Вечное одиночество

Сервис

Но наш молодой человек под влиянием окружения вдруг обретает новую надежду: «Я буду удовлетворен, если буду богат!» Деньги могут стать смыслом жизни надолго. Подобно дурману, жажда денег отупляет сознание, заставляя работать и работать, только работать, подобно ослу, который за пучок травы перетаскивает огромные тюки. Погоня за миражом богатства продолжается какое-то время. Но вместо ожидаемого удовлетворения и избавления почему-то становится все больше и больше беспокойств. Гонка ускоряется, слабые сходят с дистанции. Здоровье и время уходят, превращаясь в цифры банковского счета. Но жаждущему сердцу не нужна арифметика. Лишь ум может успокоиться на мгновение, пересчитывая тяжело заработанные бумажки. Сердце чувствует обман, и жажда не утоляется. Человек один. Внешне он может быть окружен множеством вещей, но это те же игрушки, что и в детстве. Только вместо плющевых мишек, кукол и солдатиков — сотовые телефоны, компьютеры и множество других взрослых игрушек. Но стремление то же, что и в детстве — избавиться от одиночества. Может быть, суперновый плазменный телевизор поможет? Может быть. Это хороший глушитель. На время. Вещи, вещи вокруг и живое сердце, которое не может удовлетвориться мертвыми вещами. Человек общается с себе подобными, но темы их бесед — все те же вещи. Люди не раскрывают друг перед другом свою боль. Ведь этим могут жестоко воспользоваться.

Мир пластилиновых улыбок, химического счастья и лицемерных отношений.

В это время или раньше еще одна надежда поддерживает человека. Любовь и близость. С любимым человеком. Где любимый человек — это половой партнер, а любовь и близость — совместное трение гениталий. Механическая любовь. Надежда спастись от одиночества с помощью секса разбивается быстрее любой другой. Остается просто механическое действо ради мимолетного кайфа. Перебор партнеров, пьянки для того, чтобы не чувствовать отвращение… В результате — разочарование и цинизм. Надежда остается, потому что слишком уж шумят вокруг по поводу любви — фильмы, книги, все виды искусства прославляют любовь, и человек никак не может соотнести художественный образ со своим опытом. «Может, я делаю что-то не так?», — думает он. Неудовлетворенность и надежда толкают его на дальнейшие поиски. Он хочет подлинной близости с подлинно родным человеком, чтобы наконец почувствовать себя неодиноким. И он вступает в брак. Женитьба или замужество становится очередным призраком. Партнеры долгое время отрабатывали навыки эгоизма, поэтому, объединившись, каждый хочет лишь получать, а не давать. Каждый рассматривает своего супруга как очередную вещь, — средство от собственных проблем. Попытка справиться с одиночеством с помощью живой вещи так же безнадежна, как и многочисленные ранние попытки сделать это с помощью простых мертвых предметов. Живой человек — не игрушка, и начинаются конфликты. Ссоры по, казалось бы, пустяковым поводам, взаимные упреки… Каждый винит другого в собственной неудовлетворенности, в том, что партнер не оправдал его надежд избавиться от внутреннего одиночества, что его не понимают, что его даже не пытаются понять… Другой говорит то же самое. И оба правы, так как и тот и другой не хотят видеть чужие проблемы, и тот и другой хотят решить свои. За счет других это невозможно. Если семья под влиянием каких-то внешних факторов не распадается, и супруги научаются терпеть друг друга, их вскоре осенит другая надежда избавиться от одиночества: с помощью детей. Надежда эта кажется очень реальной: «У меня будет существо, полностью зависящее от меня. Оно будет только для меня. Наконец-то я буду не один!» Но ребенок приходит в этот мир все с тем же сжигающим чувством одиночества! Поначалу этого не заметно, но ребенок растет, и все сильнее проявляется его неудовлетворенность. Он постоянно чего-то хочет, но с каждым разом, даже получая желаемое, чувствует все большее разочарование. Цепочка повторяется. Ребенок пытается избавиться от жажды сердца с помощью родителей, а те — с помощью ребенка.

Рождается еще несколько детей. Но с каждым повторяется одна и та же история. Редко развивается подлинное чувство. Только если родители к этому времени научились смотреть не только на себя. Но даже если это так, то связь остается односторонней, ведь ребенок, как правило, еще не имеет достаточного опыта. Более того, когда удачливые родители смотрят на своего ребенка не как на живую вещь, пытаются больше дать, чем взять, такое положение часто невольно приводит к тому, что эгоцентризм ребенка становится безграничным.

Но в обычной ситуации происходит столкновение двух эго. Родители и ребенок остаются родственниками лишь формально. Телесные родственники — это не всегда родственные души, а именно ко второму стремятся сердца обеих сторон. Но стремление это наталкивается на толстый слой эгоизма, как своего, так и чужого. С известным исходом: отчуждение и очередное крушение надежд.

Страницы: 1 2 3

РанееЧто делать, если сердце вдруг пустое? ДалееМаленькая Надежда

Читать похожее

Комментировать