда-то были разумными и правили землей, а потом отупели. Посмотрите на людей вокруг. Ведь с ними происходит тоже самое. Когда-нибудь и на последних, отупевших людей будут охотиться какие-нибудь разумные муравьи, словно на огромных, редких чудовищ...

- Это интересно! - с уважением глянул Максимилиан на собеседника. - Не могли бы вы подробнее рассказать об этой вашей теории...

- Так мы договорились насчет возможных трофеев?

- Да, конечно. Я обещаю.

- Хорошо. Мне достаточно вашего слова. Ведь благородные рыцари никогда не нарушаю своего слова? - торговец хитро улыбнулся.

- Так как на счет вашей теории...

- Да это в общем-то не теория. Я ведь не ученый. Просто мне приходится много путешествовать по свету, и я внимательно наблюдаю за людьми. Везде одно и тоже. В большинстве своем люди глупы. И я бы с большой натяжкой назвал их разумными, - торговец презрительно выпятил нижнюю губу. - Те, кто побогаче и познатнее - погрязли в пирах, развлечениях и разврате. И чем больше они пытаются наслаждаться, тем более жалкими становятся. А среди низших классов люди слишком много работают и слишком отчаянно борются за выживание... По настоящему разумных людей - единицы. И все они стараются спрятаться, уйти от общей массы бессмысленно шумящей толпы... Все эти маги, отшельники... Их единицы. Наверное, именно они и будут последними "драконами" среди людей... Я думаю, что раньше на земле жили разумные драконы. Или кто-то вроде них. Но потом с ними стало происходить тоже, что и с нами сейчас. И постепенно под влиянием бессмысленных развлечений и увеселений они превратились в безмозглых мелких ящериц, чьих жалких потомков мы можем встретить повсюду в полях и лесах...

Торговец замолчал. Он задумчиво потер переносицу, заглянул в пустой стакан из-под вина, а затем продолжил:

- Однажды я плавал в далекую страну... Правитель нашей страны, устав от всевозможных развлечений, отправил меня разыскивать что-нибудь новенькое и необычное... Я долго путешествовал, пока в одной дикой стране не наткнулся на удивительную вещь. Это был деревянный ящик с непрозрачным стеклом спереди. На нем было так много каких-то кнопок и рычажков, что я сразу смекнул - это вещь непростая. Я выменял ящик у местных дикарей, а на корабле принялся вовсю изучать... И вот, нажав один из рычажков, я в ужасе отпрыгнул! Потому что непрозрачное стекло вдруг засветилось и стало показывать какие-то картинки. Я пригляделся, а там! А там - большие ящерицы! И они ходили на двух ногах. Они жили, разговаривали, с ними происходили разные удивительные вещи... Чужая жизнь за стеклом! И все это внутри какого-то деревянного ящика. Я не мог оторваться от этого зрелище, пока за стеклом что-то не щелкнуло, и оно снова стало непрозрачным.

Я привез этот чудесный ящик своему королю. Что тут началось! Вся королевская семья не отрываясь смотрела в волшебный ящик днями и ночами, прерываясь только на сон. Король даже похудел на десять или двадцать килограмм. Они целыми днями наблюдали за чужой жизнью, забыв о своей... Когда, спустя месяц, меня снова позвали, я не узнал королевскую семью. Это были совершенно потерявшие разум люди, которые беспомощно слонялись по дворцу, каждые пять минут, подходя к волшебному ящику и тупо смотря на его темный экран. В нем что-то сломалось, и я не смог починить. Тогда меня приказали казнить, но я успел покинуть страну...

Мартин сидел и слушал удивительную историю торговца открыв рот.

- А что было дальше? - спросил Мартин, когда рассказчик замолчал.

- Ничего... Теперь я снова могу бывать в своей стране. Потому что через неделю после моего бегства, в государстве вдруг объявился опальный брат короля и без сопротивления захватил власть... А мой бедный бывший правитель, наверное, до сих пор сидит перед своим ящиком и нажимает на кнопки в надежде, что стекло вновь засветится...

- Наверное, вам стоило стать ученым или магом... - сказал Максимилиан.

- Нет, не думаю. У меня слишком практичный ум... А чтобы быть настоящим магом, надо... как бы это помягче выразиться... витать в облаках! Настоящий маг живет тем, чего не пощупаешь, что в карман не положишь. Мне это не понятно... Какой смысл в теориях, которые не обращаются в звонкую монету?

- Но вы только что выдали нам такую теорию!

- Разве? - усмехнулся торговец. - За свой рассказ и свои мысли я получил ваше обещание, которое, при благоприятном стечении обстоятельств, может дать мне очень неплохой доход...

- Тогда уж доскажите до конца! - попросил Максимилиан. Его почему-то совсем не коробила откровенность торговца.

- О чем?

- Вы обмолвились о муравьях...

- Ах да! - торговец опять потер переносицу. - Я думаю, что разумные драконы, которые жили до нас, придумали эти волшебные ящики. Это было удивительное изобретение: развлечение, которое не надоедает! А потом они все потеряли разум, постоянно пялясь на чужую жизнь. И тогда появились мы, люди. Но, как мне кажется, и что подтверждают мои наблюдения, люди сейчас идут по пути древних драконов. Вскоре ученые, которых праздные короли и богачи заставляют искать все новые и новые развлечения, придумают какой-нибудь волшебный ящик, и человечество превратится в стадо тупых, безмозглых животных... А ведь "свято место пусто не бывает"... И разум проявится у кого-то еще...

- А почему именно у муравьев?

- Не обязательно. Это я просто для примера. Но, похоже, что это будет кто-то меньше, чем люди. Сначала огромные ящерицы-драконы, потом не большие, но и не маленькие, люди, а дальше должен быть кто-то совсем крошечный... Простите, но мне пора...

Торговец встал и вежливо, профессионально, улыбнулся.

- Спасибо за интересную беседу! - искренне ответил Максимилиан.

- Надеюсь, вы не забудете о своем обещании, если вернетесь с победой и любыми, даже бесполезными на ваш взгляд, трофеями...

Максимилиан кивнул.

- Мой агент регулярно бывает в этой гостинице... Надеюсь, мы еще встретимся!

Купец откланялся и вышел.

- Хотел бы я посмотреть в этот волшебный ящик! - после непродолжительного молчания сказал Мартин.

- Зачем? - удивился Максимилиан. - Разве у тебя неинтересная жизнь? Нас ждет таинственная северная страна, долгая дорога, приключения, встреча с неведомым, битва с драконом... Неужели ты думаешь, что какой-то, пусть даже самый волшебный ящик, покажет тебе что-то более интересное? А даже если и покажет, это ведь будет не твоя жизнь, а чужая. Понимаешь?

- Понимаю... - легко согласился Мартин. - Но все равно интересно! Вот сейчас мне, например, скучно, и я бы...

Вдруг в углу раздался такой хохот, что он заглушил слова Мартина. Максимилиан поднял глаза и увидел, как на них с Мартином пялятся несколько человек. Шумная компания в углу все это время опустошала кружку за кружкой, и теперь, видимо, им хотелось развлечься.

Огромный предводитель гуляк встал из-за стола.

- Эй, Пивная Бочка, не связывайся, а то благородный рыцарь выпустит мечом твои неблагородные кишки! - подзадоривающе крикнул ему кто-то.

- Кто? Этот кролик?! - откликнулся громила с точным именем Пивная Бочка. - Эта травоядная овца?!

За угловым столом опять раздался хохот.

- Сейчас мы проверим, хватит ли у него сил хотя бы на то, чтобы держать меч в руках... - Пивная Бочка шатающейся, но уверенной походкой направился к столику Максимилиана и Мартина. - Чутье мне подсказывает, что никакой это не рыцарь... Так ведь?

Громила встал в двух метрах от Максимилиана и оскалился в нехорошей улыбке.

- Что скажешь, травоядный рыцарь?

Максимилиан спокойно посмотрел в пьяные глаза Пивной Бочки.

- Скажу, что ты прав и посоветую вернуться за свой столик к своему пиву... - Максимилиан равнодушно отвернулся. Лицо Мартина покрылось красными пятнами.

- Но господин! Он же оскорбил вас! Вы должны наказать его!

- За что? Он ведь просто высказал свое мнение... - Максимилиан пожал плечами.

- Да я гляжу, даже этот юнец больше похож на мужчину, чем этот благородный травоядный козел в рыцарских доспехах! - Пивная Бочка издевательски поклонился. - Ведь благородный козел не будет против, если я продолжу высказывать свое мнение?

Пивная Бочка расхохотался, его примеру последовали приятели в углу. Крестьяне за общим столом в центре втянули головы в плечи, по опыту зная, что любые разборки между господами прежде всего сказываются на них...

- Так вот, если хотите знать мое мнение, то настоящие мужчины не питаются травой и сыром, как какие-нибудь пастухи... Ты позоришь имя рыцаря, и я накажу тебя, как следует наказывать обманщиков...

Пивная Бочка, не чувствуя сопротивления, совсем осмелел. Он потянулся вперед, явно намереваясь схватить Максимилиана сзади.

- Сейчас я сам заставлю тебя доесть твою козлиную пищу!..

Мартин не выдержал, вскочил, схватил тарелку с недоеденным капустным салатом и изо всей силы залепил ей в лицо громилы. Тарелка упала, и по лицу Пивной Бочки потекла сметана...

В углу затаились, предвкушая интересное зрелище. Наконец Пивная Бочка осознал, что произошло, зарычал и пихнул Мартина, который стоял перед ним, словно гном перед великаном. Мартин полетел к стене, ударился о нее спиной и осел на пол. Больше от испуга, чем от боли. Мартин недоуменно смотрел на обидчика, словно не понимая, как он смел прикоснуться к нему, Мартину! С его головы упала шапка и необычно длинные волосы, до того аккуратно уложенные, разметались по плечам и стене...

- Он мне прическу испортил! - вдруг сказал Мартин голосом обиженной девчонки, а потом посмотрел на Максимилиана и совсем по-детски расплакался.

Пивная Бочка удовлетворенно хохотнул и повернулся обратно к Максимилиану.

И вдруг протрезвел. Красные от гнева глаза рыцаря прожигали его насквозь.

- Ты. Ударил. Моего. Оруженосца, - сквозь зубы сказал Максимилиан и встал.

Пивная Бочка попятился назад. Не глядя спихнул подвернувшегося под руку крестьянина и взял из-под него тяжелый дубовый табурет. Ухватил поудобнее за ножку, подкинул в правой руке и, почувствовав себя уверенней, ответил:

- Как видишь! Надеюсь, ты не против?

- Раньше ты был достоин наказания по кодексу рыцарей. Но они мне не указ. А сейчас ты достоин наказания и по кодексу магов! - Максимилиан поднял руки, широко растопырив пальцы. Вдруг между ними забегали синие искры.

Пивная Бочка недоуменно посмотрел на Максимилиана. Он увидел страшное сосредоточенное лицо с едва заметной узкой полоской губ, красными от гнева глазами и набухшими синими венами на висках...

- Ну, держись!.. - закричал Пивная Бочка, замахиваясь тяжелым табуретом, намериваясь точным ударом в голову свалить непонятного искрящегося врага.

И вдруг синие всполохи между пальцами рыцаря-мага исчезли, а массивный агрессор оторвался от пола и стал подниматься к потолку. Пивная Бочка от неожиданности выронил табурет, отчаянно замахав руками и ногами.

Большинство крестьян выронило ложки и вместе с пьяницами из угла уставились на необычное зрелище.

- Ух ты! - восхищенно сказал Мартин, слезы которого немедленно высохли. - А теперь его мечом, мечом!

- Мечом? - переспросил Максимилиан глухим от напряжения голосом. - Нет, мечом надо было раньше, а сейчас я должен наказать его по своему.

Казалось, рыцарь-маг задумался. Вокруг стояла полная тишина, и только из опрокинутого с перепугу кувшина капало на пол молоко

- Пусть будет так! - словно отвечая собственным мыслям, сказал Максимилиан и сделал небрежный пас руками. При этом Пивная Бочка медленно, словно тяжелое грозовое облако, поплыл назад, остановившись прямо над центральным большим столом. Пивная Бочка перестал размахивать конечностями и теперь просто с ужасом таращился на врага.

- Думаю, я не буду наказывать тебя слишком сильно, - спокойно сказал ему Максимилиан. - Ведь каждый человек всего лишь то, что он есть. Какой смысл наказывать за это? Поэтому я просто скажу...

Максимилиан напрягся, опять между пальцами его рук заплясали синие искры, выступили вены на висках.

- Стань тем, что ты есть! - громовым голосом произнес Максимилиан. И после этих слов в таверне началось нечто невообразимое.

Центральный стол вдруг очистился от тарелок и кружек, его покрыла белоснежная скатерть, а потом!..

А потом никто уже не мог отвести выпученных глаз от висящей под низким потолком Пивной Бочки, с которым стало происходить что-то странное. Он стал распадаться!

Сначала у него отвалилась нога. Она упала на белоснежную скатерть и превратилась в замечательный, жирный окорок. Причем на тарелке. Потом отвалилась вторая нога, превратившись в толстую копченую колбасу. Отвалились руки, став жареной дичью. И уши, превратившись в большое блюдо с пельменями...

Потом Пивная Бочка потек. Из его живота потекла струя пива, наполняя непонятно откуда появившиеся кружки и кувшины. Наконец отвалилось и ставшее худым туловище, превратившись в большую копченую грудинку.

Под потолком осталась висеть одна голова, которая судорожно открывала рот, но не могла произнести ни звука.

Через мгновение и она полетела вниз, на ходу превращаясь в маленького жареного поросенка, выпотрошенного и набитого вымоченными в вине яблоками...

Все в таверне еще смотрели вверх. Но там уже никого не было.

- Ничего себе!.. - присвистнул Мартин, первым нарушив гробовое молчание.

- Угощайтесь! - сказал Максимилиан застывшим крестьянам.

Раздался поросячий визг. Все опустили взгляды на роскошно уставленный стол. Вдруг поросенок, еще недавно бывший головой Пивной Бочки, встал, а потом изо всей мочи завизжал, словно его режут:

- Я больше не бу-у-удууууууууу! - И поросенок побежал по столу, на ходу теряя яблоки...

- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а! - вдруг, как один, закричали крестьяне и бросились к двери.

- Колду-у-ун! Спасайся, кто может! - завопили у стен и в углу. Кто-то выбил рамы, и те, кому было далеко бежать до двери, полезли в окна.

Через минуту таверна опустела, и только хозяин притаился в беспамятстве у себя за стойкой.

Мартин с восхищением смотрел на своего рыцаря, а потом захлопал в ладоши.

- Так здорово! - засмеялся он.

Максимилиан демонстративно поклонился, словно актер перед публикой. Но было видно, что ему приятно.

- Ладно, хватит развлекаться! - пряча улыбку, сказал Максимилиан. - Пора в путь! Все готово?

- Ага! - откликнулся Мартин. Он вскочил с пола, на котором сидел все это время. Поправил волосы и надел шапку-берет.

Они вышли из таверны и прищурились из-за яркого солнца. Максимилиан поморгал, привыкая к свету после полумрака таверны.

- А что с этим... - вдруг спросил Мартин. - Он так и останется...

- Нет, конечно, - ответил Максимилиан. - Загляни обратно...

Мартин снова открыл дверь и глянул внутрь.

- Ну что? - Максимилиан усмехнулся.

- Обратно превратился! Сидит на столе и неподвижно смотрит на свой живот! - ответил Мартин. Он повернулся к Максимилиану. На лице Мартина играла веселая улыбка.

- А ты умный паренек! - похвалил Максимилиан оруженосца. - Я нисколько не жалею, что мы отправились в таверну, а не в замок!

- Потому что здесь было так весело?

- Нет, потому что я узнал много интересного... Слова торговца навели меня на интересные мысли. Знаешь, я еще сильней захотел поскорее сбросить эти дурацки доспехи, выкинуть этот дурацкий меч, которым я так и не научился пользоваться, и вернуться в свою лесную хижину. К книгам, травам и кореньям... И главное, к тому, что никогда не будет доступно ни крестьянам, ни ремесленникам, ни рыцарям, ни даже умным торговцам. К познанию себя и Го...

- Я согласен! Я согласен! - Мартин вдруг запрыгал на одной ножке. - Я больше не хочу быть оруженосцем рыцаря, я хочу быть учеником мага! Чтобы научиться превращать разных разбойников в то, что они есть, и чтобы у меня между пальцами бегали синие молнии. Это так красиво! Вы же меня научите, правда? Давайте прямо сейчас поедем в вашу лесную хижину, и вы сразу меня всему научите...

- "Сразу" ничего не бывает. Это во-первых, - сказал Максимилиан. - А во-вторых, я теперь тем более должен встретиться с драконом...

- Почему именно теперь?

- Ты вообще внимательно слушал, что нам рассказывал купец? - в голосе Максимилиана появилось уже привычное для Мартина раздражение.

- Про волшебный ящик?

- Причем здесь ящик?! Он высказал интересную идею, что оставшиеся драконы - это маги предыдущей цивилизации... Если это так, то я обязательно должен встретиться...

- Да ну, ерунда! - уверенно высказался Мартин. - Драконы - это ни какие не маги-ящерицы. Вот!

- А ты откуда знаешь? - усмехнулся Максимилиан. - Начитался бульварных романов? Принцессы, драконы, рыцари, любовь, морковь... Тьфу!

- И совсем не "тьфу"! - разозлился Мартин. - Вот проглотит вас эта ваша магическая ящерица, которая на самом деле настоящий дракон, тогда узнаете!

Максимилиан почему-то рассмеялся, похлопал Мартина по плечу и шутливо спросил:

- Так куда мы едем: к дракону или в мою лесную хижину?

- К дракону, - вздохнул Мартин. - Все равно вы должны с ним встретиться...

- Почему это должен? - удивился Максимилиан.

- Да так... - почти неслышно ответил Мартин и опустил голову.

Они прошли по двору и остановились рядом с лошадьми, которые все еще жевали овес, игриво поглядывая друг на друга.

- Это что еще такое?! - удивился Максимилиан, глядя на Звездочку и своего белого коня, которые стали похожи на двух верблюдов. - Я же всего три мешка с едой просил, а ты чего набрал?!

- Ну, во-первых, трех мешков еды моему рыцарю не хватит, - прищурил один глаз Мартин. - А во-вторых, в трудном путешествии не одна еда нужна. Вот я и позаботился, накупив все, что можно. Теплая одежда, походный домик из шерсти и щелка. Обалденная вещь, я как увидел, пяти золотых не пожалел...

- Сколько! - закричал Максимилиан.

- Она того стоит! В свернутом состоянии почти места не занимает, а как развернешь - самый настоящий домик получается, только маленький. Внутри шерсть и поэтому тепло, а снаружи - заморский шелк непромокаемый, и поэтому дорого... Потом сами увидите... Еще инструменты разные, вода... А еще я купил бумаги и чернил, чтобы за вами мудрые слова записывать и магическому искусству учиться. Вот. - Мартин хитро улыбнулся.

- Ну, тогда ладно... - Максимилиан успокоился. - Посмотрю я твой раскладной домик. Если не понравится, заберу деньги, и больше ни монетки без спросу не потратишь! Понял?

- Понял. Вам понравится! Одно дело ночевать среди камней, а другое - в собственном теплом домике... - Мартин поправил поклажу на Звездочке, которая была нагружена раза в два меньше, чем Белый Вихрь.

Максимилиан бегло осмотрел лошадей, тюки и мешки.

- Не тяжело? - спросил он своего коня, ласково потрепав его по гриве. - Может, на подружку чего-нибудь переложим. Полегче.

Белый Вихрь протестующе заржал, а Мартин его поддержал:

- Что значит тяжело? Он у вас смотрите какой здоровый, а Звездочка - лошадка слабенькая. Ей нужен отдых. Тем более после одного моего знакомого рыцаря...

- Опять начинаешь? - не слишком сердито спросил Максимилиан. - Вот смотри у меня, быстро превращу в то, что ты есть!

Мартин перестал поправлять подпругу. У него загорелись глаза.

- Ой! А я хочу узнать, во что я превращусь! - сказал он.

- А что тут смотреть? В облако мыльных пузырей ты превратишься! - ответил Максимилиан.

- Нет, правда! Превратите меня в то, что я есть! Пожалуйста!

- Не буду! - буркнул Максимилиан и запрыгнул на коня, удобно разместившись между "горбами" из припасов.

- Тогда нечего и пугать! - озорно откликнулся Мартин.

- Превращать я тебя ни во что не буду, а вот заклятие тишины до самого логова дракона наложить могу... - мрачно сказал Максимилиан. А потом подумал и добавил: - Хм! А ведь неплохая идея!..

Мартин испугался и, состроив обиженную гримасу, запрыгнул на Звездочку.

- Ладно я пошутил! - сказал Максимилиан и добродушно хлопнул Мартина по спине. - Можешь болтать, только старайся больше по делу...

- По делу? - тут же воодушевился Мартин. - Это можно!

Они выехали за ворота постоялого двора и направили чинно вышагивающих лошадей по дороге, ведущей к границам Предсеверного герцогства.

- Вот я хочу спросить, - продолжал Мартин. - Там, в таверне, вы долго терпели этого забияку, а потом вдруг наказали... И еще сказали про какой-то кодекс мага. А у магов тоже есть кодекс? Как у рыцарей?

- Конечно. Хотя он, как и у рыцарей, неписаный. По кодексу рыцарей, я должен был ответить грубияну как следует, когда он еще просто нехорошо взглянул на меня из своего угла. Или, по крайней мере, когда он стал называть меня обидными по его мнению словами... Правильно?

- Да... - кивнул Мартин.

- Но в тот момент я обдумывал слова торговца. К тому же мне не хотелось разыгрывать из себя рыцаря...

- Но ведь вы были в одежде рыцаря, а значит, и поступать должны были, как рыцарь! - возразил Мартин.

- Пожалуй! - согласился Максимилиан. - Но я был очень занят своими мыслями и не хотел отвлекаться... Надеялся, что у него хватит мозгов ограничиться руганью, но... видимо, я всегда переоцениваю людей... А потом он стал достоин наказания и по кодексу магов, после чего я с большим удовольствием вспомнил, чему учился столько лет!

- А что за кодекс-то? - с нетерпением спросил Мартин.

Максимилиан выпрямился и торжественно произнес.

- Настоящий маг не должен заботится о собственной персоне. О собственной чести, имуществе и даже жизни! Но если грозит опасность его подопечным... Маг должен сделать все, чтобы защитить тех, за кого он отвечает, тех, кто принял у него прибежище!

- Значит, вы только из-за меня его так!

- Конечно, из-за кого же еще?

- Йэ-хе-хе! - запрыгал Мартин прямо в седле.

- Ты чего радуешься? - удивился Максимилиан.

- Просто так!

- Но, должен признаться, - серьезно продолжил Максимилиан. - Я делал это с большим удовольствием...

- Что? - уточнил Мартин. - С удовольствием расправились с этим хулиганом?

- Да, - понурил голову Максимилиан. - И это очень плохо...

- А что здесь плохого?! - весело спросил Мартин.

- Никогда нельзя наказывать с удовольствием, - ответил Максимилиан. - Никого. Наказывать надо только в двух случаях. Ради того, чтобы исправить или ради того, чтобы защитить других. И при этом надо обязательно сострадать тому, кого наказываешь, в противном случае ты нарушаешь магическое равновесие.

Максимилиан замолчал. Но Мартин не стал ничего говорить, чувствуя, что маг не закончил.

- И я нарушил равновесие, так как наказывал с удовольствием, гордясь собственным могуществом и выставляя его напоказ! - Максимилиан опять замолчал и стал раздраженно теребить свою едва заметную бородку. - Это очень плохо.

Мартин непонимающе пожал плечами.

- А по-моему все было здорово. Правда, еще здоровее было бы, если бы вы его сразу в козлика какого-нибудь превратили...

- А еще должен признаться, что его слова меня все-таки задели, - словно не слыша оруженосца, продолжал Максимилиан. - Поэтому я наказывал его в основном из чувства гордости. Чтобы показать, кто есть кто. В том числе и тебе, Мартин! Я хоть и не показал виду, но внутри почувствовал себя уязвленным, когда этот забияка стал оскорблять меня перед тобой...

- Я же говорю - все здорово, а совсем не плохо! - казалось, Мартин засветился от удовольствия, услышав эти слова.

- Нет, это очень плохо. Я позволил гордыне взять над собой верх. И то, что я сейчас в образе рыцаря, - слабо меня оправдывает. Я должен как-то восстановить магическое равновесие... Искупить свою слабость...

Максимилиан огляделся, словно что-то ища. Вокруг раскинулись чахлые поля, которые медленно, но верно переходили в необработанные каменистые пустоши, покрытые лишь сорной травой и уродливыми кустарниками. До Северных земель оставалось меньше дня пути.

Взгляд Максимилиана остановился на Мартине.

- Что? - подозрительно спросил Мартин. - Я здесь ни при чем!

- А кто бедняге в лицо капустным салатом залепил? - прищурился Максимилиан.

- Ну и что! - возмутился Мартин. - Я, в отличие от кое-кого, за это себя виноватым считать не собираюсь!

- Ладно, шучу! - сказал Максимилиан. - Ты все сделал правильно. Твой долг был по мере возможностей защитить мою честь.

- А если бы я был не оруженосцем, а учеником мага?

- Все равно... Маг может и должен безропотно терпеть все оскорбления в свой адрес, но его ученик - никогда!

Максимилиан опять задумался.

- Так как восстановить равновесие? Что думаешь?

Мартин пожал плечами.

- Ну, сделать какой-нибудь добрый поступок...

- Нет, - покачал головой Максимилиан. - Добрый поступок искупает злой. А я не совершал злого поступка. Я просто позволил гордости... О! Что противоположно гордости?

- Не-гордость! - услужливо подсказал Мартин.

- Да! Я придумал, как восстановить равновесие! - Максимилиан вдруг остановил коня и посмотрел на Мартина. - Торжественно заявляю! До тех пор, пока мы не вступим в пределы Северных земель, объявляю себя твоим слугой, а тебя - своим господином!

- Ух, ты! - Мартин чуть не выпал из седла. - Вы серьезно?

- Да. Слово мага!

- И рыцаря?

- И рыцаря...

- Ну, ладненько... - Мартин в предвкушении потер ладони. - Чего бы такого пожелать?..

- Эй! Что значит, пожелать? - возмутился Максимилиан. - Я же не джин из бутылки! Мы просто временно поменялись местами. Вот и все.

- А разве слуга не должен выполнять все желания господина?

- Ну...

- А если я хочу ковер-самолет, теплую ванну на нем и мороженое в шоколаде? Чтобы сидеть в теплом молоке высоко в небе и есть холодные взбитые сливки с клубникой и заморским шоколадом!

- Сейчас будет тебе и ванна... и клубника в небе! - разозлился Максимилиан. - Взбитая!

- А что? - Мартин невинно захлопал ресницами. - Я слишком многого хочу?

- При чем здесь, много или не много? Дело в принципе! Мы просто поменялись ролями. Понимаешь? Я у тебя разве просил когда-нибудь ванну в небе?

- Нет, не просили. Но ваш оруженосец был обычным оруженосцем, а мой оруженосец - маг!

- Нет, так не пойдет. Теперь я для тебя никакой не маг. Теперь я Мартин, а ты - Максимилиан. И больше, чем я от тебя, ты от меня требовать не можешь! Понятно?

- Да, мой господин! Ой! Не так, - Мартин во всю забавлялся. - Слушаюсь, мой слуга!

- Так-то лучше! - успокоился Максимилиан.

Мартин чуть-чуть подстегнул Звездочку пятками, чтобы она обогнала Белого Вихря. Как только конь с рыцарем оказались сзади, Мартин поехал, высоко задрав подбородок и выпятив нижнюю губу.

- Только не говори, что я так себя вел! - откликнулся Максимилиан.

- А я и не говорю... Ах, да! - Мартин вдруг спрыгнул со Звездочки.

- Ты чего?

- Нечего слуге на таком коне разъезжать! - заявил Мартин. - Слазьте, мой слуга! Я жалую вам мою кобылу!

Максимилиан молча слез и пересел на Звездочку. Кобыла недовольно заржала.

- Чего еще желает мой господин? - сквозь зубы спросил Максимилиан.

- Пока ничего... Хотя нет! - Мартин весело запрыгнул на Белого Вихря. - Пожалуй, будет слишком жестоко заставлять мою милую Звездочку тащить столько груза. Как насчет, пройтись пешком?..

- Как скажешь! - Максимилиан слез с лошади и пошел рядом. На его лице застыла гримаса страдальческой покорности.

Они ехали так какое-то время, а потом Мартин без слов перебрался на Звездочку.

- Ладно, я же пошутил! - смущенно сказал он. - Не сердитесь?

- Да нет... - Максимилиан забрался на своего коня. - Только ты должен усвоить одну вещь: старший - это не тот, кто помыкает младшим, а тот, кто несет за него ответственность. Настоящий господин всегда действует на благо своего слуги. Даже если иногда кажется, что это не так...

- Как же я могу действовать на благо другим, если я даже не знаю, что благо для меня самого? - спросил Мартин.

- Тогда ты не должен становиться старшим, а найти старшего для себя. В этом секрет любого развития. Ученичество...

- А я и нашел! - перебил Мартин. - Только что делать, если этому старшему вдруг пришло в голову поменяться ролями?

- Прими все так, как есть, и старайся понять, что от тебя требуется... - вздохнул Максимилиан.

- Так это я опять, значит, должен чего-то понять? А вы говорили, что для магического равновесия! - возмутился Мартин.

- Одно другому не мешает, - пожал плечами Максимилиан. - Хороший маг одним своим действием старается достичь сразу нескольких целей...

- А как же на счет "за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь"?

- Так я же сказал "хороший маг"!.. - Максимилиан улыбнулся.

- Хм... - Мартин задумался. - Так что же мне делать сейчас?

- Ты - господин. Как скажешь, так и будет!

- Даже если я скажу: "Ну его, этого дракона! Поехали обратно!"?

- Да.

- И даже если скажу: "Поехали в лесную хижину, где вы меня будете обучать магическому искусству!"?

- Да.

Мартин в очередной раз удивленно хмыкнул, а потом стал бубнить себе под нос.

- Настоящий господин всегда заботится о благе слуги... Так? Как же я должен поступить, чтобы моему рыцарю было благо? А?

Максимилиан с интересом прислушивался, труся чуть сзади.

- Он хотел вернуться в свою хижину. Так? Вроде бы... Значит, если я скажу, чтобы мы немедленно ехали туда, ему будет благо. Так? Или нет? А почему он сам сразу туда не поехал тогда? А! Ему мешает слово, которое он дал! Тогда получается, что я своим приказом освобождаю его от этого слова, и он с чистой совестью может вернуться к своим магическим занятиям? - Мартин почесал за ухом. - Хм? Может, в этом и есть смысл этой игры со сменой ролей? Но ведь то, что я сейчас господин, а он - слуга, тоже держится на слове. Как может одно слово отменить другое? Если они равны? Или я чего-то не понимаю?..

- Не мудрено. Потому что я тоже ничего не понял! - не выдержал Максимилиан. - Все проще, чем ты думаешь. Давай, я вижу, у тебя хороший потенциал! Тебе просто требуется принять решение и высказать его!

- Легко сказать! - откликнулся озадаченный Мартин. - Ведь хочется, чтобы решение было не просто решением, а правильным решением!

- Любое решение старшего для младшего - правильное решение! - сказал Максимилиан. - При условии, что старший готов нести полную ответственность за свое решение...

- Как же я могу брать полную ответственность за свое решение, если мое теперешнее положение старшего временно? - Мартин стал необычайно серьезным. От напряжения он морщил лоб и кусал губу.

- Ну! - Максимилиан радостно заулыбался. - Здорово! Ту у меня настоящий молодец! Давай дальше думай. Еще немного и ты поймешь!

- А чего я такого сказал? - удивился Мартин. - Что, где-то здесь енот помылся?

- В смысле? - не понял Максимилиан. - Какой еще енот?

- Да так, у нас в селе присказка такая есть... - Мартин продолжал сосредоточенно думать. - Значит, мое решение должно исходить из того, что мое положение старшего временно?

- Глупый слуга ничего не знает... Зачем его спрашивать о таких сложных вещах? - ехидно ответил Максимилиан.

- А я и не спрашиваю! Просто сам с собой разговариваю! - не остался в долгу Мартин.

Они некоторое время ехали молча. Максимилиан с показным интересом рассматривал окрестности, а Мартин усиленно размышлял, шевеля при этом губами, словно разговаривая с невидимым собеседником.

- Я принял решение!.. - наконец сказал Мартин и даже остановил Звездочку.

Максимилиан последовал его примеру, натянул поводья своего коня, и с интересом посмотрел на спутника.

- Ну и?.. - подбодрил он Мартина, не дождавшись естественного продолжения фразы. - Какое?..

- Мы едем дальше, чтобы, преодолев все трудности, победить северного дракона! - торжественно произнес Мартин.

- Слушаюсь, мой господин! - Максимилиан довольно рассмеялся. - Надеюсь, мой господин, соблаговолит и объяснит глупому слуге, как он пришел к такому решению?

- Как, как? Пришел и все. Шел, шел и дошел. Вернее, оно само дошло. Решение. Шло, шло и дошло.

- Ты учел все нюансы?

- Кого?

- Чтобы принять правильное решение, ты должен был учесть множество факторов и нюансов: этико-вербальную обусловленность, стереотипность социальных шаблонов, ложное самоотождествление, психосоматические поведенческие аллюзии, ролевую корреляцию психотипов, дивергентность и неустойчивость собственного навязанного положения, императив цели, пертурбацию явлений и...

- Ой! Я больше не буду! - вдруг испуганно закричал Мартин.

- Ты чего? - опешил Максимилиан.

- Как чего?! Вы разве не хотите меня во что-то превратить? Я что-то не так сделал?

- С чего ты взял?

- А зачем вы стали говорить все эти страшные колдовские слова?! Это было какое-то заклятие?

- Так ты что, все это не учитывал что ли? - разочарованно спросил Максимилиан.

Мартин отрицательно и все еще испуганно замотал головой.

- А как же ты пришел тогда к своему решению продолжать путь?

- Просто я подумал, что если бы было что-то правильнее, чем ехать на север, вы бы сами так и поступили уже давно. А раз мы уже ехали на север, значит, так и надо. А если не надо, то вы сами, когда мы достигнем северных земель, и перестанет действовать ваше слово, сделаете так, как надо.

- Ну, можно и так сказать... - согласился Максимилиан. Они снова тронули лошадей и поехали по дороге, которая с каждым шагом становилась все менее и менее заметной среди окружающей каменистой равнины. Полей уже давно не было. Жалкая растительность совсем не радовала глаз. Наверное, серый пейзаж действовал угнетающе на обычных путешественников. Он становился особенно невыносимым, когда облака, которые были почти одного цвета с равниной, затягивали небо. Солнце иногда выглядывало, но почти тут же пряталось, видимо, не желая видеть убогие предсеверные земли.

Мартин и Максимилиан не обращали внимания на пейзаж, потому что были слишком заняты беседой и размышлениями.

- Так не интересно! - вдруг заявил Мартин, не проехав молча и одной мили.

- Что не интересно? - поинтересовался Максимилиан, выйдя из глубокой задумчивости.

- Быть господином и не пользоваться своим положением!

- Так пользуйся!

- Ага! Чтобы вы опять мне каких-нибудь загадок назадавали, а я мучайся? Нет уж!.. Слуга должен развлекать своего господина, а не мучить. Вот.

- Может, мне станцевать и песенку спеть? - с сарказмом спросил Максимилиан.

- Песенку? А это идея! - Мартин вдохновился. - Сочините и спойте мне серенаду! Вот. Как Марианне!

- Ты чего, упал? - удивился Максимилиан. - Ты же юноша! Как я тебе буду серенаду петь?!

- Ой! - осекся Мартин.

- Думай, прежде чем говорить! - продолжал возмущаться Максимилиан.

- Ладно, ладно! Я пошутил! - не слишком естественно стал защищаться Мартин. - Серенаду не надо. Но... - Мартин выпрямился и низким голосом произнес: - Для развлечения моего господского величества повелеваю своему слуге рассказать мне... какую-нибудь хорошую историю!

- Историю? - задумался Максимилиан. - Какую?

- Хорошую. Можно сказку... Я люблю сказки. Вы умеете сочинять сказки?

- Я тоже люблю сказки. И, наверное, умею их сочинять...

- Такие же хорошие, как ваши серенады?

- Пока не знаю. Я ведь еще не пробовал. Сейчас попробую и узнаем. Так какую тебе сказку? Веселую или грустную?

- Лучше веселую!

- Хорошо, веселую и поучительную...

- А можно, просто веселую? - почему-то поморщился Мартин.

- Нельзя, - сказал Максимилиан. - Впрочем, посмотрим. Я же еще не знаю, о чем будет сказка...

- Ладно, пускай будет поучительная, но только совсем-совсем немного, а в основном, веселая, хорошо?

- Угу. Заказ принят! - сказал Максимилиан и погрузился в себя.

Прошло не меньше пяти минут, которые Мартин провел ерзая в седле и с трудом удерживаясь от того, чтобы поторопить рыцаря.

- В одном далеком восточном государстве, - неожиданно начал Максимилиан, когда терпение Мартина было почти на исходе. - Жил царь. Нормальный восточный царь. В меру справедливый, в меру жестокий, но... не в меру гордый! Никак он не мог смириться с тем, что есть кто-то, более великий, чем он. Царь победил всех вокруг, но все равно оставался кое-кто, про кого говорили, что Он, а не этот царь, - самый великий. Тогда однажды гордый правитель собрал всех своих ученых министров и, прищурившись, спросил:

- Так кто все-таки более велик, я или Бог?..

Ученые министры задумались, а потом попросили несколько дней на размышления.

- Даю вам два дня!.. - грозно сказал царь.

Министры вышли из царских покоев и обсудили ситуацию. Они были ученые, богобоязненные люди и прекрасно понимали, что нет никого более великого, чем Бог. Но они не могли дать такой ответ царю, опасаясь его гнева. Но они не могли и солгать, сказав, что их царь - самый великий...

- Ха! - вдруг перебил Максимилиана Мартин. - Сразу видно, что это сказка!

- Почему это?

- Министры, которые не могут соврать! Где это видано? Это небывалее, чем ковер-самолет и скатерть самобранка!

- Ну, это же восточные министры. Там на эту должность берут только самых честных и разумных людей...

- Правда? - недоверчиво спросил Мартин. - А вы откуда знаете?

- Я был в восточных странах. Однажды. Мой учитель отправлял меня к своему другу-магу, чтобы научиться одной... Мартин, не перебивай меня, а то я забуду, про что хотел рассказать в сказке!

- Ой! Хорошо, больше не буду...

- Так, на чем я там остановился?

- Честные министры... Нет, а почему у нас министров набирают по принципу, чем лучше врет, тем выше встанет?! - Мартин возмущенно посмотрел на Максимилиана, наткнувшись на его суровое лицо. - Ладно, ладно! Я же сказал, больше не буду. Мы остановились на том, что честные восточные министры стали думать, что им делать...

- Да... - продолжил рассказывать Максимилиан. - Министры стали совещаться. Они поняли, что попали в сложное положение. Они не могли солгать, чтобы не прогневать Бога, но не могли и сказать правду, чтобы не разгневать гордого царя. А все министры были уже пожилыми людьми, и никому не улыбалась возможность быть высланным из страны. Конечно, царь не стал бы казнить мудрецов. В восточных странах, в отличие от наших, это не принято. Но прогнать из своего государства, лишив средств к существованию, вполне мог. В конце концов, министры уже были готовы выбрать меньшее из зол и стали собираться с женами и детьми, готовясь покинуть страну. Они решили, что скажут царю правду: "Нет никого более великого, чем Бог!" Ведь лучше быть нищим, но честным перед Богом, чем преуспевающим лицемером!..

Мартин хмыкнул, но ничего не сказал.

- Да-да! - словно бы ответил ему Максимилиан. - Быть может, такой упадок в наших странах именно из-за того, что не осталось уже честных министров, готовых пожертвовать своим положением и удобством ради истины!..

- Может быть... - тихо согласился Мартин и задумался о чем-то своем.

- Так вот, ученые министры уже стали собирать семьи и имущество, уверенные, что после правдивого ответа разгневанный царь прогонит их прочь, когда самый старый и мудрый ученый сказал:

- Дорогие друзья, давайте я дам ответ царю!

Все министры согласились. Они подумали, что он хочет взять все на себя, чтобы спасти остальных.

Когда закончился отпущенный на размышление срок, все министры собрались во дворце царя.

Гордый правитель сидел на троне и ждал ответа. Он знал, что его министры не будут лгать. Как они скажут, так и есть на самом деле.

- Так кто, мудрецы! - снова спросил царь. - Кто более велик, я или Бог?

Тогда вперед вышел старый министр, одетый в походную одежду, низко поклонился царю в ноги, поднялся и сказал:

- Конечно же ты, мой государь!..

Царь заулыбался, гордо выпрямился на троне и победно оглядел всех присутствующих придворных, которых собрал специально для этого случая.

- Несомненно, ты более велик, чем Бог, - продолжал мудрый министр. - Потому что ты можешь прогнать нас из своего царства, а Бог из Своего - не может!..

Максимилиан рассмеялся.

Мартин задумчиво смотрел вперед. Наконец, не дождавшись продолжения, спросил:

- А дальше?

- Что дальше? - удивился Максимилиан. - Все, конец сказки!

- Понятно... - Мартин замолчал и еще сильнее задумался.

- Неужели не весело? - обиделся Максимилиан. - Ты вообще понял смысл сказки?

- Понял, - кивнул Мартин. - Министр хитро выкрутился. И не соврал, и очень тонко показал царю, что он по сравнению с Богом - никто...

- Молодец, правильно! - Максимилиан хотел одобрительно хлопнуть Мартина по спине, но передумал. - Царство Бога - это весь мир, поэтому Ему некуда нас прогнать... Но ведь забавно, как ловко министр поставил своего царя на место!..

- Да, веселая сказка... - с мрачным видом сказал Мартин.

- Оно по тебе и видно...

- Да нет, действительно веселая, просто мне грустно, что в нашем государстве нет таких министров... - Мартин грустно посмотрел на рыцаря.

- Понятно... - Максимилиан недовольно закусил губу. - Хорошо, хочешь я еще одну сказку расскажу. Совсем смешную, а то с этой что-то не получилось...

- Нет, давайте лучше грустную... - сказал Мартин. - Вы обещали две сказки. Веселую и грустную. Сейчас очередь грустной...

- Что-то мне не нравится твое настроение, - ответил Максимилиан. - Если ты от веселой сказки так расстроился, что будет от грустной?

- Может, наоборот, развеселюсь? - слегка улыбнулся Мартин.

- Не знаю, не знаю... Ты - можешь... - Максимилиан задумался. - Пожалуй, я расскажу не сказку, а быль...

Максимилиан опять погрузился в себя и ехал так довольно долго. Не менее получаса. Мартин на этот раз сидел спокойно, не собираясь торопить задумчивого рыцаря. Мартин сам был необычно задумчив.

- Жил-был на свете один молодой маг, - наконец начал Максимилиан. - Жизнь его шла тихо и мирно, в окружении мудрых книг и древних знаний, которые магу передал его старый учитель. Ничто не нарушало размеренной жизни молодого мага. Не знал он беспокойств, не знал страданий и трудностей мирской жизни. Так бы и жил он спокойно и счастливо в своей уединенной лесной хижине, если бы не любовь... Любовь к отражению в масле...

- Отражению в масле? - Мартин, казалось, весь обратился в слух. Всю его задумчивость как рукой сняло.

- Да... Что бы мы ни любили в этом мире - это любовь к отражению в масле собственного ума...

- Как это? - Мартин от удивления открыл рот и посмотрел на рыцаря. Максимилиан, казалось, не слышал. Он смотрел невидящим взором за горизонт.

- Когда мы любим, мы любим не человека, а свое представление о нем, - продолжал говорить Максимилиан. - Это и называется - любить отражение. Но при этом получается, что мы любим не того, кто отражается, а того, кто отражает, то есть себя...

Но этот молодой маг влюбился в отражение в масле и буквально. Однажды он налил в чан масла, прочитал заклинание и увидел образ прекрасной девушки. Он никогда не видел никого прекраснее! Хотя, может быть, всего лишь из-за того, что он раньше вообще не видел ни одной девушки, - Максимилиан грустно усмехнулся. - Он влюбился! Влюбился в отражение... "Если она так прекрасна, отражаясь в мутном масле, как же она прекрасна в жизни?!" - подумал глупый маг, и с этого дня он потерял покой. Его больше не радовали мудрые книги, больше не пела его душа, когда перед ее внутренним взором раскрывались великие истины! И мир вдруг показался пустым и не нужным без прекрасной принцессы! Да, та девушка из чана с маслом была принцессой... Маг долго мучался, но вскоре решил, что не может без нее, что он должен найти свою любовь, свою прекрасную принцессу. Найти во что бы то ни стало. Он собрался в дорогу. Перебросил через плечо котомку с кореньями и травами, положил туда любимую книгу "Песнь танцующего Бога" и отправился в путь...

Максимилиан замолчал, но Мартин не посмел ничего спрашивать, глядя на торжественное, но очень грустное выражение лица своего рыцаря. Мартин, конечно же, сразу понял, что Максимилиан рассказывает о себе, и сейчас любое неверное слово могло все испортить.

- Когда только начинаешь странствовать по миру, он кажется удивительным и сложным, но через какое-то время начинаешь поражаться его однообразию... Ты переходишь из государства в государство, из графства в герцогство, из королевства в эмират, но меняется лишь внешнее. Словно одну и ту же глиняную куклу наряжают то в желтое, то в красное платье, но для того, кто видит суть, а не внешние оболочки, глиняная кукла остается глиняной куклой, как бы ее не разукрашивали...

Маг долго бродил в поисках своей принцессы. Мысли о ней поддерживали его в суровых испытаниях, любовь к ней освещала его путь... И вот, в один прекрасный день, маг добрался до королевства, где жила принцесса, его любовь, которую он увидел в масле...

Максимилиан опять замолчал. На этот раз так на долго, что Мартин не выдержал и едва слышно спросил:

- И что принцесса?..

Услышав оруженосца, Максимилиан очнулся и со стальными нотками в голосе закончил:

- Принцесса встретила мага и сказала ему: "Стань таким, как я хочу!" И маг стал рыцарем. Он стал скакать на лошади, размахивать мечом и побеждать в турнирах. И тогда принцесса вышла за бывшего мага замуж, и он был очень счастлив. А потом он состарился и разжирел. И у него было много внуков и внучек, которым он любил показывать простенькие магические фокусы, что успел изучить в молодости... А однажды его любимый внук принес откуда-то с чердака почти сгнившую котомку. Малыш вынул из нее тяжелую книгу и протянул дедушке. "Деда, а что это?" - спросил внук. И бывший маг открыл древнюю книгу. И он прочитал: "Тот, кто предает себя, никогда не обретет Меня..." И маг закрыл книгу, а потом вдруг схватился за сердце и умер. И его тело сожгли, а пепел развеяли по ветру... Тут и сказки конец, а кто слушал...

- Но ведь это не правда! - закричал Мартин. - Так не было!

- Не было... - ответил Максимилиан. - И не будет!

Он вдруг хлестнул коня и быстро поскакал вперед.

- Не расстраивайтесь... - Мартин догнал Белого Вихря не сразу.

- А я и не расстраиваюсь, - уже спокойным голосом ответил Максимилиан. Видимо, ветер в лицо освежил его.

- Я же не совсем глупый, - серьезно сказал Мартин. - Вы рассказывали о себе и Марианне, так?

Максимилиан неопределенно пожал плечами.

- Вы на самом деле увидели ее отражение в масле?

- Да, - ответил Максимилиан. - Однажды я изучил новое заклинание, которое позволяло увидеть все, что я хочу. Я все подготовил, для того, чтобы все получилось. Я нашел лучину из особого дерева, я сделал свечи из редкого горючего минерала, который мне привез друг-маг с востока, я натопил самого лучшего масла... Я все сделал совершенно! И вот, пришло время. На небе сияла полная луна, а я принял омовение, надел чистые одежды и встал перед чаном, наполненным маслом. Лес, тишина, яркие звезды. Я разжег под чаном слабый костер из священного дерева, вокруг чана поставил свечи и стал читать древнее заклинание... И когда масло в чане стало жидким и прозрачным, я произнес свое желание: "Я хочу увидеть..."

Максимилиан неожиданно оборвал свой рассказ, и Мартин снова в нетерпении заерзал в седле.

- Ну и? - не выдержал он. - Вы пожелали увидеть самую прекрасную девушку на свете?

- Нет... - тихо сказал Максимилиан.

- Нет?! - Мартин чуть не подпрыгнул в седле. Даже Звездочка под ним вопросительно заржала.

- Нет, - повторил Максимилиан. - Это я потом, когда приехал в ваше королевство, стал всем так говорить. Что мое желание было увидеть самую прекрасную девушку на свете. Я рассчитывал, что такое объяснение понравится Марианне и ее родителям больше...

- Да уж конечно! - возбужденно откликнулся Мартин. - Только не говорите, что на самом деле вы загадали увидеть самую страшную девушку на свете!

- Нет... - Максимилиан невольно улыбнулся.

- Или самую глупую!

- Тоже нет... - я не хочу говорить, что я пожелал на самом деле.

- Почему это? - Мартин искренне возмутился и уставился на рыцаря, ожидая ответа.

- Потому что ты болтун!

- Кто, я?!! - Мартин даже поперхнулся от возмущения. - Да я храню тайны, как могила! Честное слово!

- Верю, верю... - согласился Максимилиан. - Как говорящая, болтливая могила...

Мартин хотел что-то сказать и даже открыл для этого рот, но слов не нашлось, и Мартин просто надулся. Они успели проехать молча всего несколько метров, когда Мартин вдруг встрепенулся.

- Чуть не забыл! - громко сказал он. - Я же ваш господин? Так?

- Ну, так... - нехотя согласился Максимилиан, предчувствуя, к чему был задан этот вопрос. - Временно...

- Пусть временно, но я - ваш господин. И я приказываю вам рассказать, какое было на самом деле ваше желание в лесной хижине и все, что было дальше! Взаправду, без утайки!

- Мартин, я не хотел бы говорить об этом...

- Значит, вся эта игра со сменой ролей - ложь, да?! - Мартин разгорячился, его лицо покраснело. Он остановил Звездочку и с вызовом посмотрел на Максимилиана.

- Нет, не игра. Это на самом деле... - Максимилиан тоже остановил коня и недоуменно уставился на гневного Мартина. - Что это с тобой?.. Я просто сказал, что не хотел бы говорить об этом, но... Если ты настаиваешь, я расскажу...

- Я настаиваю!

- Но я тебе напомнил, что твое положение временно, и, когда мы достигнем Северных земель...

- Да хоть убивайте меня тогда! - перебил рыцаря Мартин. - Но я хочу знать правду!

- Хорошо... - Максимилиан сдался. Он с большим удивлением смотрел на своего взволнованного оруженосца, недоумевая, что это с ним такое случилось. - Как скажешь, мой господин...

Они снова тронули лошадей и неторопливо поехали по серой, каменистой дороге.

- Итак, когда масло в чане стало жидким и прозрачным, - продолжил свой рассказ Максимилиан. - Я прочитал волшебную формулу-мантру и произнес свое желание: "О, мой Господь! Я хочу увидеть ту, кого Ты приготовил для меня! Я хочу увидеть мою спутницу! Ту, кто станет для меня верной помощницей, лучшим другом, женой и ученицей!" И тут же поверхность масла в чане засветилась, и я увидел Марианну, вашу принцессу...

- Ну и что здесь такого? - тихо сказал Мартин. Казалось, он после признания рыцаря сразу успокоился. - Почему вы не хотели говорить об этом?

- Ты не понял?

- Нет, - признался Мартин. - Ну, не самую прекрасную девушку вы хотели увидеть, а самую подходящую для вас... Какая разница?!

- Не понял, и ладно!..

- Как это "ладно"! Никаких "ладно"! - опять взвился Мартин. - Приказываю мне объяснить!..

- Что-то я не замечал раньше в тебе такого упрямства! - беззлобно удивился Максимилиан.

- Просто это очень важно!

- Тебе-то с чего важно?! - усмехнулся Максимилиан. - Просто ты любопытный не в меру, вот что я тебе скажу! Ну да хорошо, объясню. Играть надо по правилам: назвался слугой, так выполняй требования хозяина, даже если он... Что тебе там объяснить, я забыл?..

- Почему вы не хотели говорить, что на самом деле хотели увидеть в чане с маслом ? Что вы просили найти и показать самую подходящую для вас спутницу и помощницу, а не просто самую красивую девушку?..

- Понимаешь, Мартин, - Максимилиан стал очень серьезен. - Я не просто маг, я маг, который ищет Бога... Это особая категория магов. Они отличаются от других магов, цель которых - просто могущество, умение показывать волшебные фокусы или прибиться ко двору какого-нибудь великого правителя. Конечно, мы тоже многое умеем: превращать свиней в людей, например. Мы можем очень многое из того, что недоступно простым людям, но для нас все это не главное. Наша цель - это Бог и только Бог! Все остальное - не важно и принимается нами лишь постольку, поскольку помогает основной цели!..

- Да, но при чем здесь Марианна? - Мартин слушал Максимилиана с широко раскрытыми глазами.

- Не перебивай!.. - Максимилиан на секунду сбился с мысли, а потом продолжил: - Путь к Богу - самый сложный. Потому что по любому другому пути мы можем идти сами, а по пути к Богу - нет. Только Сам Бог может вести нас по пути к Себе и те, кто уже прошел этот путь! Понимаешь?

- Нет... - Мартин от напряжения лоб, пытаясь лучше понять слова рыцаря.

- В мире есть много путей: стать богатым, знатным, знаменитым, стать князем или королем, великим разбойником или героем... По любому из этих путей можно идти самому. Конечно, даже по этим путям проще идти, когда тебя кто-то ведет... Но это не обязательно. Но по пути к Богу невозможно идти самому. Ты достигнешь цели на этом пути только если Сам Бог поведет тебя! Теперь понял?

- Это-то я сразу понял! - ответил Мартин. - Я все еще не понял, какая связь между всем этим и Марианной?!

- А, это... - Максимилиан замолчал. Казалось, он был смущен. - Что же тут непонятного. Я просил Бога, чтобы Он показал мне ту, кто больше всего мне подходит. Ту, кто станет для меня лучшей спутницей, помощницей и ученицей...

- Ну, и Он показал! - Мартин от чего-то радостно улыбнулся. - Что не нравится?!

- То, что Марианна оказалась пустышкой... - голос Максимилиана на мгновение дрогнул.

- Кем?!! - Мартин вдруг вспыхнул, как спелый помидор. - Что значит, пустышкой?!!

Максимилиан впервые подозрительно посмотрел на разгневанного оруженосца.

- Слушай, а ты-то чего раскричался? Ты же сам ее дурой неоднократно называл?!

- Ну, и называл! - Мартин под взглядом Максимилиана попытался успокоиться. - Так я в ее государстве живу и имею права! А вы чужак! И я из патриотических чувств не могу слышать, как оскорбляют нашу принцессу, вот!

- Понятно... - улыбнулся Максимилиан. Ответ, кажется, его удовлетворил. - И почему же вы, верные подданные Марианны, называете ее дурой?

- Потому что поставила для жениха невыполнимое условие... - Мартин хотел еще что-то сказать, но опять встрепенулся и возмущенно проговорил: - А вы что, только из-за моих слов ее пустышкой обозвали?!

- Нет, конечно. Есть и другие признаки... Так ты понял, почему я не хотел говорить о своей истинной просьбе? - Максимилиан резко сменил тему.

Сбитый с толку Мартин проглотил уже, было, вырвавшийся вопрос: "Какие это признаки, скажите пожалуйста?!", задумался.

- Нет, не понял... - наконец признался Мартин.

- Марианну мне указал Бог, так?

- Ну.

- Значит, Марианна была для меня дальнейшим путем, который указал Бог, так?

- Так.

- Значит, она должна была бы стать моей спутницей и ученицей, так?

- Вроде, так...

- А оказалось, что она - пустышка, а никакая не спутница. Получается, что Бог обманул меня? А может, Он и не ведет меня вовсе?.. Понимаешь, какие сомнения появились в моем сердце?

- Да, кажется, теперь понимаю... - Мартин успокоился и теперь задумчиво разглядывал землю под копытами Звездочки.

- Ты не представляешь, что означают такие сомнения для мага... - Максимилиан снова невидящим взором стал смотреть за горизонт. - Это - боль! Словно тебя бьют прямо в сердце, царапая его ржавыми граблями... Тебе не понять...

Максимилиан замолчал, а потом продолжил, словно разговаривая сам с собой.

- И тогда я подумал, то это не Бог обманул меня, а я сам обманул себя, влюбившись в отражение! Я полюбил отражение в собственном уме! Полюбил собственное желание, а не принял желание Бога! А собственное желание и желание Бога - это две большие разницы, как говорил один мой друг детства... Искусство мага и состоит в том, чтобы эта разница постепенно исчезла. Чтобы собственное желание не отличалось от Его желания. Именно тогда маг достигает своей цели и становится единым с Богом!

- Становится Богом?! - удивился Мартин. - Круто!

- Нет, не Богом, а единым с Ним, - поправил Максимилиан. - Подобно дереву и лиане: когда дерево качается на ветру, то и лиана качается с ним, когда дерево полно сока, то и лиана пьет вместе с ним... Лиана становится единой с деревом, но разве она становится самим деревом?..

- Понятно, - без особого интереса ответил Мартин. - Так как там на счет Марианны? Вы не договорили...

- Так вот, - тут же продолжил Максимилиан. - Я подумал, что я полюбил не Марианну, а свое представление о ней... Помнишь, в самом начале разговора я сказал, что мы вначале всегда любим не самих людей, а наше собственное представление о них? И какое у меня было представление: что именно она мне дана Богом! Я полюбил не Марианну, а свое представление о том, что Марианна послана мне Богом!..

- И что в этом плохого?

- В принципе, ничего, конечно. Многие влюбляются в куда более жалкие отражения: в представления, что их избранница будет хорошо готовить, например, или в то, что на балах она будет лучше всех танцевать... Я знал купца, который женился только потому, что у его избранницы была самая большая грудь... - Максимилиан презрительно усмехнулся. - Мирские люди - сумасшедшие... И в этом смысле мое отражение - лучше, чем какое-то другое, но беда в том... - Максимилиан посмотрел на почему-то слегка красного Мартина. - Беда в том, что мое отражение оказалось ложным. Марианна оказалась пустышкой, а не моей избранницей... Она оказалось самой обычной принцессой заштатного королевства, а моей спутницей не может быть обычная...

- У, какие мы гордые! - не выдержал Мартин. Он почему-то опять разозлился.

- Нет, не в этом дело, - спокойно ответил Максимилиан. - Не в гордости. Просто обычная девушка со мной долго не протянет...

- А! Вот в это я охотно верю! - откликнулся Мартин и не услышал, как Максимилиан тихонько добавил:

- Или я с ней...

- Так значит, вы теперь не верите, что Марианну послал вам Бог? - ехидно спросил совсем распоясавшийся Мартин. - Он вам дал заклинание, показал в масле девушку, провел вас к ней, так?! А этому магу что-то не понравилось, и он сразу решил пуститься наутек, выдумывая себе в оправдание какую-то философию! Хороша же ваша вера! А еще маг называется!..

Максимилиан с удивлением смотрел на возбужденного Мартина.

- Я вижу, ты наконец понял мою проблему... - грустно улыбнулся Максимилиан. - Конечно, я верю, что Марианну послал мне Бог, но... я не понимаю, зачем? Ведь я бы никогда не смог полюбить ее...

Мартин осекся и ошарашено посмотрел на рыцаря.

- Почему? - спросил он через минуту. - Разве вы не любили ее, пусть и как отражение в собственном уме?

- Как отражение - любил, - согласился Максимилиан. - Более того, я и сейчас ее люблю...

- Да? - Мартин вдруг непроизвольно улыбнулся.

Максимилиан заметил это и спросил:

- Такое ощущение, что ты за нее болеешь...

- А может быть! - задорно откликнулся Мартин и тут же снова стал серьезным. - Ну и?..

- Что "ну и"?! - передразнил Максимилиан оруженосца. - Я и сейчас ее люблю, но только как собственное представление о том, что она мне была послана Богом!

- А разве бывает другая любовь? Кроме любви к отражению в собственном уме? - Мартин задумчиво почесал у себя за ухом. - Вы же говорили, что люди не умеют любить по-другому, что их любовь - это всегда любовь к самим себе... Как вы там сказали?.. - Мартин наморщил нос, вспоминая понравившуюся фразу. - "Когда мы любим, мы любим не человека, а свое представление о нем, а значит, мы любим не того, кто отражается, а того, кто отражает, то есть себя..."

- Все правильно, у тебя хорошая память, - похвалил Максимилиан. - Но это полностью справедливо только для обычных людей. Они не умеют любить по-другому. Но маги - умеют! Они могут полюбить того, кто отражается, а не отражение...

- Как это? - Мартин не сразу спросил, обдумывая сказанное рыцарем-магом.

- Любая любовь вначале - это отражение. То, что мы представляем о том, кого любим, - не правда... Точнее, не полная правда. Отражение...

Рано или поздно это отражение, подобно зеркалу, разбивается. И у большинства людей вместе с отражением разбивается и любовь. Ведь они любили не человека, а отражение, и когда оно разбилось, некого стало любить. Но настоящая любовь может появиться именно и только тогда, когда отражение разбилось, когда твои ложные представления о человеке разрушены, но... ты все равно любишь!

- Я не понимаю... - Мартин от напряжения уже давно не видел ни дороги, ни окружающего пейзажа. Он даже не ощущал, едут они или стоят.

- Конечно, ведь ты не маг... Но я научу тебя. Если ты еще не передумал стать моим учеником? - улыбнулся Максимилиан.

- Нет, - помотал головой Мартин. - Не передумал... Но я хочу понять... Значит, вы не смогли бы полюбить Марианну, потому что разбилось ваше представление о ней, как о вашей спутнице, помощнице и ученице, и Марианна оказалась обычной принцессой, обычной девушкой?

- Нет. Ты действительно не понял. Именно после этого я и должен был бы полюбить... Ведь полюбить по-настоящему можно и обычную девушку, и дуру, и уродину. Настоящая любовь - самодостаточна. К тому же самое главное представление не разбилось. Я верю, что именно Бог показал мне Марианну в чане с маслом. Но...

Максимилиан вдруг подъехал совсем близко к Мартину, дружески обнял его одной рукой за плечи и негромко сказал:

- Но я бы никогда не смог полюбить человека, который не принимает меня таким, какой я есть...

Продолжение периодически публикуется в рассылке сайта! Подписаться!

Данное произведение может свободно распространяться в интернет на некоммерческой основе при условии сохранения целостности текста и обязательного указания имени автора и ссылки на авторский сайт примерно в таком виде: (с) Максим Мейстер, авторский сайт - www.gopal.ru Любое коммерческое использование текста без ведома и согласия автора не допускается.


Пожалуйста, оцените это произведение:

Если вам понравилось, поделитесь прочитанным с Вашими друзями в сети ВКонтакте, FaceBook, Одноклассники и другие... Просто нажмите подходящую кнопку:

0

 

Реклама

Представляете, вonline casino Frank регистрация реально казино супер слот занимает 5-10 секунд.


Сервис

Отправить текст по E-mail - отправить
печать - Печать текста на  принтере
Написать автору - автору
рейтинг - Рейтинг текстов сайта
Обсудить текст на форуме - контакты


Пожалуйста, поделитесь своими впечатлениями/эмоциями/мыслями о прочитанном! - прочитать (написать) отзывы на прочитанный текст

Пожалуйста, поделитесь своими впечатлениями/эмоциями/мыслями о прочитанном!

Тексты, близкие к прочитанному по теме, настроению или жанру - читать близкое:

+ Виток клубка +

Тексты, отличающиеся от прочитанного по теме, настроению или жанру - читать другое:

+ Леся +

Случайная цитата из произведений сайта Рекомендуем:



Рейтинг@Mail.ru