Виток клубка

Сервис

- У тебя что-то со слухом. Я слышу все до последней ноты, — ответил Муни, а потом с неприкрытой иронией добавил. — Так что ты там говорил насчет победы над умом?

- Да! — воодушевился Шанта. — Я победил ум! Когда я подходил к поющим, я вдруг узнал голос Мохини… Помните? Она еще сюда приходила, приносила бальзам…

- Как же, помню, — усмехнулся Муни. — Наверное, твоя победа заключалась в том, что ты не побежал к ней навстречу, а вернулся ко мне… похвастаться своими достижениями?..

- А как вы догадались? — разочарованно спросил Шанта.

- Не велика сложность, — Муни снова стал серьезен. — Это не твоя победа над умом. Это ложная победа ума над самим собой!

- Как это? — не понял Шанта.

- Настоящая победа над умом — это когда он не реагирует и не возбуждается при соприкосновении чувств с объектами чувств. Вот если бы ты услышал пение своей Мохини и воспринял его наравне с пеним птиц, то мог бы сказать мне, что победил ум. А так… Ты просто задавил одно желание, то есть желание увидеть привлекательный для ума объект, желанием похвастаться своей стойкостью передо мной…

Шанта потупился.

- Но ведь я не поддался уму, который хотел бежать вперед!.. — Казалось, юноша обиделся.

- Да, конечно, — вдруг согласился Муни. — Ты действительно прогрессируешь!

Шанта посмотрел на учителя, боясь увидеть в его глазах насмешку. Но Муни был серьезен.

- Наверное, мне пора начать знакомить тебя с техникой анализа ума, — продолжил йог. — Чтобы ты сам мог различать и распознавать его побуждения. Тогда мне не придется одергивать тебя из-за каждой мелочи… И ты сам научишься понимать, где победа, а где просто очередной обман…

Шанта задумался. Он смутно помнил, что хотел о чем-то спросить гуру. О чем-то важном и интересном.

Муни смотрел на ученика.

- Тебе действительно нравится Мохини? — неожиданно сменил тему разговора Муни.

- Нет! — быстро ответил Шанта. — Ведь это всего лишь кожаный мешок, набитый кровью, кишками, мясом и слизью! Как это может нравиться?..

- А если честно? — Муни понял, что на серьезные занятия сегодня вечером рассчитывать не приходится, поэтому стоило решить одну давнюю проблему…

- Да, нравится! — ответил Шанта и смущенно отвернулся. — Или нравилась, лучше сказать… Ведь она — очень хорошо набитый кожаный мешок…

Муни рассмеялся.

- Тот, кто шутит над своими привязанностями, почти победил их! — сказал он и замолчал, погруженный в свои мысли.

Шанта повторил про себя: «Тот, кто шутит над своими привязанностями, почти победил их». А потом тоже стал думать о чем-то своем, одновременно пытаясь вспомнить, о чем же он все-таки хотел спросить учителя.

Муни думал о нынешнем воплощении своего ученика. Йог пытался проследить кармические витки бесконечного клубка. И для этого заглянул недалеко в прошлое, на одну жизнь назад…

Тогда Шанту звали Дука-ха, что означало «уносящий несчастья». Но все его звали просто Дука…

Он родился младшим сыном в очень бедной семье, которая и без нового едока едва сводила концы с концами. Отец батрачил на богатых землевладельцев, обычно получая за целый день работы только рис, которого семье не хватало даже на то, чтобы вволю наесться. Несмотря на суровую жизнь и работу по дому, в которую его вовлекли с самого раннего детства (а может быть, благодаря этому), Дука рос здоровым и крепким парнем. Но с самого детства, наверное, с того самого времени, как Дука научился говорить, он стал мечтать только об одном: Дука очень хотел разбогатеть. Едва научившись связно говорить, Дука стал рассказывать родителям и старшим братьям, что когда-нибудь, когда он, Дука, вырастет, то станет очень богатым, и они будут жить в красивом большом доме, и у них будет много слуг… Родители улыбались и трепали сына по голове.

- Ну, видать, не зря мы тебе дали такое имя — Дука-ха! — говорили они.

Дука рос и вскоре понял, что богатства на бедных безземельных крестьян сами собой сваливаются только в сказках. А в жизни, если ты родился в семье бедного наемного работяги, то тебе тоже на роду написано прожить жизнь бедного наемного работяги. Но Дука не отчаялся, он стал тайком бегать к старому, подслеповатому брахману, который оставил дом и теперь жил на краю деревни, готовясь принять полное отречение от мира. Дука упросил простодушного брахмана научить его читать и писать, выдав себя за сына торговца. Дука родился в семье шудры, а шудрам не полагалось знать больше того, что необходимо для их ремесла. Под страхом серьезного наказания, Дука вечерами, едва не падая от усталости после работы на полях, прибегал к старому брахману и брал у него уроки. Неожиданно Дука оказался очень способным учеником и вскоре уже бегло читал стихи из «Рамаяны»… Брахман только удивленно цокал языком и хвалил случайного ученика:

- Ачча! Ты не из касты торговцев, нет! Наверное, ты из семьи разорившихся кшатриев? А? Скажи мне правду?..

Дука смущенно молчал. Но однажды не выдержал и спросил:

- Знание поможет мне разбогатеть?..

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

РанееУход святого ДалееЖуткая жизнь

Читать похожее

3 комментариев

  1. Спасибо Вам за это чудо!
    Июн 10, 2011

    Спасибо Вам за это чудо!
    Прочитал, буквально, на одном дыхании!
    Как только появится такая возможность — куплю электронную версию, распечатаю и ознакомлю своих наставников и соратников.

    Лично на меня сильно повлиял эпизод, где Шанта наконец-то понял, чтО такое настоящая медитация; в этот момент у меня мелькнула мысль, что я тоже хочу это понять…

    Низкий Вам поклон.
    Да благословит Господь Вас и Вашу семью!

    С уважением, Павел.

    Ответить
  2. hela
    Июл 21, 2011

    Можно ли досрочно присвоить звание «ЛУЧШЕЕ» этой повести?
    Волшебно!Погружаешься в повествование и живешь им.И привязываешься)))И не жалеешь,что привязался.
    Максим,хотелось бы маленький словарик с Вашим толкованием упомянутых имен и терминов для непосвященных,можно отдельной статьей.

    Ответить
  3. Дмитрий
    Окт 11, 2011

    Произведение очень понравилось. С удовольствием прочитал бы продолжение.
    Заставляет задуматься : «Сколько жизней мне теперь предстоит хрюкать?»

    Ответить

Комментировать