Благотворительность

Сервис

Иногда самые простые вещи могут стать первым звеном очень заковыристой цепочки… Сегодня возвращался домой, как всегда думал о чем-то своем, по сторонам не глядел. Шагал быстро, а главное целеустремленно. Вдруг, впереди, прямо по заснеженной дорожке, глаз заметил неказистую фигуру.

- Мил человек… — хриплый, но явно женский голос. — Дай десять копеек…

Я на автомате, не останавливаясь и даже не замедляя шаг, полез в карман.

Мельком, на долю секунды, оглядел просителя: типичная «бомжиха», согнутая фигура, старушечье перекошенное лицо, в котором все-таки шестым чувством угадывалась еще нестарая женщина. Коричневое, вроде плюшевое пальто, с оторванной правой полой… Больше я не успел ничего разглядеть.

Заметив мое движение (рука — в карман), женщина снова заговорила:

- Если не жалко, может, пятьдесят копеек… Мне так плохо, так плохо… Проходя, так и не замедлив шаг, я положил ей в руку мелочь, сколько взялось из кармана.

За спиной раздалось радостное:

- Спасибо, ягодка! Спасибо!

«Почему ягодка?» — отвлеченно подумал я, а мои мысли потекли в другом, отличном от недавнего, направлении: «Есть ли смысл в такой благотворительности? Она говорит, что ей «так плохо» и, по-видимому, деньги, которые она собирает, предназначены как-то это исправить… В таком случае — все нормально, дать ей что-то — благотворительность. Но, скорее всего, на эти несколько рублей она купит пару-другую пакетов технического спирта за два пятьдесят… Казалось бы, бог с ней, но проблема сложнее. Потому что, давая деньги кому бы то ни было, я неизбежно вступаю в кармическую связь. Слабую или сильную — другой вопрос, но связь в любом случае образуется. Поэтому, в соответствии с тонкими законами природы, если деньги будут использованы для того, чтобы еще больше погрузиться во тьму, я косвенно буду виноват в этом. И благотворительность превращается в нечто противоположное и в отношении объекта и в отношении самого благотворителя. Ведь вместо того, чтобы своими действиями принести благо, он на самом деле творит зло. Злотварительность. Мудрая книга говорит: «Благотворительность, совершаемая в неподходящем месте, в неподходящее время и в отношении недостойной личности — не благотворительность, а деятельность в невежестве. Она не приносит блага никому». Выходит, нельзя подавать нищим, а тем более бомжам? Вывод кажется логичным. Нельзя.

Но лучше все-таки это делать. Не только действие образует кармические связи, но и бездействие. Иногда безопаснее сделать, чем бездействовать. «Злотворительность» как раз такой случай. Если не ответить на просьбу просящего, пусть даже недостойного, мы избегаем возможных негативных последствий грубого плана, но теряем в кое-чем важном… Сердце, не ответившее на чужую боль, становится черствым и жестким. Можно приводить множество доводов, подобных тем, что я привел выше. Доводов философских, моральных… Но факт остается фактом: возможность судить и распоряжаться приводит к сердечной гордости: «А кто он такой, чтобы я ему дал?», «Я имею право судить, кто достоин, а кто нет!», «Это МОИ деньги!»… И гордость сушит сердце. Оно перестает быть мягким и чувствительным, словно одевается в броню. Это более тонко, чем возможное косвенное соучастие при неправильном использовании пожертвованных средств, но гораздо ощутимее. Потому что происходит сразу. И внутри нас. Хуже этого только высокомерное пожертвование, которое несет в себе оба недостатка, как на грубом, так и на тонком плане…

Все эти мысли пролетели в моей голове за одно мгновение. Я обернулся. Несчастная женщина в сером пальто перемещалась в сторону киоска с хозтоварами. Сердце почему-то сжалось, правая рука непроизвольно поднялась в благословляющем жесте, а губы прошептали: «Пусть, так или иначе, эти деньги пойдут тебе во благо!.. Так или иначе…» Не то чтоб я очень сострадательный, просто все-таки не хотелось вступать ни в какие кармические связи. Сердце успокоилось. Ведь я сделал все зависящее от меня. Тут же мысли о женщине, о благотворительности и злотворительности, оставили меня, и я вернулся к прерванным неожиданной встречей размышлениям. Через несколько секунд я уже начисто обо всем забыл. В целом, все, что я описал здесь, пролетело менее чем за минуту. Секунд за двадцать от силы.

 

Прошел день или два. Я возвращался откуда-то. В квартале от моего дома — небольшая группа людей. Так, праздношатающиеся. Собрались вокруг «скорой». Пара равнодушных санитаров курила у открытой сзади машины. В ней уже что-то лежало.

- Что случилось? — спросил кто-то из любопытных, когда я проходил рядом.

- Да… Очередной бомж отравился своим пойлом и замерз в сугробе. Вон, смотрите… — санитар пнул пустой полупрозрачный пакетик из-под жидкого средства для чистки посуды. — Они у вас здесь везде валяются. Пакетики в смысле. Самый дрянной район. Постоянно кого-нибудь вывозим…

- Живой?.. — кивнул прохожий в сторону открытой машины.

Страницы: 1 2

РанееКогда все хорошо ДалееЗапрограммированные

Читать похожее

Комментировать