Три мелодии

Сервис

Женское сердце светится добротой
и чистотой, только когда рядом есть мужчина,
смотрящий в Небо и слушающий Третью Мелодию…

 

В давние-давние времена, когда мужчины были мужчинами, а женщины — женщинами, люди очень любили смотреть на небо. Бывало, идешь по деревне, а вокруг — только одни головы, вверх задранные.

Каждый вечер люди выходили на крыльцо и, как только солнце осторожно целовало горизонт, поднимали голову, пытаясь разглядеть первые звезды.

А потом любовь неба и земли становилась все теснее, и они закрывались от нескромных взглядов звездным одеялом. А люди только того и ждали, — уж больно манило в те времена глубокое ночное небо. Смотрели на него долго, и каждый раз душа человеческая играла три мелодии: Удивление, Тоску и Тишину…

Когда только начинаешь смотреть вверх, то в сердце приходит удивление. Удивление глубиной, необъятными просторами, красотой и непостижимостью… Но потом мелодия медленно замолкает, и заунывная тоска не торопясь достает свою скрипку. Человек вдруг понимает, какой же он маленький в этом непостижимом мире. И тоска безнадежного одиночества вдруг сжимает сердце. И это очень болезненная мелодия, но очень-очень важная. Без нее не бывает Третьей…

И мужчины в те давние-давние времена всегда терпеливо слушали тоскливую скрипку, а потом, под конец ночи, а иногда и гораздо раньше, начинали слышать звон Тишины. И такое счастье вдруг наполняло душу, такое спокойствие и понимание, что вся вселенная немедленно сжималась до маленького-маленького зернышка, для которого одно-единственное сердце было, словно огромное поле…

И тогда, выслушав все три мелодии, мужчина шел домой. И весь следующий день он мог смотреть на любую вещь, как на Небо, слыша отголоски трех главных мелодий…

 

Женщины в те давние времена жили в домах, куда мужчина возвращался после небесных размышлений. Женщины были под стать мужчинам, только не такие терпеливые. А потому смотреть на небо не любили. Во-первых, потому что не могли переждать второй мелодии, и как только слышали скрипку тоски, тут же отворачивались и бежали по своим женским делам. А во-вторых, женщинам нравилось носить большие и тяжелые прически, а с такой прической разве голову позадираешь? Она к земле тянет. Так что в давние времена нередкой картиной было, когда среди мужчин, смотрящих в Небо, то одна, то другая женщина бухнется на спину, буркнет что-то недовольно и побежит домой, порядок наводить, одежку стирать, да кушать готовить.

У каждого мужчины в те давние времена дома женщина жила. Потому что без жены — какой дом? Так, стены одни. И все было хорошо, потому что хоть женщины и были существами торопливыми и с тяжелыми головами, тянущими к земле, было у них свойство одно, которое все эти недостатки перевешивало. Женщины в те давние-давние времена были сердцем добрые, душой мягкие. Притом, все поголовно. А потому, на небо насмотревшись, мужчина приходил в теплый уютный дом, где его ждала вкусная каша и ласковая, беззаботная жена.

Так и жили: мужчины были мужчинами, а женщины — женщинами, а потому в те давние времена все были счастливы, живя в уютных домах под глубоким небом. Ведь все мужчины тогда умели смотреть на любую вещь глубоко, сквозь три мелодии, а все женщины были добрыми и душой прозрачными, словно то самое небо, куда мужчины так смотреть любили…

 

Но вот однажды среди людей появилась злая и завистливая змея, только внешне на женщину похожая. Выросла она, природу свою не показывая, да и не понимая. Потом замуж вышла и вместе со своим мужчиной первое время, как и все женщины, выходила на небо смотреть. А зависть и злоба, они ведь такие — могут и не видны быть, а прическу утяжеляют ой как сильно! Вот и бухалась злая женщина на спину, едва голову пробовала поднять. Вставала, снова пыталась и снова бухалась. Видя упорство жены, муж сделал подпорки под голову, и жена наконец смогла в Глубину посмотреть и даже Первую мелодию услышала, но потом заиграла Вторая, и женщина с перепугу снова на спину бухнулась, несмотря на подпорки.

И с тех пор зареклась ходить вечерами смотреть на Небо. Многие женщины тоже зарекались, но все они были добрые и чистые, а потому просто убегали в дом и занимались своими женскими делами: любовью и заботой. А эта женщина, нападавшись изрядно, вместо того чтобы любить своего мужчину и заботиться о нем, стала в тяжелой прическе зависть и злобу кормить…

И до того докормила, что однажды выросли они в больших собак,  проникли в сердце и выгрызли все доброе и светлое, что в нем еще оставалось, превратив его в свою конуру. Пошла тогда женщина с выеденным сердцем далеко-далеко в лес, к Богине Земли.

- Мать! — сказала злая женщина. — Ведь ты меня слышишь, потому что тоже женщина.

- Да, слышу, — ответила Мать Земля. В то время она каждую женщину чувствовала и понимала, потому что были они, как одно.

Страницы: 1 2

РанееПофигизм, или Просветление первого типа ДалееЯ напишу слезою имя Рамы!..

Читать похожее

Комментировать