Открытки от одиночества

Сервис

Мне было не по себе. Сидел как оплеванный. Мы с папой как-то смеялись над женской особенностью примерять все, что говорится вокруг, на себя. Теперь я сам слушал Лату и не мог избавиться от принеприятнейшего ощущения, что она не просто высказывает свою жизненную позицию, а говорит именно про меня. И это я отвратителен.

— А я вот как-то недавно… тоже пришел к подобным выводам и решил… недавно… что у меня тоже не будет больше почти-жен. — Я неловко откашлялся.

— Правда? — Лата встрепенулась и с интересом пристально на меня посмотрела. — Расскажи!

И я, радуясь ее интересу, рассказал Лате о поездке домой, об истории с убежавшим Альвисом, — услышав название самолета, Лата понимающе рассмеялась, — рассказал о принятом решении и слове самому себе.

— Это ты вовремя, — одобрительно кивнула Лата под конец истории. — Способность складывать матрицу уменьшается в почти-браках. В этом я уверена, читала очень серьезное исследование. Этой книги просто так и не найдешь. Так что еще немного, и ты бы навсегда, до конца жизни остался в одиночестве. У меня есть несколько подруг из семей. Они меняют почти-мужей словно активистки осознанного одиночества. Так ни одна из них уже не может сложить матрицу с родителями просто так, без похода в храм! А мне никаких усилий не надо. До сих пор! Они всегда со мной…

— Прямо так уж и без усилий складываешь? — Я попытался связаться со своими, не получилось. — Ну-ка, спроси их, что они думают о нашем свидании?

Вопрос был с подвохом. Если она и правда до сих пор слагает матрицу как ребенок, то отголоски и образы нашей встречи и разговора отражались и в матрицах ее родителей. А значит, у них и мой образ какой-то появился.

— Говорят, что ты им нравишься, но тебе надо быть поувереннее… — Лата ответила мгновенно, на лице не отразилось ни малейших усилий!

— Эээ… — Я был поражен. — Доброго вечера, уважаемые… Как зовут-то их? — Последний вопрос я невольно прошептал. И это получилось от чего-то очень смешно.

— Могу лично познакомить, они сейчас решили, что через пару недель в гости прилетят, — сказала Лата, отсмеявшись. — Спрашивают, какие планы на вечер?

— Я планировал трехступенчатое свидание. Сначала ужин. Если девушка оказывалась приятной, то мы забирались на башню и разговаривали, чтобы лучше узнать друг друга. А вот если после разговора симпатия только усилилась бы, то я еще хотел покатать ее на катамаране. Я сегодня новый купил взамен того, что потерялся в гонке за Альвисом.

— И буду ли я достойна третьей части твоего плана? — игриво спросила Лата.

— О, тебя с удовольствием и без всякого свидания покатал бы. Хочешь? — Я подумал, что от разговора на башне у меня осталось не совсем приятное послевкусие, но размышлять на эту тему совсем не хотелось.

— Хочу. Действительно хочу. — Лата замерла, как будто удивилась своему признанию. — Я, мягко говоря, не большая любительница морских путешествий, тем более ночью, но… Хочу!

Мы скатились вниз и вышли в зал ресторана. Почти сразу в дверь на башню протиснулась еще одна парочка. Я на ходу взял в баре две упаковки печенья, и мы вышли в тропическую ночь.

На Главном много фонарей. Почти все улицы освещены, и до моря мы дошли быстро. Магазин лодок и катамаранов еще работал, но продавец, похоже, ждал только меня. Отвязал купленный катамаран, помахал рукой и сразу пошел куда-то вглубь острова.

Мы сидели рядом. Почти в полной темноте. Звезды отражались от воды. Отблески города. Мигание далекого маяка на моем острове.

— Поедем вдоль Главного. Ты где живешь? Можно прямо на катамаране подъехать? — Я включил фонарь, и мы начали крутить педали, на ходу хрустя печеньем.

Каждый отель на всех островах архипелага обязательно размещал на самом видном месте предупреждение для туристов о том, что ночью купаться строго запрещается. И дело не в том, что спасательная служба отдыхает. Ночью к берегам приплывали разные «чудовища». Днем в прибрежных водах не встречалось никого опаснее полуметровой акулы, которую ничего, кроме мелких рыбешек, не интересовало, а вот ночью… Огромные скаты, в том числе и смертельные электрические. Иглохвосты, что с легкостью могли пробить человека насквозь. Огромные ядовитые медузы, стрекательные клетки которых могли обжечь, а может быть, даже убить неосторожного пловца…

Мы плыли вдоль берега, фонарь прокладывал нам светлую дорожку. И видно было, как под водой кишит жизнь, как рыбешки сигают прочь от света. Если отплыть метров на пятьдесят от берега, то можно будет увидеть, как уносят плавники и хвосты крупные страшные обитатели глубин, что выбрались сейчас на теплое мелководье поохотиться…

Страх темноты и ночного океана прошли быстро. Вскоре мы доели печенье и снова оживленно болтали, не забывая крутить педали.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107

РанееЗвездные медведи (колыбельная в прозе) ДалееРазлуки на время как профилактика разлуки навсегда

Читать похожее

Комментировать