Любовь Человека

Сервис

Дальше я не был, поэтому мерцать не смогу. Она сказала, что «главное пройти помойки, а потом выйти к шоссе, где она будет ждать на машине». Еще бы знать, что такое помойки, шоссе и машина?..

Я набрал в легкие воздуха и задержал дыхание. Потом собрал душистого мха и запихал в ноздри. Ну, часов шесть продержусь, а там посмотрим. Ходят слухи, что воздух в резервациях ядовитый, но надеюсь, это всего лишь слухи. Ведь моя любимая там как-то живет!

Я решительно зашагал вперед и вскоре увидел «помойки». Не узнать их было сложно! Когда я услышал это слово из уст любимой, то подумал, что же можно называть таким ужасным словом?! И вот теперь понял что.

Среди живого леса, прямо на живой траве лежали уродливые груды мертвого. Что-то непонятное, иногда правильной формы, а иногда бесформенное. Очень разнообразное и одновременно обезличенное. Гниющее и равнодушное.

Я хотел смерцать куда-нибудь в лес, а еще лучше — на озеро, где сейчас Уэд и Дана любят друг друга. Но сдержался и быстро зашагал вперед, перелетая через мерзкие гнилые кучи.

Я знал, что резервации — это остатки естественной среды. Ведь когда-то вся наша планета была мертвой. Почувствовал угрызения совести. Мы так безжалостно расправились с природой. Пусть это было давно, много поколений назад. Но все равно казалось, будто и я в чем-то виноват. Теперь вот осталось несколько зон-заповедников с естественной, но очень не удобной для жизни средой. Я догадывался, что мне будет не просто в резервации, но любовь — это сила! Гораздо более могущественная, чем угрызения совести, жалость или воздух, которым невозможно дышать.

Деревьев становилось все меньше. Помойки, правда, тоже кончились. Я напрягся, чувствуя, что скоро увижу мертвый… город. Да, не «зону», а «Город»… Теперь я на их территории, надо стараться пользоваться их словами.

Впереди сквозь деревья стал отчетливо виден просвет, словно там была поляна. Вскоре я увидел эту «поляну». Между деревьями вилась сравнительно широкая и удивительно плоская дорога. Я вышел из-за деревьев и постучал по твердой, словно каменной, поверхности.

Мертвая. Действительно мертвая поверхность. Надо привыкать. Говорят, в городе все такое! Мне стало немного страшно, но я вспомнил глаза любимой и воспрянул духом.

«Наверное, это и есть шоссе, про которое она говорила, — подумал я. — Потому что больше ничего городского не видно. А где машина?..»

Полянка-шоссе была странной. В ширину одинаковая, но зато в длину… Даже не видно было, где она кончается! Твердая дорога исчезала за поворотом, и я чувствовал, что там она еще продолжается очень долго.

«Скорее всего, до самого города…»

Я видел, как лес вокруг атакует шоссе. По краям оно уже немного разрушилось.

«Вот так мы и уничтожили естественную среду обитания планеты… — подумал я, опять чувствуя укол совести. — В самой резервации гордейцы борются с агрессивной живой средой, а вот по окраинам не успевают…»

Вдруг на груди задребезжало. Я так испугался, что подпрыгнул выше деревьев и плавно опустился в ста шагах от места, где услышал и почувствовал незнакомые звуки.

Потом сообразил, что это подарок любимой дребезжит. Он издавал какую-то мелодию и одновременно с этим неприятно вибрировал.

Я снял с шеи мешочек и достал из него маленькую продолговатую, пухлую палочку. На ней светилось окошечко!

Я отчаянно крутил в руках палочку, вспоминая все, что она мне говорила про нее.

- Слушай, вот тебе мобильник. Если вдруг разминемся на шоссе, то ты мне звони, понял? — Наверное, я держал городскую штуковину слишком неумело и брезгливо, потому что она уточнила: — Умеешь пользоваться-то?

- Нет, — признался я.

- А, ну тогда я сама тебе позвоню. Когда выйдешь на шоссе, то сетка уже должна ловить, так что свяжемся. Я тебе позвоню, ты просто нажмешь кнопку «прием». Скажешь, на каком ты километре, и я подъеду. Понятно?

Я смотрел на нее и радовался. Как это все-таки здорово — любить! Так хотелось сказать ей что-то приятное, и я кивнул, хотя не понял почти ни слова.

Зря, наверное, надо было расспросить. Теперь я стоял посреди… шоссе? и смотрел на светящееся окошко в этом… мобильник?.. Зачем он? И что значит «нажать кнопку прием»?

На мобильнике было что-то нарисовано. Маленькие белые узоры и только два цветных. Один зеленый, другой красный. Наверное, это и есть кнопки, которые надо нажимать. Я еще раз прокрутил в уме все, что мне говорила любимая.

«Нажать — это понятно, только вот какую? — Мобильник продолжал играть, и мне вдруг вспомнился Уэд, который последнее время любил вместе с речью посылать разные мелодии. — Будем рассуждать логически. Самые главные кнопки, наверное, помечены цветными пятнышками. Их две. Какую нажать?.. Зеленые ягоды, как правило, не спелые, а красные — наоборот. Наверное, чтобы все заработало, надо выбрать спелое, созревшее…»

Придумав эту аналогию, я нажал на красное пятнышко, и мобильник сразу успокоился.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

РанееЖивые и Настоящие ДалееМужской манифест

Читать похожее

Комментировать