Стать Ветром

Сервис

- Нет, ты однозначно не один из нас! — презрительно закачал головкой нарцисс. — Но я должен признать… Хотя, мои коллеги, думаю, со мной не согласятся… Но так как я беспристрастный ученый, я должен признать, что ты — это цветок. Все-таки цветок! Разумеется, уродливый и совсем не похожий на нас, но цветок!

- Здорово! — обрадовался Одуванчик. — А зачем я родился на этой поляне?

- Раз ты цветок, то, по моему мнению, ты и родился для того, для чего рождаются все цветы! Хотя, еще раз повторю, все мои рассуждения базируются на предположении, что ты все-таки цветок!

- Так вы не уверены, что я цветок? — расстроился Одуванчик.

- Уверен. И готов отстаивать свое мнение перед другими учеными нарциссами… Ведь это мое мнение! У тебя есть все признаки цветка, так что я уверен — ты цветок! Такова моя теория, а она не может быть не верной!

- Потому что она ваша? — уточнил Одуванчик. Он потихоньку учился логике, принятой на полянке нарциссов.

- Да, — согласился нарцисс.

- Я очень рад, что познакомился с таким удивительным нарциссом, как вы! — воскликнул Одуванчик.

- Возможно, ты не так и глуп, как показалось вначале… — снисходительно произнес нарцисс. — Поэтому я отвечу тебе на второй, куда более сложный вопрос…

- Да, пожалуйста! — воскликнул Одуванчик. — Зачем цветы рождаются? Зачем цветы живут?

- Цветы живут для любви, — важно ответил нарцисс. — На нашей поляне обитают не только цветы, но и летающие насекомые. Когда насекомое прилетает к тебе и говорит, что ты самый прекрасный нарцисс на поляне, а потом садится и трется о твои тычинки, то это называется любовью!

- Должно быть, это удивительно… — прошептал Одуванчик.

- О да! На нашей поляне нет ничего прекрасней этого. Каждый нарцисс мечтает встретить самого толстого трутня, который лучше всех умеет жужжать!

- Но раз я цветок, как вы сказали… — задумался Одуванчик вслух. — А цветы живут для любви, то ко мне тоже скоро прилетит трутень, чтобы жужжать о любви?

- Какой же трутень посмотрит на такой уродливый цветок?! — рассмеялся нарцисс наивности Одуванчика. — Я потому и удивился твоему появлению на нашей полянке: какой смысл в цветке, на который не сядет ни одно уважающее себя насекомое?! Ведь ты окружен такими прекрасными цветами, как мы! И разве хоть один уважающий себя трутень будет жужжать о любви какому-то уроду, когда вокруг — прекрасные нарциссы?!

- Наверное, вы правы… — печально понурил головку Одуванчик. — А можно тогда я сам буду любить? Любить полянку, солнце, вас и всех насекомых, что летают над поляной?

- Да пожалуйста! Только какой в этом смысл? — пожал листочками нарцисс. — Любовь — это когда любят тебя самого. За то, что ты самый красивый, за то, что самый умный или благородный, за то, что ты лучше всех пахнешь… Но за что любить тебя? Ты уродлив и глуп. Ты чужак. Мне кажется, лучше тебе было не рождаться на этой поляне…

- Не рождаться? — переспросил Одуванчик. — Но…

- Я уже довольно времени потратил на тебя! — вдруг раздраженно сказал благородный нарцисс. — Ко мне летит мой трутень, и я не могу больше болтать с чужаками. Он может неправильно это понять…

- Извините, — испуганно зашелестел Одуванчик. Ему очень не хотелось мешать такому доброму и благородному нарциссу, который один из всех снизошел до разговора с ним, уродливым и глупым Одуванчиком.

* * *

Ветер жил в Лесу. Он был везде. Как воздух, он пронизывал всё вокруг. Но как летучий Ветер, он появлялся то здесь, то там. Ветер любил носиться над лесными озерами, играя водной рябью и качая кувшинки. Он любил дуть среди деревьев, раскачивая ветки и проносясь сквозь листву… Но, как и все жители Леса, Ветер не любил появляться над полянкой нарциссов. Ветру не нравился их ядовитый аромат. Очень-очень редко воздух над полянкой самовлюбленных нарциссов превращался в Ветер, да и то только для порядку. Ветер быстро проносился над этой нелюбимой частью своих владений и скрывался в Лесу.

Но однажды Ветер появился над полянкой и привычно понесся прочь, чтобы побыстрее скрыться среди деревьев, как вдруг, на самой границе поляны и Леса, он увидел необычный цветок…

* * *

Одуванчик жил на поляне нарциссов и мечтал о любви. Ведь он был цветком, а значит, рожден для любви. Но добрый разговорчивый нарцисс оказался прав, и ни один трутень не смотрел в сторону Одуванчика. Они, как и нарциссы вокруг, только смеялись над уродливым цветком, над чужаком, посмевшим родиться на поляне нарциссов.

А Одуванчик очень хотел любить. Он знал, что цветок обязательно должен любить кого-то летающего. И Одуванчик уже давно был согласен полюбить любого, кто спустится к нему. Даже самую последнюю муху! Но и мухи не обращали внимания на бедный Одуванчик. И это несмотря на то, что редкий нарцисс соглашался слушать жужжание мух. Ведь все нарциссы мечтали о любви толстых трутней, успешных во всех отношениях.

Одуванчику было одиноко среди нарциссов. Он мечтал о любви, но ни одно насекомое поляны так и не посмотрело в сторону чужака.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

РанееСтупени милости ДалееБольшая песочница

Читать похожее

2 комментариев

  1. Ирина
    Июл 07, 2011

    Теперь я знаю четко кто мой любимый писатель… очень красиво, нежно и близко по духу

    Ответить
  2. Gulnara
    Май 27, 2015

    Изумительная сказка…Вы — гений, Андерсен наших дней. Спасибо! Дай Бог Вам Любви и Счастья.

    Ответить

Комментировать