Неспетая песня

Сервис

И только спустя несколько мгновений Син-син понял, что под ним лесное озеро, а Луна отражается в его водах.

- Как все просто, — прошептал соловей. — Оказывается, надо было просто петь над озером, чтобы услышать Луну. Она и Ее отражение — это одно, но я не способен был слышать голос той Луны, которая высоко и далеко, но спокойно слышу голос Ее отражения. Вот в чем секрет…

Но Син-син не успел порадоваться своему «открытию», потому что через минуту понял, что ошибся…

- Я очень хочу еще послушать тебя… — попросил голос снизу, и Син-син увидел, что с ним заговорила не Луна и даже не ее отражение. Внизу, в лунном круге на воде, плавал маленький цветок.

- Так ты не Луна? — разочарованно спросил Син-син.

- Нет, я ночная кувшинка, — ответил голос. — Я живу в этом озере, а каждую ночь поднимаюсь на поверхность, чтобы раскрыться в лунных лучах. И еще ни разу не слышала такого… такого… Я не слышала ничего подобного! Твое пение — это такое, это… — кувшинка пыталась подобрать слова, но не могла. Тем временем Луна продолжала свой неизменный путь по небосводу, и ее отражение в воде лесного озера сдвинулось, оставив цветок кувшинки без небесного ореола. Теперь Син-син мог рассмотреть свою невольную слушательницу такой, какой она была сама по себе.

Белые лепестки цветка неплотно прилегали друг к другу, образуя изящный сосуд, словно предназначенный для воды, но наполненный желтыми тычинками, которые, казалось, боялись воды, и потому вокруг цветка по воде раскинулись широкие листья, не давая бутону утонуть. Син-син подумал, что кувшинка чем-то напоминает Луну. «Наверное, потому что она тоже в основном белая, — решил он. Цветок ему приглянулся. — Конечно, это не Луна, но зато кувшинке понравилось мое пение! А ведь я пел совсем плохо, без сердца, но цветку понравилось даже такое… Как она сказала? «Никогда не слышала ничего лучше»? А Луна ни разу не откликнулась даже на самые сердечные мои песни…»

- Пожалуйста, может быть, ты споешь еще… — смущенно попросила кувшинка, а потом вдруг едва слышно добавила: — Для меня…

- Хорошо, — кивнул соловей. — Только давай сначала познакомимся! Меня зовут Син-син!

- А меня Нимфея Селена! — представилась кувшинка.

- Ой, как длинно и сложно… — озадачился Син-син. — А можно я буду звать тебя Ним-ним? Или даже просто — Ним?..

- Если ты споешь для меня, то можешь звать так, как тебе нравится! — шутливо сказала кувшинка.

- А какую песню ты хочешь услышать? — деловито поинтересовался соловей, приготовившись петь.

- Все равно какую. Я ведь слышала только одну. Спой любую! Но… для меня…

- Хорошо, милая Ним, я пою для тебя…

И Син-син всю ночь пел для кувшинки, а она радовалась каждой песне, каждой трели, восхищенно трепеща белыми лепесточками. И только под утро грустно сказала:

- Мне пора… Пожалуйста, прилетай следующей ночью. Я так хочу еще раз послушать тебя!..

- Я прилечу, — пообещал соловей, с удивлением наблюдая, как в лучах восходящего солнца кувшинка сомкнула бутон и ушла под воду.

Весь день, вместо того, чтобы отдыхать, Син-син летал по лесу, думая о кувшинке. «Конечно, она не такая большая и красивая, как Луна, — размышлял он, — и она живет здесь, на земле, а не на небе. Но это и к лучшему. Что толку петь Луне, если Она не отвечает, а, скорее всего, даже и не слышит меня? А Ним-ним откликнулась сразу! К тому же она так похожа на Луну! Такая же белая и даже круглая, если смотреть сверху. Но самое главное, с ней можно разговаривать, обсуждать песни, для нее можно петь, будучи уверенным, что тебя слышат…»

Син-син летал весь день без сна и еды, думая только о том, как вечером снова полетит к лесному озеру и будет петь для Нимфеи, а она будет радостно трепетать лепесточками, наслаждаясь его голосом. А когда ожидание стало невыносимым, соловей остановился и стал сочинять песню для кувшинки. «В конце концов, зачем петь для Ним песни, сочиненные для Луны? — думал соловей. — Когда можно…» И он старательно подбирал трели для новой песни.

Когда солнце стало клониться к горизонту и показалась бледная Луна, Син-син понесся к озеру, даже и не взглянув на нее, на ходу бормоча: «Конечно, надо бы спеть гимн к Твоему восходу, ну да ладно, спою чуть позже, там, над озером…»

- Доброй Луны! — громко крикнула Нимфея, едва завидев летящего к озеру соловья. — А я сегодня даже чуть-чуть раньше поднялась со дна, так хотела тебя увидеть и услышать. Мне весь день не спалось, я только и думала о том, как снова…

- Мне тоже! — радостно перебил кувшинку Син-син. Он уселся на ту же ветку, что и прошлой ночью. — Я сейчас отдышусь немного и спою для тебя прекрасный гимн, который поют на восходе Луны. Он прославляет Ее и то, как Она неизменно, независимо ни от чего, появляется на небосклоне каждую ночь…

- Хорошо! — кивнула кувшинка и приготовилась слушать.

Син-син немного отдохнул, а потом запел:

 

Нет неизменности в темном лесу,
Что-то приходит и вдруг исчезает.
Ветер уносит сухую листву,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

РанееНебо на двоих, Долгая дорога Домой ДалееО "врагах" (из лекции)

Читать похожее

Комментировать