Открытки от одиночества

Сервис

— Да ну его в задницу! — Тара фыркнула, немного отпрянула, глянула на меня и снова прижалась, продолжив уже спокойно и расслабленно: — Мы сразу разошлись, на третий день уже. Постоянно что-то от меня требует. Так не то, и другое не так. Мы с тобой восемь лет прожили, каждый занимался своим и не лез к другому. Здорово было! Я даже привыкла. А тут началось! И почему некоторые люди, которые даже и не думают о матрице, в совместной жизни пытаются ее на тебя наложить внешними придирками и требованиями? Одним словом, ушла я от него почти сразу. А сегодня выходной, сидела без работы и вдруг так секса захотелось, хоть плачь. И тебя вспомнила. И все, только это, ты не думай.

— Да я и не думаю. Все нормально. — Я прижал ее к себе покрепче и нежно погладил.

А она вдруг отвернулась и всхлипнула. А потом разревелась, ткнувшись в подушку.

Тара?! Плачет?!

— Эээ… — Я не знал что делать, только интенсивнее принялся гладить и бормотать традиционное: — Ну, чего ты? А?..

— Да что я вру сама себе! — Тара перестала плакать так же неожиданно, как и начала. — Я все время только о тебе и думала. Вот дура же, дура! Сама виновата. Сама сколько раз в лекциях читала, что для правильного осознанного одиночества не стоит затягивать почти-браки. Но… А ты хорош тоже! Почему был таким удобным, что не было ни сил, ни желания тебя бросить?! Да, это ты во всем виноват! Почему сразу не сказал, что планируешь жениться по обряду?!

— Так, это…

— Все из-за тебя! Я теперь скучаю, не могу толком работу делать. И мужики другие раздражают. Зачем ты так со мной?!

— Ну-ну… — Я притянул ее к себе и стал целовать. Это помогло. Мы снова расслабились и молча лежали.

С Тарой всегда было трудно поговорить по душам. Она не подпускала к себе никого, даже почти-мужа. Я знал, что именно в такие моменты, после животной любви, Тара немного таяла, и можно было спросить что-то важное, не натолкнувшись на мгновенно выросшую защитную стену. Или хотя бы просто увидеть за ледяной коркой человеческую душу.

Наверное, для людей, кто не слагает матрицу, секс — словно жалкое подобие, имитация, намек на настоящее. На возможность по-настоящему быть вместе, слиться внутри. Но намек этот все же так жалок! И это понимаю даже я, кто еще не нашел ту, с кем можно пойти в храм и выпить сок Древа…

— Тари… Я очень хочу спросить… — Был вариант, что она сейчас, услышав вопрос, встанет и уйдет. Мне бы этого не хотелось. Но если не спрошу сейчас, то не спрошу никогда. — Тари… Ведь ты из семьи. Как так получилось, что одновременно с этим ты активистка осознанного одиночества? Я когда брал тебя в почти-жены, был уверен — все закончится настоящим браком. Как так получилось? Ведь все дети из семьи тоже хотят создать настоящую семью…

Тара не отстранилась. Ни внешне, ни внутренне. Я чувствовал, что она так же расслаблена и, похоже, размышляет над ответом вполне спокойно.

— Знаешь… Виса… — Она приподняла голову, неловко улыбнулась, потом снова легла. — Ты меня иногда поражаешь абсолютно незамутненной наивностью. С чего ты решил, что все семьи — это как твои родители? Или как Старик с Уиной? С чего ты решил, что все люди, стоит им выпить «волшебного» сока, сразу становятся ангелами? Они остаются людьми. Вот в чем проблема. Мои родители ненавидели друг друга. Они слили матрицы на волне моды. Какое-то время, наверное, было все хорошо. Хотя — сомневаюсь. Потом родилась я… Почти-дети могут просто уйти в другую комнату или в интернат, чтобы не слышать ругань почти-мамы с почти-папой. А мне некуда было деться. Они орали друг на друга внутри, в матрице, а я все это чувствовала. С самого детства! Еще младенцем я лежала в кроватке и чувствовала, как мама ненавидит папу, и как папа клянет себя за тот глоток в Храме. А потом стала понимать образы и тоже слагать матрицу с ними… Вис, это такой ад, по сравнению с которым ад осознанного одиночества — рай!

— Но… — Я сел на кровати, положил подушку под спину. Тара тоже села. Все-таки испортил момент близости. Во всяком случае, сделал его короче, чем он мог бы быть. — Я знаю, что на несовместимость матриц проверяют. Вот у меня, например, было с одной… Как так получилось у твоих?

— Да при чем здесь тесты? Проверяют только на патологическую несовместимость. Это когда после слияния пара физически не может долго жить вместе. А такое — редкость. Мои родители и еще многие и многие — вполне себе жили в слиянии. И внешне, со стороны вполне себе благополучная семья. Вот только я не могла смотреть со стороны. Я была и внутри… Конечно, с годами они как-то попритерлись. Папка пристрастился к выпивке, потом и мамка. У семейных же все в паре идет. Один выпил, матрицу перекосило, а второй чувствует. И поговорить уже нельзя, ори не ори, пьяная матрица только недоделанными умильными образами отвечает. А похмелье потом у обоих… Так что…

— Живы они?

— Живы, что им сделается? Еще и меня переживут.

— А матрицу с родителями слагаешь? Хоть иногда?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107

РанееЗвездные медведи (колыбельная в прозе) ДалееРазлуки на время как профилактика разлуки навсегда

Читать похожее

Комментировать