История Разлуки

Сервис

Хануман: А то?! Что, думаете, вру?! Вам откровенно говорю: совсем оголодал,  во рту неделю — ни единого банана! А путников, как я уже сказал, здесь ходит мало (обижено, после паузы), а точней — совсем не ходит…

 

Рама: (с улыбкой понаблюдав за беседой брата и «стражника») Так что ж ты место выбрал столь глухое?

 

Хануман: (необидно бурча) Ну, выбрал, дело вам какое?.. Там, где хочу, там и сижу, а вы платите за проход, раз забрели сюда, а если нет, то вон дорога, я вас не держу!

 

Лакшман: (Раме с улыбкой) Бедняга тут и вправду одичал. Жемчужину пожертвуем, быть может? Чтоб больше этот «стражник» не бурчал.

 

Рама: (внимательно посмотрев на Ханумана) Нет, Лакшман, ничего ему, пожалуй, не дадим.

 

Хануман: (возмущенно) Эй, почему?! Мы тут напрасно, думаешь, стоим? «Мы» — это я и палица моя. (с намеком подкидывает палицу в руке)

 

Лакшман: (удивленно) Да, почему? Конечно, он не слишком вежлив и уважения с почтеньем ни на грош. Но это нам понятно, что ж, когда в лесу неделями без пищи, то и не так, конечно, запоешь. А здесь и в самом деле редкий путник ступит. Давай пожертвуем немного, он сходит в город, фруктов купит…

 

Рама: Тут дело не в почтении, хотя… его бы тоже вовсе не мешало к речам добавить хоть чуть-чуть. Он палицей нам преграждает путь, по праву, может быть. Но что-то в этом сильно сомневаюсь. А если просит он от голода и бедности своей, то есть закон, что жертвовать должны мы только тем, кто честен и нуждается на деле. А в данном случае пред нами просто жулик!..

 

Хануман: (возмущено) Вот люди обнаглели!.. Кто жулик, я?! Ну, ничего, сейчас вам дам урок… (поднимает палицу и собирается спуститься к путникам)

 

Лакшман: (не обращая внимания на воинственное настроение Ханумана) Но может он действительно в нужде?

 

Рама: Нет, не пойдут пожертвованья впрок, когда проситель обмануть задумал. Смотри, какой роскошный медальон на шее у него! (Хануман, услышав это, удивленно останавливается) Да если б он хотел, то мог скупить все фрукты царства! При этом просит денег за проход, прикрывшись бедностью и голодом. О, нет! Мы ничего ему давать не можем. И не должны, иначе поощрим обман и ложь, а там пройдут века и будут в царстве толпы попрошаек, которым лень работать и служить, они лишь будут набивать живот и деньги лишь для этого просить. И люди перестанут доверять чужой нужде, и те, кто в самом деле беден, останутся без помощи, заботы. И что за царство будет там, где люди помощи друг другу не окажут?..

 

Лакшман: Все это верно, там где люди скажут любую ложь для собственного блага, мир невозможен, но при чем здесь это? Ведь в данном случае… и лес глухой, плодов здесь нет, а путников немного. Похоже, он не лжет, а медальон… Какой и где? Не вижу…

 

Рама: Ну, как же?! Посмотри. Он у него на шее. Весь золотой, с камнями и сверкает, как будто даже неземной…

 

Хануман: (Раме) Мой медальон?! Его ты видишь?!

 

Рама: Конечно! Он так сияет, что иногда слепит, когда поймает солнца луч…

 

Лакшман: (удивленно вглядываясь) А я не вижу…

 

Хануман: (роняет палицу и подбегает к Раме, смиренно сложив ладони) Ты Рама?! Неужели я дождался! Ну, вот и для меня поднялось солнце из-за туч!.. Меня простите за дурные речи, сейчас я все вам расскажу…

Я — Хануман, сын Ветра! Так могуч я был, когда родился, что в детстве даже солнце проглотил! Затменье помните лет — сколько там? — назад?.. Так много сил мне боги дали, что детство все игрался с ними, да беспокоил мудрецов, подвижников, святых. О, нет, я их не обижал, но скучно было мне. И я немного… хулиганил. То гору, где сидел мудрец, перенесу и посреди реки поставлю, а то поймаю пару тигров и перед хижиной тихонько привяжу… А иногда… Ну да не буду о своих проказах вспоминать! Однажды гнев святого испытать пришлось и мне! Как оказалось, и у мудрецов терпение кончается однажды… Так вот, нарвался я на сильного святого, и он обиделся на детские проказы, да так, что проклял бедного меня. Сказал, что раз я сил своих не усмиряю, то я о них забуду навсегда! Сказал, что силы, разум и способности любые, Господь дает не как пустяк, и если мы не можем править ими, то забирает только так! А потому, сказал, чтоб не было изъяна, отныне будешь, как простая обезьяна!

Я испугался и взмолился: «Пожалуйста, проклятье отмени! Ведь я не от характера дурного, я хулиганю только от тоски! Родился я могучим и всесильным, но для чего? В чем смысл моей судьбы?.. И вот почти отчаялся найти… ответы на вопросы… Кто я?.. Зачем?.. А потому, прошу смиренно, ты состраданием проклятье замени, и, если можешь, помоги…»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

РанееВзгляд ДалееПро то, как Ежик начитался китайцев

Читать похожее

Комментировать