Неспетая песня

Сервис

- Ну да. А ты будто не знал?! — насмешливо ответила выдра. — Хотя, может, и не знал. Ты же певец. У вас там все так возвышенно. Небеса, любовь, трали-вали и бла-бла-бла… Здорово, конечно, послушать иногда. Но и о реальной жизни забывать не надо. А она — вот такая! — выдра кивнула в сторону ила. — Реальная жизнь. Все есть прах и копошение червей. И все было прахом и в прах обратится!

- И моя Ним-ним?!

- А это кто еще?

- Моя кувшинка…

- А… И она. Даже в первую очередь, потому что цветы легче всего превращаются в тину…

- Но как же так?! — воскликнул соловей. — Прекрасный цветок и слизкая тина?!

- Такова реальная жизнь… — снова пожала плечами выдра.

- Реальная жизнь?..

- Ага. Да не переживай ты из-за своей кувшинки! Ты и сам тоже из грязи и грязью станешь. У всех в нашем лесу такая судьба. И у меня в том числе. Так что не расстраивайся попусту, а лучше пой свои песни. Вот у них есть шанс не стать прахом, потому что рождаются они из сердца и направлены Луне и небесам… О! Как я заговорила, надо же! Может, тоже в поэты податься? Ха! Ладно, мне пора. Если не против, я как-нибудь еще приду тебя послушать. Иногда полезно почувствовать что-нибудь этакое, повозвышенней, а то, порой, так тоскливо становится от всей этой реальной жизни, будь она неладна… Эй, ты чего?!

- А? — Син-син очнулся. Все это время он не отрываясь смотрел на кучку ила.

- Чего, как неживой? Давай, напиши-ка песню о том, как встретил выдру и она тебе рассказала правду о жизни, а ты мудро улыбнулся и молча посмотрел в небо… А, давай?! Напиши! И мне будет приятно и тебе — новая песня… Да и сюжет, вроде, ничего, а? Что скажешь?.. — Соловей не слушал. — Ну, ладно, мне пора, а то совсем заболталась с тобой. Ты, это, давай, пой почаще, а то мы как-нибудь с подругами нагрянем послушать. Ей-ей, нагрянем!..

Выдра подмигнула неподвижно сидящему соловью, махнула лапкой и булькнула под воду.

Син-син долго смотрел ей вслед, а потом взлетел на привычную ветку, что так удобно свисала над озером. Соловей смотрел на воду, на то, как расходятся круги от упавших листьев… Тишина. Умолкали дневные птицы и кузнечики, ведь солнце уходило, а все они, наверное, тоже пели не просто так, а для него. Син-син, погруженный в себя, не заметил, как поднялась Луна.

- Что-то случилось? — раздался обеспокоенный голос кувшинки. Она поднялась со дна озера и смотрела на неподвижного соловья.

- А, что?! — встрепенулся Син-син.

- Понятно, ты просто задремал! — улыбнулась Нимфея. — Надо больше отдыхать. Я же знаю, что ты весь день сочиняешь для меня. Разве так можно!

- Да, немного задремал… — согласился Син-син. — Дрема — очень хорошая вещь. В ней можно прожить всю жизнь и даже не заметить, что просто сидишь на ветке и спишь.

- Это как под водой, — откликнулась кувшинка. — Когда я там, то вроде и живу, и не живу одновременно. В дреме. И только здесь, на поверхности озера я раскрываюсь и оживаю. Но раньше даже на поверхности я оглядывалась вокруг, а потом погружалась в сон, который тоже лишь походил на жизнь. Теперь я знаю, что жива, только пока слышу твои песни…

- Ты тоже должна запеть, — сказал Син-син. — Иначе, когда я умолкну, ты заснешь и навсегда уйдешь под воду, чтобы превратиться в мертвый ил…

- А ты умолкнешь?! — испугалась кувшинка. Соловей не ответил, красноречиво вздохнув. — Да, я понимаю… — тихо продолжила Нимфея. — Но это будет еще нескоро, да и вообще, как я могу петь, ведь я кувшинка, а не соловей?!

- Просто у тебя своя песня, не похожая на мою. Наверное, у всех есть неспетая песня. Даже у вечно спешащей куда-то выдры…

- У кого? — не поняла кувшинка.

- Да так… — отмахнулся Син-син. — Пора начинать петь. Несмотря ни на что.

И он пел всю ночь, как и раньше. Только в конце, когда Луна зашла, Нимфея сказала:

- Что случилось?

- А что?

- Ты пел как-то не так, — смущенно сказала кувшинка. — Нет, нет, не хуже! Но… как-то…

- Без сердца? — предположил Син-син. — Словно просто повторял заученные стихи и заученные мелодии?

- Ну, я бы так не сказала, — еще больше смутилась Ним. — Но как-то… Да! Словно ты не хотел петь для меня, а просто по привычке…

- Извини, так получилось, — сказал Син-син. — Завтра я постараюсь…

- Просто поспи днем как следует! — посоветовала кувшинка. Она торопливо закрыла лепестки и начала погружаться под воду. — Я хочу слышать живые песни…

Этим днем Син-син впервые за долгое время полетел в лес, а не остался рядом с озером. Он проносился между деревьев, на ходу хватая мошек и стараясь понять, что с ним произошло. Но ничего не решил, потому что думать не хотелось. И тем более сочинять новые песни. Иногда он вспоминал о Ним-ним, но тут же в памяти вставала кучка ила, наполненная червями и барахтающимися плавунцами.

- И что? — спрашивал себя Син-син.

- И ничего… — отвечал, спустя какое-то время.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

РанееНебо на двоих, Долгая дорога Домой ДалееО "врагах" (из лекции)

Читать похожее

Комментировать