Виток клубка

Сервис

- Уводит не вожделение или отвращение, или какое-то другое чувство. Уводят не чувства вообще, а привязанности. Какая разница, какое чувство ты испытываешь к объекту в данный момент? В любом случае ты привязан к нему, к объекту чувства. Через вожделение ли, гнев ли… А чувства легко трансформируются одно в другое. Очень легко. Все дело в привязанности к объекту чувств. Если ты разорвешь привязанность, то о воздействии на тебя не будет и речи. Сейчас ты привязан к Мохини. Вначале ты думал, что это вожделение, теперь думаешь, что отвращение. Но что изменилось?! Объект остался прежним! Только если ты будешь глядеть на Мохини, как на сотни других женщин, или мужчин, или камней… ты достигнешь успеха.

- Но чувства хотят наслаждаться объектами. И если я не дам им объект, окрашенный отвращением, они обратятся к объекту в другой, куда более опасной окраске! Ведь одни чувства более разрушительны, чем другие, и создают более сильные привязанности. Может, лучше заменять самые опасные чувства на безвредные или хотя бы на менее разрушительные для духовной жизни?

- Ты прав и не прав одновременно. То, что одни материальные чувства и привязанности лучше, чем другие — это неверно. Так думает твой погруженный в иллюзию ум. Но ты прав в том, что для ума и чувств хорошо бы найти такой объект, который вытеснил бы все временные обозначения этого несуществующего мира и заставил обратиться тебя — хотя бы через ум и чувства — к абсолютному миру, миру без обозначений и объектов. Обращение к собственной абсолютной сущности — вот истинное наслаждение души. Как только ты почувствуешь его, даже мельком, все в этом мире тотчас же потеряет для тебя притягательность, и аромат, и цвет…

Муни замолчал, как будто что-то вспоминая. А Шанта стал разглядывать принесенные сладости, одновременно с этим обдумывая сказанное учителем.

- Может быть, отвращение предшествует отречению? Ведь привязанность к объекту уже есть, и чтобы разорвать эту привязанность, необходимо так взглянуть на объект привязанности, чтобы он просто перестал привлекать! Взглянуть через отвращение…

- Что ж, попробуй! — сказал Муни с усмешкой, взяв с подноса сандеш и демонстративно откусив от него кусочек. — Попробуй развить отвращение к этим сладостям! Чтобы уничтожить привязанность…

Муни с удовольствием жевал. Он чувствовал, что с ним сегодня не все в порядке. Все время, пока он проповедовал ученику на счет отречения от чувств и их объектов, сам Муни думал только о сладостях на подносе! И, не утерпев, в конце концов, он воспользовался удачным моментом…

Сандеш таял на языке, словно молоко, вылитое в лесное озеро. Вкус, как казалось Муни, ощущался далеко в горле, растворяясь только где-то на подступах к желудку. Крупинки сандеша разбегались во все стороны и прятались в каждом удобном и неудобном месте, источая отовсюду свой аромат. Под языком и на языке, на зубах и между ними, на щеках внутри и чуть ли не снаружи!.. Удивительный вкус заполнил весь рот мудреца. Но даже и этот, казалось бы, непревзойденный вкус, менялся. То и дело на языке таяли крупинки пальмового сахара — такие микроскопические и так умело расплавленные, что даже и непонятно было, что это за чудесные вкусовые крапинки попадаются то и дело. Кроме того, ближе к центру сандеша крупинки сахара были все более и более сгущенными, и вкус от этого также изменялся, становясь насыщеннее.

Муни дожевывал сандеш и анализировал свои ощущения. Ему было и досадно, и интересно одновременно. Он взглянул на Шанту и рассмеялся. Внутренняя борьба ученика была написана на его лице! У него, что называется, текли слюнки.

А Шанта пытался выполнить указание гуру. «Я не голоден, я не голоден, — сначала повторял он. — Все, что я вижу на подносе, через какое-то время превратится в…» И Шанта во всех подробностях представлял себе «продукт переработки». Это помогало, пока юноша не смотрел на поднос. Когда же взгляд останавливался на сладостях, отвратительная картина, созданная в уме, таяла. Тогда Шанта решил не отрывать взгляда от объекта (то есть от сладостей) и накладывать свое отвращение прямо на него. И даже это через какое-то время у него в той или иной степени получилось, но стоило ему взглянуть на Муни, когда тот с удовольствием, разве что не жмуря глаза, откусывал очередной кусочек!.. Шанта отвел взор.

Через какое-то время Муни насытился. Он съел бы еще, но вдруг заметил, что проглотил уже больше половины всех сладостей! Обычно Муни довольствовался одним маленьким сандешем и несладким йогуртом. «Пожалуй, традиция есть утром молочные сладости пошла мне во вред. Я ведь не Божество в храме, в конце концов!» — Муни сердито закончил завтрак и встал, разрешая приступить к еде ученику. Когда Муни вернулся с реки, Шанта уже заканчивал, дожевывая с набитым ртом.

- Если уж наслаждаешься, хоть делай это с толком! — бросил Муни, сев невдалеке и ожидая, когда ученик очистит место «пира». Тот сделал вскоре все, что необходимо.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

РанееУход святого ДалееЖуткая жизнь

Читать похожее

3 комментариев

  1. Спасибо Вам за это чудо!
    Июн 10, 2011

    Спасибо Вам за это чудо!
    Прочитал, буквально, на одном дыхании!
    Как только появится такая возможность — куплю электронную версию, распечатаю и ознакомлю своих наставников и соратников.

    Лично на меня сильно повлиял эпизод, где Шанта наконец-то понял, чтО такое настоящая медитация; в этот момент у меня мелькнула мысль, что я тоже хочу это понять…

    Низкий Вам поклон.
    Да благословит Господь Вас и Вашу семью!

    С уважением, Павел.

    Ответить
  2. hela
    Июл 21, 2011

    Можно ли досрочно присвоить звание «ЛУЧШЕЕ» этой повести?
    Волшебно!Погружаешься в повествование и живешь им.И привязываешься)))И не жалеешь,что привязался.
    Максим,хотелось бы маленький словарик с Вашим толкованием упомянутых имен и терминов для непосвященных,можно отдельной статьей.

    Ответить
  3. Дмитрий
    Окт 11, 2011

    Произведение очень понравилось. С удовольствием прочитал бы продолжение.
    Заставляет задуматься : «Сколько жизней мне теперь предстоит хрюкать?»

    Ответить

Комментировать