Виток клубка

Сервис

- Хорошо, учитель, — Шанта сел и попробовал сосредоточиться на Высшем, как его учили, но холод не позволял ни о чем думать, кроме самого холода. Шанта накрылся шкурой. Холод ушел, но вернулся сон. Борясь с собой, Шанта пытался медитировать и повторять мантры, но то и дело обнаруживал свою голову на собственной же груди. Он с досадой мотал головой, опять выпрямлял позвоночник, сосредоточив взгляд на переносице, но сознание вдруг снова покидало Шанту, и он приходил в себя, падая назад вслед за упрямой головой, перехватывая ее в полете… Закрыв рот, Шанта продолжал пытку. За этим занятием его застал рассвет…

- Пора… — Муни встал и подошел к воде. Поклонившись священной реке, йог вошел в ее воды. Шанта вылез из-под своей шкуры. Утренний холод немедленно проник под кожу: она покрылась пупырышками, а зубы Шанты застучали друг о друга. Он быстро приблизился к воде, судорожно прочитал молитву и залез в воду целиком. Река несла с собой тепло прошедшего дня, и Шанта с наслаждением расположился в ее токах.

Солнце спокойно поднималось, окрашивая все вокруг. Просыпались птицы и, пока еще неуверенно, начинали свои переговоры и перепевы. Начинал гулять ветерок: он как будто таился в лесу всю ночь, а теперь его спугнул неожиданный свет, и ветер заметался в поисках потерянного убежища. Ночной холод быстро отступал. Все знали, что через какой-нибудь час от него не останется и следа, и наступит самая приятная часть дня, когда нет ни холода, ни жары. Поэтому Шанта затягивал омовение, не желая вылезать из теплой воды. Муни уже вышел и ждал ученика на берегу, сменив набедренную повязку и обсыхая.

- Вылазь, — наконец приказал он, и Шанта послушно вышел из реки и сел напротив учителя, безуспешно сдерживая дрожь во всем теле.

Несколько упражнений хатха-йоги быстро согрели тело Шанты. Он перестал дрожать, и холод убрался из-под его кожи, вернув ей гладкость.

Они прозанимались пару часов с одним перерывом, когда Муни обучил ученика новому упражнению и напомнил, что даже в хатха-йоге главное не асаны, а состояние сознания.

- Ну хорошо, закончим на сегодня, — сказал вдруг Муни, видя, что ученик давно ждет этих слов. — Можешь идти в деревню.

- Да, учитель…

- И помни, о чем мы говорили вчера, — Муни усмехнулся. — Обходи дом своей Мохини стороной!

- Но господин, я хотел проверить, как действует метод, который вы мне дали… — сказал Шанта, остановясь на полушаге.

- А? — не сразу понял Муни. – Ты об этом?.. Что же, пробуй…

Йог погрузился в себя, а юноша направился в деревню, повторяя про себя: «Она лишь кожаный мешок с дерьмом! Кожаный мешок, набитый мясом, жиром, костями, мозгом и испражнениями. Кожаный мешок, кожаный мешок… Набитый дерьмом, набитый дерьмом…» Вдохновляемый этими мыслями, Шанта бодро шагал к деревне, намереваясь сразу же обратиться в дом Мохини.

А она уже ждала его. Коровы были подоены, и Мохини готовила утренние молочные сладости. Она как всегда встала раньше сестер, но сегодня не просто раньше — что значат какие-то полчаса? — а много раньше: девушке не спалось, ее тревожили и волновали мысли. Она проснулась еще ночью, и все думала, думала… Она была то уверена в успехе, то полностью теряла всякую надежду. Она была как в горячке!

Теперь Мохини готовила, и она как-то успокоилась, сосредоточась на сладостях. Она думала, как их будут есть Муни с Шантой, и очень старалась.

На кухню несколько раз с завистью заглядывали хозяйские дочки, ругаясь про себя. Мохини не замечала их — она была полностью сосредоточена, помешивая густеющее молоко. Когда у Мохини все было готово, Муни как раз прервал занятия хатхой и отправил ученика за едой. Перед тем как погрузиться в медитацию, Муни вдруг подумал, что вроде бы голоден и не отказался бы от утренних молочных сладостей! Немало удивясь такой мысли, йог все же отбросил ее…

Шанта приближался к дому Мохини, повторяя в уме свою новую «мантру». Ему становилось весело в предвкушении того, как он сейчас победит с помощью замечательного рецепта учителя.

Шанта подошел к дверям и уверенно постучал, гордо и неприступно подняв подбородок. Мохини заметила гостя и засуетилась, добавляя последние штрихи, украшая приготовленное угощение. Она украсила сандеши взбитым маслом, выводя затейливые узоры. Фигурные бурфи покрыла орешками, выложив своеобразную мозаику, и ароматизировала розовой водой йогурт в глиняных чашках.

Пока Мохини все это проделывала, Шанта, в ожидании, постепенно терял уверенность. «Где этот мешок с… костями!» — думал он, переминаясь с ноги на ногу. Наконец Мохини вышла и неуверенной походкой подошла к юноше. Как много изменилось за прошедший день и ночь! Уже не было той беспечной, невинно заигрывающей девушки. Мохини даже хотела надеть свое лучшее сари, в котором она ездила в город на работу, но в последний момент передумала, зная, что за ней наблюдают…

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

РанееУход святого ДалееЖуткая жизнь

Читать похожее

3 комментариев

  1. Спасибо Вам за это чудо!
    Июн 10, 2011

    Спасибо Вам за это чудо!
    Прочитал, буквально, на одном дыхании!
    Как только появится такая возможность — куплю электронную версию, распечатаю и ознакомлю своих наставников и соратников.

    Лично на меня сильно повлиял эпизод, где Шанта наконец-то понял, чтО такое настоящая медитация; в этот момент у меня мелькнула мысль, что я тоже хочу это понять…

    Низкий Вам поклон.
    Да благословит Господь Вас и Вашу семью!

    С уважением, Павел.

    Ответить
  2. hela
    Июл 21, 2011

    Можно ли досрочно присвоить звание «ЛУЧШЕЕ» этой повести?
    Волшебно!Погружаешься в повествование и живешь им.И привязываешься)))И не жалеешь,что привязался.
    Максим,хотелось бы маленький словарик с Вашим толкованием упомянутых имен и терминов для непосвященных,можно отдельной статьей.

    Ответить
  3. Дмитрий
    Окт 11, 2011

    Произведение очень понравилось. С удовольствием прочитал бы продолжение.
    Заставляет задуматься : «Сколько жизней мне теперь предстоит хрюкать?»

    Ответить

Комментировать