Глубокое море

Сервис

Глубокое море не только там, где под водой можно плыть в бесконечность. Глубокое море бывает и на самой поверхности: там, где берега только снятся, а вокруг — бесконечная гладь.

Сны бывают о том, что нам дорого, о чем мы скучаем. И бывают о том, чего мы не хотим, что нас пугает…

Берега снились Лодке только первые дни, когда она еще видела их туман далеко на горизонте. Потом настало глубокое море, и сны о берегах растаяли, как и туман. Потому что Лодка не скучала, она боялась: она не хотела больше видеть портов, кричащих людей и мертвую рыбу. Все то, что приходилось видеть каждый день за долгие годы плавания у берегов.

Теперь она поняла, что такое глубокое море, которое раньше только манило и казалось таким недоступным и далеким.

Черное небо с тишиною звезд. Темно-синее море с ровным податливым зеркалом… И вдруг лучи поднимающегося солнца! И все меняется. Окрашивается небо и море. Лодка поворачивается и устремляется к солнцу. Сверкают брызги разбитого зеркала, которое вдруг стало таким хрупким…

Лодка всегда останавливалась ночью и тихо дремала на волнах или смотрела на звезды. Или слушала море. Потому что ночью не надо двигаться. Некуда.

Но утром!..

Когда появляется солнце, появляется и цель. Радость движения подхватывает Лодку, и она устремляется к яркому шару, что так медленно и неотвратимо поднимается над водой где-то не так уж и далеко.

Все утро Лодка несется к нему, распустив паруса, словно крылья, пока, такое большое и мягкое вначале, Солнце не забирается недоступно высоко, и тогда Лодка отдыхает. Потом Солнце начинает садиться в море, и Лодка снова устремляется за ним…

Так она жила, и ей ничего больше не надо было. Только тихие ночи, дневной отдых и бег вслед за солнцем утром и вечером.

Сны о берегах, где она когда-то жила, перевозила рыбаков и рыбу, совсем перестали беспокоить… Разве что иногда, в полный штиль, когда ночь решала забрать все звуки, Лодка слышала неясные стоны у себя внутри. Они беспокоили, потому что явно были голосом берега, но с каждой ночью становились все тише, и, наверное, скоро должны были прекратиться.

* * *

Когда Ворон слушал рассказы о береге моря, где так много вкусной рыбы и очень красивые пейзажи, то всегда впадал в меланхолию.

Сначала он думал о рыбе, ковыряясь на огороде в поисках забытой свеклы или картошки. Потом, утолив голод и перелетев на родную свалку, начинал думать о красивых пейзажах, гадая, что это такое.

Он лениво перебирал мусор, больше от скуки, чем по необходимости, а сам размышлял о далеком море.

Когда о морских берегах рассказывал знакомый ворон, то слушать приходилось о рыбе, которой там очень много. Если верить рассказчику, то прямо-таки горы.

А когда о море рассказывали другие птицы, с которыми иногда приходилось встречаться на полях, то они говорили о пейзажах, ветре и удивительных видах, которых нет и не может быть в городе.

«Рыба — это вкусно, — думал сытый Ворон, — но ее и тут можно найти. А вкусное, когда его много, сразу становится обычным, так что еще вопрос, есть ли резон лететь туда, где этой рыбы — «кучи», а вот что такое красивые пейзажи — это было бы интересно посмотреть…» Но тут снова появлялся голод, и Ворон опять отправлялся на поля и огороды, забывая и о море, и о непоседливых птицах, дразнивших рассказами о непонятной красоте. В конце концов, что может быть прекраснее родной помойки?..

Обычно мусорное поле, где живут вороны, выедено до предела: тысячи птиц разбирают лакомые кусочки за считанные часы. Вот и приходится летать за добычей по окрестным деревням. Некоторые летают в ближайший город. Там, конечно, есть чем поживиться, но и лететь дальше. Как-то раз, еще в молодости, и Ворон летал туда. Впечатления остались не очень хорошие. Слишком много людей, дурная кошка, выскочившая прямо из мусорного бака, в который Ворон сел, предвкушая вкусную добычу… Одним словом, желания лететь туда снова больше не возникало. Да и пища с огородов и садов была вполне ничего, хотя в основном и растительная, от чего рассказы о рыбе на берегу моря иногда выводили из себя. Особенно на голодный желудок…

Однажды к родной помойке Ворона подъехало с десяток машин. От них соблазнительно пахло, но, зная людской нрав, все пернатые обитатели свалки как один взлетели и попрятались среди ветвей ближайших деревьев.

Машины развернулись, вывалили груз и уехали, а вороны стали возвращаться. Сначала несколько самых молодых и смелых, а потом, услышав удивленное и восторженное карканье, и все остальные. Оказалось, люди привезли вкуснятину. Отходы местного мясокомбината были свалены в четыре большие кучи, вокруг которых стало темно от кружащегося воронья.

Сначала Ворон вместе со всеми наелся до отвращения к еде и самому себе. Потом, когда немного пришел в себя и увидел, что все едва стоят на ногах, но при этом продолжают есть, отлетел и больше не подходил к кучам.

- Эй, ты куда?! — окликнул друг.

- А ты в воздух поднимись и посмотри! — буркнул Ворон.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

РанееКолыбельная для Кришны ДалееВкусняшки из чашки

Читать похожее

Комментировать