Марсианские заметки

Сервис

Рассказ написан для литературного конкурса «СССР-2061». Разумеется, рассказ можно читать сам по себе, вне контекста условий этого конкурса, но их знание добавит некоторого удовольствия при чтении.

1.

- Знаешь, о чем я мечтаю?..

- Найти полезную работу?

- Да иди ты! Я серьезно спрашиваю.

- А я серьезно пытаюсь угадать… — Артунар посмотрел на меня, и я понял, что он не шутит.

- Ты считаешь, моя работа бесполезная?

- Ну, — он замялся. — Я бы так совсем уж не сказал, но делать украшения, которыми интересуется несколько человек старшего поколения… Ильян, ну подумай честно, твоя работа полезна, — если можно назвать ностальгические эмоции полезными, — паре человек в месяц. Я бы на твоем месте мечтал о работе, которая полезнее.

- Мне моя нравится, а полезно это или нет — мне, если честно… Я мечтаю о другом.

- Ну, скажи… — Видно было, что Артунару не слишком интересно, но воспитание требовало выслушать соседа.

- Я хочу одиночества.

- Чего?! — Артунар перестал собираться на работу и обернулся.

- Одиночества. Настоящего. Независимости. Настоящей. Полной, стопроцентной индивидуальности.

- Поясни. — Он сел ко мне за стол и тоже налил чаю, хотя несколько минут назад отказался, ссылаясь на то, что опаздывает на работу.

- Вчера сидел у себя в мастерской, делал кольцо. Вторую неделю его шлифую, тяну время, потому что других заказов пока не предвидится. Это одна старушка ходит, еще из прошлого века, восьмидесятого года рождения. Копию своего обручального заказала. Тогда принято было на свадьбу…

- Да-да, я слышал. Про мечту поясни.

- Я и говорю, клиентов почти нет, она постоянная, все руки в кольцах. Любит. Никто же почти не интересуется, золото только в электронике теперь нужно… Так вот, пошел я в парке посидеть. Сижу, голубей кормлю, не прошло и пяти минут, как прохожий подсел, мол, чего это вы в рабочий день в парке сидите, грустите, не помочь ли чем? Я его послал. Через двадцать минут подходит другой, и давай так с какими-то хитрыми заходами на беседу разводить. Оказалось, психолог, которого первый добродей вызвал из ближайшей службы. Я даже не сразу понял, кто это такой, полдуши ему успел раскрыть, но потом тоже послал, как он мне встречу назначил у себя в кабинете. Наорал. Чего, говорю, лезете, не могу, что ли, просто посидеть в одиночестве, достали со своей заботой!

- Ну и? Сходил к нему потом?

- Да пошел он!.. Я сидел-сидел, смотрю, что-то не так. Ни одного прохожего больше, хотя пять минут назад ходили туда-сюда, мелькали перед глазами. Тишина, покой. Надо же, думаю, неужели отстали? Потом чуть прошел от скамейки, смотрю, милиционер стоит. Я в другую сторону. И там стоит. Представляешь, оказалось, это психолог вызвал, чтобы они мое одиночество охраняли.

- И что? Правильно все. Ты же сам хотел. Психолог понял, что ты не болен, что ты в самом деле хочешь просто посидеть один. И помог.

- А, не понимаешь. Я хочу реального одиночества.

- Я сейчас на работу, могу попросить сверхурочные на несколько дней, а ты запрись в комнате и сиди, пока тошно не будет.

- Да иди ты…

- Хорошо, договорились. — Артунар встал, поставил недопитую чашку с чаем и снова засобирался.

- Хорошо, не одиночества. — Я задумался. Как же высказать то, что внутри ныло неясно, но настойчиво. — Индивидуальности, самостоятельности что ли. Вот тебя самого не тошнит от этого благополучия? От этой заботы постоянной, от всего этого… этого… Не хочется быть самому по себе? Чтобы не частью общества, не винтиком, а большим таким гвоздем…

- Ржавым.

- Почему «ржавым»? — удивился я.

- Не знаю, само как-то выскочило. Хотя…

- Нет, скажи, не хотелось? Не тошнит?

- Бывает. Но быстро проходит. Я тебе скажу одну вещь. Человек вечно чем-то недоволен, это в природе нашей. Так вот, вопрос в выборе. Можно выбрать общество и иногда понарошку мечтать об одиночестве или, как ты говоришь, об индивидуальности. А можно выбрать одиночество и при этом по-настоящему тосковать о людях, об отношениях. Я выбираю первое. А ты — второе. Да и то, уверяю тебя, только потому, что не пробовал…

- Я хочу свой мир, индивидуальный, а не быть счастливой частью чего-то большого. — Упрямо сказал я.

- Ну, лети на Марс тогда, — Артунар пожал плечами и подошел к двери. — Так мне брать сверхурочные?..

Страницы: 1 2 3 4 5

РанееСтрана цивилизованных каннибалов ДалееПеред тем как родиться Туда

Читать похожее

2 комментариев

  1. Светлана
    Янв 22, 2012

    Жестоко. После Вашего рассказа стало так же больно, как в те давние советские времена, когда сразу же появлялось множество помощников из партийных, комсомольских, профсоюзных и прочих комитетов по выбиванию из головы дурости, стоило кому-то из членов общества заинтересоваться каким-нибудь чужеродным авангардным искусством, философией, религией или усомниться в верности установленной властью политики и нормах этики и морали.
    А просто за отказ голосовать на выборах за Генерального Секретаря КПСС, помню, мне даже пригрозили тюремным заключением, прямо как герою этого рассказа.
    А если человек не соглашался считать себя глупцом и негодяем, нуждающимся в перевоспитании, его просто объявляли психически больным, нуждающимся в лечении, или фальсифицировали уголовное дело.
    Именно от такой помощи всегда хотелось избавиться и уехать хоть на край света, как герою этого рассказа.
    Если Сам Верховный Господь предоставил право каждому на свободомыслие и волеизъявление быть одному, или искать единомышленников, или возвратиться Домой к Богу, то кто может безнаказанно отобрать это право, поставив себя выше Верховного Господа?
    Ведь все наши поступки возвращаются к нам рано или поздно.

    Ответить
  2. Лев
    Янв 22, 2012

    Прочитал. Не соглашусь с мнением Светланы, я увидел здесь наоборот авторское одобрение общественному мироустройству, когда все друг другу помогают. А одиночество для главного героя уже через неделю будет в таакую тягость, что при первом же сближении с людьми он с астероида убежит несмотря на грозящую тюрьму. Мне кажется, что на это есть намеки в тексте.

    Правильно там сказал один из героев рассказа: мы можем либо мечтать о дружбе и взаимопомощи и быть одинокими, либбо жить в гармоничном обществе и иногда мечтать об одиночестве. Вот только второе доступно немногим. Так что для меня этот рассказ — как мечта о несбыточном идеальном обществе и глупом мечтателе-одиночке, который сам не знает толком, чего хочет.

    Впрочем, на то и художественный рассказ, чтобы каждый увидел что-то свое.

    Ответить

Комментировать