Открытки от одиночества

Сервис

— Потому что затягивает? — поделился я крохами своих знаний о сети, почерпнутых из вечно недовольной прессы.

— Хм, может ты и прав… Но вообще-то, думаю, из-за того, что манипулятор похож на маленькое болотце. Сам увидишь.

— Сможешь сегодня до вечера подключить? Еще даже не обед!

— Теоретически, можно и сегодня. Только тогда доплата нужна. За срочность. Извини. Это ж надо опять с транспортом передоговариваться и с продавцом «тарелки», беготня опять же, контракт выбирать…

— Без проблем, сколько?

Он сказал.

Я полез наверх и обнаружил, что денег у меня нет. Тара забрала всю наличку вместе со своей косметикой.

— Слушай, Килан, — я спустился вниз и прошел в мастерскую, — у меня деньги кончились. Возьмешь работой?

— О, давай! Слышал, ты хороший мастер по дереву.

Я смотрел на полки с игрушками. Наконец выбрал медведя размером в ладонь. Очень редкое дерево, которое словно само разогревается изнутри при трении. Говорят, если держать брусочек такой древесины в руке и все время поглаживать, то нервы успокаиваются. Словно в транс входишь. А я еще сделал медведя стилизовано, без острых частей, все закруглил и не покрасил, чтобы и красиво, и тереть можно было. Одним словом, дорогая игрушка. Они у меня нарасхват идут. И не только туристы покупают, но и местные — это повод для особой гордости.

Подкинул медведя на руке, потом подошел к стене и с неприятной мне самому ухмылкой взял одну из досок для серфинга. Красивую, большую, раскрашенную как попугай.

Пошел обратно в комнату.

— Выбирай! — Я положил на стол доску, а рядом поставил маленького и невзрачного медведя. Уверен, что этот тип выберет дурацкую доску, которую я сделал за день, а не медведя, на которого потратил две недели. Вот ведь, опять эта неприязнь изнутри лезет, хоть плачь!

Килан взял доску, хмыкнул и аккуратно водрузил на место, потом положил медведя на ладонь и стал рассматривать.

— Супер! Такая тонкая резьба, на морде даже словно эмоции видны. А сзади! Ничего себе! Тут же каждая шерстинка выдавлена и сглажена. Это ж, наверное, как в руке держать приятно… — Он обхватил медведя и непроизвольно стал тереть так, словно прочитал инструкцию к игрушке. — Беру его, однозначно. А эта работа точно не дороже стоит, чем я тебе сказал в монетах?..

Я прикинул в уме. Дороже, раза в четыре. Или пять.

— Да нет, в самый раз, — сказал я и в первый раз улыбнулся вполне искренне. — Рад, что понравилось, приятно встретить ценителя.

Все-таки, он, пожалуй, не такой уж и неприятный тип. Даже не знаю, чего я взъелся с утра. Ладно, пусть переплата будет за дурные мыли…

 

 


12.

 

 

На месте не сиделось и, тем более, не лежалось. Очень хотелось побыстрее посмотреть, что это за сеть, где можно читать книжки, которых нет в магазине.

Килан куда-то запропастился и не отвечал на звонки. Хорошо ему, занимается делом, а я как на иголках не знаю куда себя деть. Попробовал почитать, но буквы и строчки расплываются, не желая складываться в осмысленные предложения. Даже поесть толком не удалось. Вернее, поел, но как-то на автомате, не чувствуя вкуса. Даже не вспомню сейчас, что именно. Вот ведь…

Я вышел во двор и немного побродил туда-сюда, разглядывая дом снаружи.

Маленький он у меня, но таким родным стал, словно всю жизнь тут живу. Даже какие-то сцены из детства мелькают, словно оно прошло именно здесь, на этом белом песке двора. Фантомная память. Любопытный феномен ложных воспоминаний. Дом хоть и двухэтажный, но на самом деле — только формально. Все комнаты — на первом этаже, а второй — скорее чердак со спальней, чем полноценный этаж. Такая пристройка, как мансарда у нас на севере, но с местной спецификой. Даже не знаю как и рассказать. Это смотреть надо.

 

 

Во дворе ничего не растет. Белый песок и все. Растения — только вокруг двора. Густые, тяжелые кусты, сквозь которые не прорвешься. Высаживать такое вокруг дома считалось и раньше дурным тоном, да и сейчас гости недоуменно хмыкают, заходя в узкий проход к дому.

Для меня с самого начала пустой двор казался странным. На родине такого не допускают. Там у нас весь двор вокруг дома — это огород. Старики же ничего не садили, специально все засыпав песком. Это надо было Уине для обжига и просушки ее трав и изделий. Да и Старик любил рано утром или вечером посидеть на воздухе и покачаться в кресле. Сам он во дворе никогда не работал, только в мастерской. Я не сразу понял почему, а потом тоже перенял его манеру: во дворе только отдыхать, а работа — в мастерской. Настрой должен быть у места. Не только у человека. И если путать, смешивать, то место начинает тоже путаться, и не знает, то ли ты работать пришел, то ли дурака повалять. Место энергией заряжается не хуже трав и настоек. Если в каком-то одном месте долго делать что-то одно и то же, то потом, стоит в этом месте оказаться, как руки и мысли сами собой…

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107

РанееЗвездные медведи (колыбельная в прозе) ДалееРазлуки на время как профилактика разлуки навсегда

Читать похожее

Комментировать