Открытки от одиночества

Сервис

— …У меня до этого все катамараны были без мотора. Да он и не нужен обычно. Мне же просто покататься, размяться утром. Для того и держал. Но вот пару раз в год поедешь куда-то далеко, на соседний остров или даже на Главный. И вот тогда после нескольких часов бесконечного кручения начинаешь ненавидеть и педали, и себя, за то, что опять подумал: «да, ладно, тут плыть-то всего ничего!» Так что теперь у меня электрический катамаран. Конечно, это не мотор лодки, далеко все равно не скатаешься, но зато будет возможность, когда устал, включить себе и пусть педали крутит мотор, а не измученные ноги.

— Я когда домой приезжаю, то папа мне тоже про моторы рассказывает. Он их разрабатывает. Ох, не люблю этих разговоров! Как приеду, то или про моторы, или про то, что давно замуж пора.

— Да у меня так же! Едва порог переступлю, тут же: и где жена? Почему не женился до сих пор?! Завязывай уже с почти-женами! А ну, бери родовую кость!

— Что? У тебя есть свадебная кость? Настоящая?! — Лата даже перестала крутить педали.

— Ну, не совсем. Пластиковая…

— Да понятно, что не костяная. Костяные только у совсем уж древних родов остались. Но все равно, у тебя есть настоящая свадебная кость, которая была в деле?!

— Да, папа говорил, что даже сам ей пользовался. Настоял, чтобы я ее себе взял. Прислал не так давно по почте. Я раньше все отказывался. Ну анахронизм же дикий! А как принял решение, что у меня больше не будет…

— Вис! Покажи мне ее, пожалуйста! У нас в семье нет свадебной кости. Я только слышала про них, но никогда не видела. Ну, пожалуйста!..

Я немного ошалел от такого неожиданного интереса и напора. Тоже перестал крутить педали. Нас медленно несло по инерции. Лопасти остановились, плеск прекратился, и я услышал океан. Мы с минуту плыли молча. Кажется, Лата тоже услышала дыхание океана, но все равно смотрела на меня, ожидая ответа.

— Если хочешь, приезжай как-нибудь в гости, покажу… — Я пожал плечами и снова нажал на педали.

— Я сейчас хочу. Поехали к тебе!

— Нет, Лата, давай лучше как-нибудь сам приеду, запремся в магазине в новом отделе, и я тебе покажу… До моего острова часа три пилить. Да еще ночью…

— Ты же только что про мотор хвастался полчаса!

— А ведь и точно! — Мне вдруг так захотелось опробовать обновку в деле, что остальные мысли куда-то попрятались. Я встал с кресла и полез назад, чтобы включить двигатель.

Вскоре мы взяли курс на маяк моего острова и с трепетом следили за водой, поджав ноги. Ехать на катамаране не крутя педали было очень необычно. Впрочем, у самого Вис-Има сел аккумулятор, и нам пришлось последний километр докручивать самостоятельно, при этом слегка и, наверное, в шутку, паникуя.

Дом встретил темнотой и почти осязаемым облегчением. Ночная прогулка пощекотала нервы. Особенно испугался, когда заглох мотор, а мы оказались одни посреди океана: внизу — глубина, вверху — глубина, а вокруг — вода, вода… И только маяк мигает, подсказывая, что надежда еще есть…

Я включил в комнате свет и смущенно произнес:

— Уф, ну и поездочка! Не зря ты не любишь морские путешествия…

— А мне понравилось. — Лата огляделась. — Показывай кость!

Я за всеми этими волнениями и забыл, зачем мы приехали. Удивительно, но Лата, похоже, и не заметила никакой опасности. Ни того, что после отключения мотора нас могло подхватить случайным течением и унести в море, ни того, что могла начаться буря и нас просто бы перевернуло… Она, видите ли, просто каталась и ей понравилось!

— Где она у тебя?

Я вышел в прихожую и вернулся с посылкой. Отец и в самом деле прислал мне свадебную кость, но я даже не распаковал.

— Вот, сейчас…

— Так не дело хранить семейную реликвию, — сказала Лата, помогая содрать упаковочную бумагу. — Она должна быть на видном месте, напоминая.

— Так и хотел, — оправдывался я. — Просто все никак не мог собраться. Да и место надо подготовить, видишь, какой у меня бардак…

Мы наконец достали красивый белый футляр, я положил его на столик.

— Вот, — сказал я, невольно чувствуя торжественность момента.

— Здорово, — сказала Лата. Она притихла и зачаровано смотрела на футляр. — Давай, откроем?..

Мы подошли, встали рядом. Я открыл футляр. На бархатной подложке лежала свадебная реликвия — идеальный, не отличимый от настоящей, макет берцовой кости какого-то древнего животного, на которое наши предки охотились, когда еще были хищниками.

Словно под гипнозом, я ухватил кость за «рукоять» и потянул из футляра. И тут произошло нечто, чего я, наверное, никогда не забуду.

Лата сжалась, словно пружина, выгнулась, отбрасывая меня на диван, а потом прыгнула на пять метров к двери! Нет, не прыгнула! Ее словно выстрелили, ее словно перенесло неведомой силой!

Она замерла в дверях, сжатая, напряженная. Казалось, под кожей напрягся сейчас каждый мускул.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107

РанееЗвездные медведи (колыбельная в прозе) ДалееРазлуки на время как профилактика разлуки навсегда

Читать похожее

Комментировать