Виток клубка

Сервис

А Мохини все молилась и молилась… К концу месяца, лишенная работы, не зная чем себя занять, она начала много читать. Пару раз ездила в город за книгами. Особенно большое впечатление произвела на девушку история про Вишвамитру и Менаку. Читая, она просто видела на их месте себя и Муни! «Жаль только у них родилась девочка, но это ничего, ведь у Менаки не было цели зачать сына, она просто соблазнила мудреца по приказу своего господина», — думала Мохини, размышляя над прочитанным. Она перечитывала историю много раз и мечтала. Молилась и мечтала. Но к концу месяца, Мохини поняла, что как бы она ни просила бога, Муни сам не придет, и она решила действовать… «Пусть я погибну или непременно добьюсь своего!» — сказала себе Мохини, отбрасывая все страхи. Шанс заработать от мудреца проклятие, а не сына, был велик, и девушка прекрасно это понимала, но одержимая идеей, не слушала доводов разума. «В конце концов, кто я такая? — говорила сама с собой Мохини. — Даже если я сгорю в огне гнева мудреца, что с того? Все только выиграют! Даже я сама! Может, следующее рождение будет более удачным».

Так прошел месяц…

 

9.

…Начинался небольшой местный праздник. Все молодые девушки деревни собрались вместе, желая как следует развлечься. Пригласили и Мохини. Она хотела отказаться — не до развлечений ей было, но затем согласилась, имея кое-что в виду. Обычно ей не удавалось принимать участие в девичьих гуляниях: по праздникам она почти всегда была занята… Да и не звали ее — из-за работы не больно жаловали. Но тут, прослышав, что Мохини порвала с «поездками в город», решили пригласить. В качестве поддержки, наверное. Для начала девушки хотели пойти купаться на какое-нибудь безопасное лесное озеро, вдоволь поплавать, а потом устроить подношение богине Катьяяни, попросить хорошего мужа, попеть, поболтать и как можно больше съесть…

Мохини, зная этот примерный план, с утра подготовила все необходимое: ингредиенты для жертвоприношения, чистую одежду, вину, на которой умела красиво играть… Теперь она быстро готовила разные блюда: и острые, и соленые, и сладости. Ее руки умело бегали по столу от одного кушанья к другому, ничего не пропуская и не опрокидывая. Мохини знала, что без соревнования на маленькой лесной пирушке не обойтись, и не хотела проигрывать. Сложность в том, что многие блюда, которые она особенно хорошо готовила, не годились или почти не годились. Сложно, например, было взять что-то жидкое. Мохини сделала много молочных сладостей, которыми славилась и за счет которых хотела если не выиграть, то хотя бы не остаться незамеченной на общем пиру. Сестры Мохини, вернее дочки хозяйки, тоже собирались в лес и каждые пять минут покрикивали, торопя Мохини. У нее все было готово, и она ушла к себе в комнату, оставив пищу остывать.

Мохини еще раз помолилась Господу, отдохнула, слушая, как на кухне сестры гремят посудой (у них постоянно что-то падало), и стала собираться. Девушки договорились встретиться на краю деревни в середине дня, ближе к вечеру. Кто-то из девушек боялся, что они загуляются до темноты, кто-то втайне надеялся на это… Но все одинаково хотели развлечься и отдохнуть от домашних дел. Мохини надеялась на кое-что еще… Она вышла чуть раньше и медленно пошла к назначенному месту встречи.

Мохини пришла одной из первых. Но вскоре стали подтягиваться и остальные. Подходили все новые и новые девушки, шумно здоровались и сразу начинали говорить о том о сем, будто не делали этого целую вечность. Мохини только успевала приветствовать вновь прибывающих, перекидываясь с ними парой слов…

Смех, гам…

- Ну что, все собрались? Пойдем что ли? — сказала Падма-Лочани, дочь одного из местных брахманов. Она, благодаря происхождению, умела проводить необходимые обряды и потому считала себя (не без оснований) самой важной в этом молодом собрании. Ее почитали за то, что она брахманка и любили за то, что она не кичилась своим происхождением, была доброй и не гордой. Ведь дочери других брахманов деревни сочли ниже своего достоинства идти вместе со всеми.

Услышав Лочани, девушки немного поутихли и, готовые отправиться в путь, подняли с земли свои свертки.

- Я знаю одно озеро, — продолжала Падма-Лочани, — которое совсем не зарастает. В него втекает река и тут же вытекает, а потом бежит к Ганге. Пойдемте к нему.

Девушки зашагали по раскалившейся за день дороге в сторону леса.

- Это озеро холоднее других. Иногда оно даже очень холодное, — рассказывала Лочани. — Но в нем очень хорошо купаться в такие жаркие дни, как сегодня. От него совсем недалеко идти до Ганги, так что можно будет спуститься и поклониться священной реке. Взять воду для поклонения. Тогда жертвоприношение обязательно будет успешным.

- А где это озеро? — спросил кто-то.

- Знаете дом свинаря? Он живет за границей деревни. Так вот, от его дома немного вглубь леса и потом в бок по лесной тропинке. Там еще такое большое-большое дерево…

При этих словах сердце Мохини радостно екнуло.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

РанееУход святого ДалееЖуткая жизнь

Читать похожее

3 комментариев

  1. Спасибо Вам за это чудо!
    Июн 10, 2011

    Спасибо Вам за это чудо!
    Прочитал, буквально, на одном дыхании!
    Как только появится такая возможность — куплю электронную версию, распечатаю и ознакомлю своих наставников и соратников.

    Лично на меня сильно повлиял эпизод, где Шанта наконец-то понял, чтО такое настоящая медитация; в этот момент у меня мелькнула мысль, что я тоже хочу это понять…

    Низкий Вам поклон.
    Да благословит Господь Вас и Вашу семью!

    С уважением, Павел.

    Ответить
  2. hela
    Июл 21, 2011

    Можно ли досрочно присвоить звание «ЛУЧШЕЕ» этой повести?
    Волшебно!Погружаешься в повествование и живешь им.И привязываешься)))И не жалеешь,что привязался.
    Максим,хотелось бы маленький словарик с Вашим толкованием упомянутых имен и терминов для непосвященных,можно отдельной статьей.

    Ответить
  3. Дмитрий
    Окт 11, 2011

    Произведение очень понравилось. С удовольствием прочитал бы продолжение.
    Заставляет задуматься : «Сколько жизней мне теперь предстоит хрюкать?»

    Ответить

Комментировать