История Разлуки

Сервис

Вот и сейчас Сита подумала, что это Равана принял облик обезьяны, которая прикинулась посланником любимого Рамы. Измученная разлукой и постоянными испытаниями, Сита находилась на грани отчаяния. Но когда Хануман показал перстень Рамы в доказательство своей честности, на лице Ситы снова заиграла улыбка. Надежда наполнила сердце царевны, и Хануман вмиг превратился для нее из обычной обезьяны с пугающим обликом в лучшего друга с непосредственным нравом и веселым характером. Они проговорили о Раме всю ночь, пока стража спала. И эти беседы стали для Ситы, словно глоток свежей воды в пустыне разлуки.

Хануман, увидев свет подлинной любви, загорелся желанием немедля прекратить невозможное: разлуку вечно единых, разлуку Рамы и Ситы! Хануман предложил Сите перенести ее к Раме немедленно!

Но Сита лишь с грустью улыбнулась и отказалась. Об этом событии были написаны такие строки:

 

Ты могла одним Своим желаньем

Сжечь всех ракшасов дотла!

Ты могла одним Своим сияньем

Равану спалить, как мотылька!

 

Только ты сказала Хануману:

«Мне мой Господин не приказал.

Как могу я действовать упрямо,

Своевольно, как жена чандал?»

 

«Но мать Сита! — молвил Хануман.

Ты страдаешь в городе врага!

Твои слезы жгут сильнее ран!

Что мне делать, чтоб спасти Тебя?

 

Хочешь, я возьму Тебя на спину

И одним прыжком вернусь на материк?

Только разреши, и водную пучину

Мы преодолеем в тот же миг!

 

И в глазах Твоих исчезнут слезы!

Рама ждет Тебя на берегу!

Хануману не страшны угрозы!

Только прикажи и… смерть врагу!»

 

«Хануман, зачем ты искушаешь?

Как ты можешь взять меня с собой?

Неужели Ты не понимаешь?

Только Рама властен надо мной!

 

Может только Он меня коснуться!

Только для Него я все еще жива,

Только для Него готова я проснуться,

Только Рамы ждет моя рука!

 

Здесь, на Ланке, я как будто сплю,

И ужасный сон меня пугает:

Словно я в разлуке, словно жду…

Но в реальности такого не бывает!

 

Разве Сита жить без Рамы может?

Разве может жить без Ситы Рама?

Это сон, мой друг, который гложет,

Это сон, всего лишь сон упрямый…

 

Лишь тогда очнусь я ото сна,

Когда Рама вновь меня обнимет!

Кто другой разбудит?.. Никогда!

Чары сна лишь Рама снимет!..»

 

Хануман понял, что ему не уговорить Ситу бежать вместе с ним. И он понял, что это правильно, но сильно разгневался из-за невозможности немедленно прекратить боль разлуки, что разрывала сердце и Рамы, и Ситы. В гневе Хануман полетел к океану, но не выдержал и по пути напал на любимый сад Раваны, прогнав стражу и безжалостно вырвав все деревья.

Когда Раване сообщили, что какая-то странная обезьяна хулиганит в его саду, он послал воинов, чтобы поймать нарушителя спокойствия, но Хануман даже не заметил, как раскидал воинов по всем сторонам света.

И тогда великий сын Раваны, победитель самого Индры, главы полубогов, пришел в рощу со своими лучшими воинами. Вскоре все они полегли под ударами Ханумана! Увидев такую небывалую силу, сын Раваны применил против врага оружие самого создателя Брахмы. Из уважения к творцу, Хануман позволил пленить себя и вскоре оказался перед троном Раваны.

- Кто ты и зачем разорил мой сад? — спросил Равана. — Неужели даже обезьяны опустились до такой степени, что ломают деревья, вместо того, чтобы просто украсть с них плоды?

- Я не просто обезьяна! — возмутился Хануман. — Я посланник Рамы! И пришел, чтобы сказать: если тебе дорого царство и жизнь, верни Ситу!

- О, неужели тот жалкий царевич все еще ищет свою жену?! — насмешливо спросил Равана. — Как интересно! И что, в качестве посланника он не нашел никого, кроме драчливой обезьяны?

- Эта драчливая обезьяна перебила половину твоей армии! — не остался в долгу Хануман. — А я всего лишь маленький слуга Рамы! Теперь подумай, что сделает с тобой Он, когда придет на Ланку?!

- Ничего не сделает! — воскликнул Равана, пылая гневом. — Он — всего лишь жалкий человечишка! А ты — безмозглая обезьяна! Эй, стража, казнить ее немедленно!..

К связанному Хануману подбежали лучшие воины, собираясь изрубить врага на куски, но главный советник Раваны остановил их.

- О, великий царь, — сказал он Раване. — Мой долг думать и о вашем благе, и о вашей репутации. А она сильно пострадает, если мы убьем эту обезьяну…

- Почему? — спросил Равана, немного успокоившись.

- Кем бы он ни был внешне, с политической точки зрения, это парламентер. А убийство посланника противоречит всем законам морали. В том числе и нашим…

- Да, ты прав. Но и отпустить без наказания я его не могу. Что же делать?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

РанееВзгляд ДалееПро то, как Ежик начитался китайцев

Читать похожее

Комментировать